Главная страница

Главная страница | Архив | Содержание номера

Номер 10(347) 12 мая 2004 г.

ЭССЕ

Сай ФРУМКИН (Лос-Анджелес)

Воля Сталина — американскими штыками

Английское слово «keelhaul» означает «килевать, протаскивать под килем корабля в наказание за проступок».

Я думаю, вы, скорее всего, не слышали об операции «Кeelhaul». В 70-х годах, когда была снята секретность с этой операции, вышла книга, но ее почти никто не читал. Сюжет не привлек внимания широкой аудитории: в нем не было секса, погонь, потасовок, а были ужасы и насилие, но совсем не те, что привлекают американцев в кинотеатры или к книжным прилавкам. Кроме того, жертв было слишком много. Кто-то сказал, что одна смерть — это трагедия, а миллион смертей — это статистика. Автор этих слов был по-своему прав. Речь шла о трех с половиной миллионах жертв — кого же такое может заинтересовать?!

Эта история начинается с момента, когда Советский Союз с позором исключили из Лиги Наций после его нападения на маленькую Финляндию в 1939 году. Исключение из Лиги Наций означало также, что Женевское соглашение о содержании военнопленных не распространялось на советских солдат, во всяком случае, так считали немцы. Поэтому с пленными солдатами Красной Армии они обращались совсем не так, как с другими.

В соответствии с Женевским соглашением военнопленные имеют определенные права. Условия их содержания могут проверяться представителями Красного Креста. Они могут получать посылки. Их нельзя насильно заставлять работать. Они могут отправлять и получать письма. Им должна предоставляться медицинская помощь.

Ни одним из этих прав не пользовались советские военнопленные.

А их было много. В начале войны советские солдаты сдавались в плен ротами, батальонами, полками. Они были не готовы к войне, не хватало вооружения, грамотных военачальников. Во время предвоенных чисток Сталин уничтожил цвет высшего командного состава, поэтому батальонами и полками порой командовали малограмотные вчерашние сержанты. Многие солдаты имели причины держать зуб на кровавый сталинский режим, они добровольно шли в плен, воодушевленные агитационными немецкими листовками, убеждавшими их не погибать «за жидов и комиссаров» и обещавших спокойствие и благоденствие в плену.

Однако разочарование наступало сразу. Одним из первых приказов немецкого главнокомандования после вторжения в Советский Союз был так называемый «приказ о евреях и комиссарах». В соответствии с этим приказом все колонны советских военнопленных до отправления их в тыл проверялись офицером или даже сержантом на предмет наличия комиссаров, т.е. коммунистов, и евреев. Найденные расстреливались на месте. Пленные стояли по стойке «смирно», немцы шагали вдоль шеренг: «Ты похож на еврея!» Команда «три шага вперед!» и очередь из автомата…

Остальных отправляли в тыл. По пути туда не было ни еды, ни воды, ни медицинской помощи. Часто и в лагерях этого недоставало. Устраивались массовые казни. В Бабьем Яру, где было расстреляно 150 тысяч евреев, лежат тридцать тысяч советских моряков. Их взяли в плен, провели по Киеву и расстреляли у печально известного оврага. Были лагеря, где каждая травка, каждый листик, всё, что попадалось под руку, шло в пищу, потому что пленных не кормили. В некоторых лагерях были даже случаи людоедства.

Три с половиной миллиона погибли в плену, семь из каждой десятки. Это никого не волновало. Они не были американцами или англичанами. Я думаю, если бы семь из десяти американских пленных погибли тогда в лагерях для военнопленных, то сегодня не было бы независимой богатой Германии. Но это уже другой сюжет.

Сталин хотел, чтобы все выжившие вернулись назад. Он настаивал на том, что советские граждане — военнопленные, депортированные гражданские лица, евреи — должны быть интернированы обратно в СССР. Однако не все хотели возвращаться в «тюрьму народов». Вот тут-то и состоялась операция «Keelhaul».

Около восьми тысяч британских военнопленных были освобождены Советской армией из лагерей Польши и Восточной Германии. Сталин заявил, что он не отпустит их домой до тех пор, пока американцы и англичане не депортируют всех советских граждан из английской и американской оккупационных зон Германии. Союзники поддались на этот шантаж и организовали операцию с весьма циничным названием «Keelhaul». Американские и английские солдаты, вооруженные штыками, насильно загоняли советских граждан в закрытые вагоны и отправляли составы на восток. Были случаи самоубийств, были манифестации, просьбы, сопротивление. Ничего не помогало. Всех вернули назад.

На родине бывших пленных судили за нарушение приказа «не сдаваться в плен». Кого-то расстреляли, других отправили в тюрьмы и лагеря. Большинство освободили через пару лет, но им суждено было жить с клеймом «предатель». Евреям говорили: «Раз вы остались в живых, значит, вы сотрудничали с немцами». Все, кто оказался во время войны на оккупированных территориях, были под подозрением. Даже евреи, потерявшие своих родных и чудом избежавшие смерти, должны были молчать, скрывать свое «позорное» прошлое.

Операция «Keelhaul» была засекречена в течение 25 лет после войны. В 1970 году материалы об этой операции стали достоянием гласности, и два американских профессора-историка написали о ней книгу. Никто ее не покупал, никого она не интересовала, всё, как говорится, «быльем поросло», разве только кое-где вспоминают старики о пережитом…

 

Поклонники смерти

 

Еврейский тост «лехаим» знают почти во всём мире. Даже те, кто никогда не пили с евреями, смотрели, скорее всего, экранизацию мюзикла «Скрипач на крыше» и наверняка помнят слова песни из этого фильма: «За жизнь, за жизнь, лехаим!» («To life, to life, l’hayim!»).

А есть ли у приверженцев джихада — террора во имя ислама, традиционный тост? Скорее всего — нет: ведь считается, что мусульмане не пьют. Но если бы был — за что бы они могли пить? За смерть? За изощренных убийц? За муллу, который сказал, что евреи будут побеждены, потому что они слишком любят жизнь, а «мы, последователи Мухаммеда, её не любим»?

С этими ревностными поклонниками смерти большая проблема: они не ограничиваются распространением своих убеждений в своей среде. К сожалению, их одержимость распространения своей философии среди неверующих сводится к одной единственной цели — уничтожать как можно больше иноверцев — этих ненавистных любителей жизни, и чем скорее, тем лучше.

Пока я пишу эти строчки, по телевизору показывают репортаж о последних зверствах в Ираке. Более 68 человек убиты, включая свыше 20 детей, сожженных в школьных автобусах по пути в школу. Мир не содрогается. Мы уже давно привыкли видеть подобное в Иерусалиме и Тель-Авиве, поскольку террор — неотъемлемая часть ближневосточного конфликта. А в Мадриде? Ведь, в самом деле, Испания послала своих солдат сражаться вместе с американцами, так что для мадридского теракта желающие могут найти оправдание. А сейчас, когда новое испанское правительство отзовёт свои войска из Ирака, мусульманские бойцы оценят этот шаг по достоинству и не тронут больше испанцев, не так ли?

Так, да не так. Чем же эти самые террористы могут оправдать убийство иракских детей — мусульманских детей в их собственной стране? И какова причина взрывов, уничтожающих гражданское население в мусульманских Индонезии и Пакистане? В Малайзии, в Кении, на Филиппинах? Почему террористические группы обосновались в Швеции — стране, известной своей благосклонной поддержкой так называемых «исламских борцов за свободу»? И почему развивается террор во Франции, ставшей во главе оппозиции Америке и публично провозгласившей Буша и Шарона злодеями и извергами?

Мы, любящие жизнь, не можем понять поклонников смерти. Мы продолжаем искать другие причины, истинные причины этого безумия. Мы не понимаем, что для тех, кто проповедует религию смерти и убийства, это вовсе не безумие. Они не считают, что они грешат, они полагают, что выполняют святые обязательства и облагораживающие их жалкие жизни религиозные заповеди и обряды по воле их Бога и его наместников на Земле, за что будут щедро вознаграждены на том свете.

Время от времени убийцы вступают с нами в диалог. Используя замешательство в наших рядах, они спекулируют словами типа «притеснение», «колониализм», «оккупация», «исторические права», чтобы оправдать убийства невинных детей и их родителей. Многие попадаются на их удочку, принимая за чистую монету их оправдания и прощая им их непростительные дела. В поисках компромиссов эти наивные любители человечества призывают уважать убеждения мусульман, щадить их гордость и чувство собственного достоинства и, самое главное, не унижать и не оскорблять их, чтобы не провоцировать их на «справедливые» негодование и ненависть.

Когда Израиль наконец-то расправился с двумя руководителями самой кровавой террористической группировки, поклонники смерти мгновенно откликнулись и разразились предупреждениями об ужасном возмездии. Почти все страны осудили Израиль за содеянное, хотя эти двое давным-давно заслужили десятки, если не сотни смертных казней за свои чудовищные преступления.

Как тут не вспомнить грустный анекдот, относящийся к временам Холокоста:

Двух евреев эсэсовцы ведут на расстрел. Один из них поворачивается к своим палачам и начинает громко проклинать Гитлера и нацистов. Второй еврей, в панике, оттаскивает его.

«Ты что, с ума сошел?», — спрашивает он. «Хочешь довести нас до беды? Хочешь, чтобы они вконец на нас разозлились?!»

Так и мы по-дурацки волнуемся из-за того, что поклонники смерти ещё больше на нас рассердятся. Что еще они могут сделать? Неужели кто-то думает, что число израильских жертв террора уменьшится, если израильтяне в ответ на теракты проявят большую сдержанность, пойдут на уступки? Или США подвергнется большей опасности, если у арабов появится повод ненавидеть нас еще яростнее? Они ведь, в сущности, всегда нас ненавидели, задолго до того, как израильтяне обезглавили Хамас. В течение многих лет тысячи мусульман публично жгли американские флаги и совершали против нас теракты — вспомните Сомали, военный корабль «Коул», взорванные самолеты, Бейрут, первую попытку взрыва Всемирного торгового центра в Нью-Йорке, катастрофу 11 сентября и многое другое.

Два с половиной года после 11 сентября актов террора против США не было. Я убежден, что причина не в том, что террористы не предпринимали попыток, а в том, что нам удалось предотвратить эти попытки, точно так же как по большей части удается Израилю.

В начале XX столетия Великобритания очень жестоко и эффективно усмирила Ирак и другие арабские страны. Англичане занимали город или деревню, брали в заложники старейшин и давали им ультиматум: либо в течение 24 часов они выдадут возмутителей спокойствия, либо их повесят. Если по истечении указанного срока от арестованных не поступало нужной информации, их вешали и брали других заложников. В конечном счете, нарушители спокойствия оказывались в руках британской армии, и они уходили, вызывая у местного населения больше страха и уважения, чем ненависти.

Методы англичан останутся на их совести, но в наши дни, участвуя, фактически, в III-й мировой войне, мы пользуемся средствами II-й мировой. Чтобы победить, мы должны адаптироваться к новой суровой и беспощадной действительности, к борьбе не на жизнь, а на смерть против врага, для которого жизнь, включая собственную, ничего не стоит, для которого единственный и желанный исход — это смерть.

Главная страница | Архив | Содержание номера

Номер 10(347) 12 мая 2004 г.

[an error occurred while processing this directive]