Главная страница

Главная страница | Архив | Содержание номера

Номер 9(346) 28 апреля 2004 г.

Вероника ГЕНИНА (Израиль)

Дорога к Храму

Пасха в Храме Гроба Господня в Иерусалиме (Кувуклия — часовня)

Донесения израильской армейской разведки о готовящихся терактах не испугали тысячи верующих, прибывших из разных стран мира в Иерусалим, чтобы в дни Пасхи вознести молитву в Храме Гроба Господня.

В этот теплый солнечный день добраться до главной христианской святыни оказалось нелегко: полиция перекрыла все подступы к Старому городу. Автомобили не пропускали вовсе, а пешеходов придирчиво досматривали.

Впрочем, усиленными мерами по обеспечению безопасности в Израиле и уж тем более в Иерусалиме никого не удивишь: именно благодаря бдительности пограничников и полицейских только за последние недели были предотвращены чудовищные теракты.

Удостоверившись, что въехать в Старый город на машине невозможно, мы с фотохудожником Игорем Тубиным паркуемся на небольшой площадке неподалеку от Яффских ворот и направляемся к цели пешком.

Рядом с Яффскими воротами дежурит улыбчивый араб, предлагающий израильтянам и гостям страны прокатиться на верблюде. Двугорбое животное смиренно возлежит на отполированных камнях, будто дожидаясь, когда же на него взгромоздится очередной искатель острых ощущений.

— А сфотографироваться на фоне верблюда можно? — интересуется мой спутник.

— Пожалуйста! Давай десять шекелей!

— За что платим?! — спрашиваю я.

— Экзотика, мадам! Старый город… Здесь даже воздух особый!

В этом «укротитель» верблюда абсолютно прав: дыхание Старого города настолько чисто и прозрачно, что, оказавшись в его стенах, испытываешь ни с чем не сравнимые ощущения. Кажется, что за спиной выросли крылья, и ты вот-вот воспаришь в бездонное синее небо...

— Проводить вас до Храма Гроба Господня? — предлагает по-английски рослый араб-христианин. — Через полчаса начнется богослужение.

— Спасибо, вы очень любезны, но дорогу к Храму мы уж как-нибудь найдем…

— Сюда! — командует увешанный камерами фотограф.

Ныряем в прохладу арабского рынка. Узкая, вымощенная скользкими камнями улочка спускается вниз.

— Are you from Germany? (Вы приехали из Германии?) — бросается ко мне владелец сувенирной лавки. — Глядите: серебряные украшения ручной работы. Недорого: всего десять долларов за серьги.

— В другой раз, спасибо!

— Значит, и вы тоже приехали исключительно на Пасху?..

Только сейчас до меня дошло, что сегодня большинство гостей Старого города — иностранцы, прибывшие в Израиль с одной-единственной целью: вознести молитву в самом священном для христиан месте.

И действительно, пробиться в Храм Гроба Господня непросто: все подступы к величественному сооружению забиты людьми. Повсюду звучит русская речь. Молодые священнослужители в черных рясах, монахини с прекрасными лицами — одухотворенными, отрешенными… Группа верующих гречанок. Головы покрыты косынками, на глазах — слезы радости и умиления.

Храм Гроба Господня носит еще и другое название: Храм Воскресения Христова. Это — самая главная из всех христианских святынь: именно здесь находятся гора Голгофа, где был распят Иисус Христос, а также и Гроб Господень, где, согласно преданию, три дня пребывало Его тело.

В самом Храме расположено много других святынь, связанных с событиями Страстной недели и Воскресения Спасителя.

Немного истории

Начало строительства Храма относится к 326 году, ко времени посещения Иерусалима святой императрицей Еленой; постройка была завершена в 335 году. В 336 году Храм посетили участники собора в Тире, он был украшен и освящен.

Греко-православный священник Храма Гроба Господня

13 сентября 614 года, в период нашествия персов, Храм подвергся разрушениям. Но в 626 — 629 годах Иерусалим был отвоеван войсками византийского императора Ираклия, который в ознаменование праздника Воздвижения 14 сентября 629 г. восстановил на Голгофе святой Крест. В том же 629 году игумен монастыря св. Феодосия Модест заново воздвиг Храм Воскресения Христова, но с 636 г. Иерусалимом и Храмом овладели арабы-мусульмане.

Православное богослужение, однако, не прерывалось, что было утверждено особой охранной грамотой, выданной халифом Омаром ибн-Хаттабом в 637 г. Иерусалимскому патриарху Софронию.

Строительные работы в Храме Воскресения Христова проводились вплоть до XIX века, что и определило его своеобразный облик. У входа находится знаменитая колонна с трещиной от Благодатного Огня, сошедшего сюда, когда Православной Церкви не было позволено служить на Пасху в Кувуклии (часовне).

Сейчас рядом с этой колонной застыли в благоговейном молчании две женщины, приехавшие из России. В руках одной из них — крестик. Другая припала губами к прохладе камня, как будто пытаясь впитать в себя его мощную энергию.

На протяжении двух тысячелетий православные христиане встречают свой величайший праздник — Воскресение Христово в Храме Гроба Господня. И каждый раз все, кто находится в этом месте, становятся свидетелями чуда схождения Благодатного Огня.

В 2003 году впервые Благодатный Огонь из Иерусалима был доставлен в Москву, в Храм Христа Спасителя к началу пасхального богослужения. Для его транспортировки, по рекомендации Международного олимпийского Комитета, были предоставлены уникальные контейнеры, изначально созданные для перевозки олимпийского огня. Огонь был также передан в храмы Москвы, Санкт-Петербурга, Украины, Беларуси, Молдовы, Сербии и многих других стран.

Молчаливые вера, надежда, любовь

10 апреля этого года документальные кадры, снятые в Храме Гроба Господня во время литании, показывали по российскому телевидению. Тем не менее, никакой прямой репортаж не может передать атмосферы, царящей в этих древних стенах.

Как выразился один экскурсовод, Храм этот не что иное, как «машина времени». Фантастичность его устройства поражает. Здесь каждый камень, каждый закоулок несет в себе историю. Вот мы стоим на дохристианских камнях, где отдыхали римские солдаты. Вот Узы Христа — два отверстия в каменном полу, куда перед Казнью, при водружении Креста на Голгофу, вдели его ноги и закрепили колодкой. А вот мы уже в переходе от Уз…

За главным входом перед странником предстает Камень Помазания — простая, чуть выщербленная временем плита, заключенная в мрамор и озаряемая сверху лампадами. Сворачиваем направо и поднимаемся по крутой каменной лестнице, ведущей на вершину горы Голгофы.

Прежде, в годы студенческой юности, я представляла Голгофу настоящей горой, а не каменным валуном, выступившим из земли и к тому же находящимся в Храме.

И вот мы наверху. Всё здесь сияет золотым убранством — лампады, иконы, росписи, мозаика… Под толстым стеклом — основание камня, куда был водружен Крест. Впрочем, сегодня к нему не пробиться. Тысячи паломников терпеливо дожидаются своей очереди, чтобы зажечь свечу и произнести слова молитвы.

— Роберт, сделай, пожалуйста, снимок на память! — шепчет своему мужу по-английски дородная дама.

— А это разрешено?

— Все вокруг фотографируют!..

И действительно, в разных частях Храма то и дело прорезают полутьму всполохи фотовспышек. Фотографировать здесь не возбраняется: ведь многие верующие проделали неблизкий путь, чтобы воочию увидеть величайшую христианскую святыню. Увидеть и запечатлеть!

Вот серебряный диск, указующий место, куда был водружен Крест на скале. Трещина в основании Креста расколола Голгофу. Мы видим эту продольную трещину, спускаясь по лестнице от Распятия. Впереди осторожно, чтобы не поскользнуться, спускается древняя старуха. Ее поддерживает под руку женщина средних лет. По виду — гречанки…

Теперь перед нами — шагах в десяти — Камень Помазания, куда положили Тело Его по снятии с Креста. Здесь Иосиф Аримафейский умастил его, напитал благовониями и маслами Плащаницу.

Слегка шероховатый Камень — одно из двух мест на всей земле, где без участия священника совершается таинство освящения. Проходя мимо, вижу припадающих к Камню паломников из всех стран. Кто просто целует Камень, кто освящает на нем крестики…

Кувуклия

Наконец мы вошли под главный, гигантский купол Храма, окруженный колоннадами, нишами, балконными переходами, и приближаемся к самому святому месту на земле — Гробу Господню. Над ним, в центре Храма, возвышается каменная ротонда, по-гречески Кувуклия, а по-русски — часовня.

Молящиеся у Камня Помазания при входе в Храм

Сегодня к ней выстроилась нескончаемая очередь. Каждый дожидается возможности, пригнув голову, войти в маленькую пещеру, метра два в длину и метра полтора в ширину. Великолепные лампады, иконы покрывают стены пещеры и потолок, нависая над плитой Гроба Господня. А сама плита, расколотая надвое, розоватого цвета. Над ней, в нише, ставят свечи. Здесь надо побыть наедине с собой, в благоговейном молчании и молитве, но сегодня Пасха — и народ всё прибывает…

Ровно в пять часов вечера у нас над головой разносится мелодичный перезвон колоколов. По Храму струится аромат ладана. Звучат голоса священников, читающих молитву на разных языках: греческом, русском, армянском…

Выходим во двор.

Группа паломников из Греции фотографируется с патриархом. Взволнованные женщины поднимаются по ступенькам, ведущим в обитель коптов: попасть в объектив хочет каждый, чтобы потом, по возвращении домой показывать родным и друзьям исторический снимок.

— Как тебя зовут? — доносится до нас голос русского батюшки.

— Ирина…

— И откуда ты приехала, дочь моя?

— Из Москвы, святой отец! В будущем году снова встречу Пасху в Иерусалиме…

Звучат слова благословения. Выбираемся обратно на арабский рынок, чтобы по узкой улочке подняться на площадь Старого города. В ливанском ресторане араб-христианин предлагает нам горячую питу с хумусом и овощным салатом.

Время пролетело незаметно: мы изрядно проголодались. А может, в Старом городе даже пита кажется пищей богов?..

Фото Игоря Тубина

Главная страница | Архив | Содержание номера

Номер 9(346) 28 апреля 2004 г.

[an error occurred while processing this directive]