Главная страница

Главная страница | Архив | Содержание номера

Номер 9(346) 28 апреля 2004 г.

Сергей БАЙМУХАМЕТОВ (Москва)

Я ВАМ ВЕРИЛА!.. Я ВАС ВЗОРВУ!..

В Москве вынесен приговор Зареме Мужахоевой — 20 лет заключения в колонии общего режима.

Зарема Мужахоева

Эта молодая женщина была задержана в центре Москвы с сумкой, в которой находилось взрывное устройство. На ее странное поведение обратили внимание охранники одного из кафе и вызвали милицию. При разминировании заряда погиб взрывотехник Трофимов.

На предварительном следствии Мужахоева говорила, что пыталась привести заряд в действие, нажимала на кнопку, но устройство не сработало. На суде отказалась от этих показаний и заявила, что даже и не пыталась. На этом основании её адвокат Наталья Евлапова просила суд снять с нее обвинения в «терроризме» и «покушении на убийство» и осудить только по статье «Незаконное хранение и перевозка взрывчатых веществ». Однако присяжные признали ее виновной по всем трём пунктам. С Мужахоевой случилась истерика. Журналисты слышали в коридоре, как она кричала: «Я вам верила, считала, что вы хорошие! Так вот вы какие! Я выживу и еще вернусь!» А также угрожала сделать то, что не сделала сейчас, то есть взорвать кого-нибудь из нас…

Что всё это означает — можно только догадываться: предполагать, что было сотрудничество с обвинением, по которому ей гарантировался срок заключения не больше 5-7 лет, как говорит адвокат Наталья Евлапова. Считается, что Мужахоева рассказала всё, что знает. Хотя шахидка-смертница много знать, конечно, не может, она лишь орудие. Известно, что по ее показаниям обнаружили склад оружия и взрывчатых веществ в подмосковном селе Толстопальцеве. Арестованы какие-то люди в Ингушетии. Но какое имеют они отношение к терроризму — также еще неясно. В прессу просочился рассказ Мужахоевой о ее кураторе в Москве — некоем связнике по имени Руслан. Однако при задержании этого Руслана убили — то есть оборвался или оборвали единственную ниточку, ведущую к террористам, действующим в Москве. Не могу не обратить внимания, что никто из подозреваемых в прямом совершении акта терроризма до суда у нас еще не дожил — всех убивали при задержании. Мужахоева — единственное исключение.

Но после такого приговора потенциальные шахидки сотрудничать со следствием не будут. Потому как результат известен. Не случайно Мужахоева кричала: «Я здесь сижу за Басаева! Из меня сделали общую кумушку!» Договорить ей не дали, тотчас же увел конвой…

Что это означает — опять же не очень понятно. То есть понятно, но утверждать нельзя ничего. И так будет до тех пор, пока суды у нас не станут открытыми. Ведь процесс над Мужахоевой проходил в закрытом режиме — без публики и прессы. Что, кстати, противоречит Конституции. А про здравый смысл и говорить нечего. На нас покушаются, нас взрывают, а власть судит этих людей втайне от нас. Бред сивой кобылы! Но это реальность, и никто даже и вопросом не задается. Ни один депутат не встал и не вопросил: «Это что же происходит, господа?!»

А коли так, то правды мы никогда не узнаем, и так называемые силовики по-прежнему будут вешать нам любую лапшу на уши. Специально говорю на таком улично-жаргонном языке, потому что он полностью соответствует атмосфере и ситуации.

ВЫСТРЕЛ В ГОЛОВУ

«Проституток ловят», — со злорадством думают иные московские старушки, глядя, как патруль проверяет документы у девушек в метро или на улице. На самом же деле многие милиционеры задерживают девушек, желательно — иногородних, без регистрации в Москве, шантажируют, увозят на снятые квартиры или насилуют их прямо в отделениях милиции. Став случайным свидетелем, 19-летний московский студент Герман Галдецкий в одиночку стал разоблачать бандитов в погонах. Он сам разыскивал потерпевших, уговаривал их дать показания, связывал со следователями, работниками министерства юстиции, сотрудниками управления собственной безопасности. Об этом и рассказал корреспонденту «Новой газеты». Через несколько дней Германа нашли на пустыре со смертельно опасным пулевым ранением в голову… Сейчас врачи института имени Склифосовского борются за его жизнь.

Выход газеты привлек к этому случаю общественное внимание. Министр внутренних дел взял расследование под личный контроль. Надеюсь, что насилование девушек прекратится. Но по большому счету власть не может ничего поделать, потому что она опирается не на закон, одинаковый для всех, а на милицию и всякого рода спецназы. А раз опирается — не может им, верным слугам, не позволить… Если наверху разворовывают природный и оборонный потенциал страны, то нельзя не позволить патрульному наряду обирать старушек, торгующих солеными огурцами у метро. Если верховная власть закрывает глаза на бессудные расправы в Чечне, то нельзя не позволить милиционерам задерживать в Москве кого им угодно под любым предлогом и без всякого предлога. Если генералы с зарплатами в 14 тысяч рублей имеют дачи ценой в сотни тысяч долларов, то сержанты могут на глазах у всех ездить в иномарках…

Евгений Черняев

Верхи и низы власти связаны нерасторжимой цепью. Тут все друг у друга заложники, и все проходят по одному делу. В Калининграде милиционеры избили знаменитого подводника, орденоносца, командира глубоководного аппарата «Мир» Евгения Черняева. Он участвовал в консервации подводной лодки «Комсомолец», в расследовании причин гибели «Курска», спускался к затонувшему «Титанику», помогал американскому режиссеру Джеймсу Кэмерону снимать его знаменитый фильм… Умные люди посоветовали Черняеву получить справку о телесных повреждениях, сказав в больнице, что хулиганы на улице напали. Иначе, на побои в милиции, врачи справку никогда не дадут. И теперь вся калининградская милиция дружно утверждает, что Черняев приставал к автопогрузчице в порту, был пьян, постоянно падал и наносил себе увечья. Вплоть до разрыва барабанной перепонки…

В Свердловской области милиционеры задержали невинного, пытали, заставляли его признаться в несовершенном преступлении, в конце-концов убили, но суд квалифицировал их действия не как убийство, а как «превышение должностных полномочий»(!?) и приговорил садистов и убийц к ...2, 3 и 6 годам заключения.

Европейский суд по правам человека признал обоснованной жалобу Ольги Менешевой из города Батайска Ростовской области, избитую милиционерами. Тот же суд запросил в той же Ростовской области сведения по иску гражданина Ковалева, также пострадавшего от рук милиционеров…

И так далее, и тому подобное. Я привожу факты только одной недели. И только те, разумеется, что стали достоянием широкой общественности. О том, что под спудом, можно лишь догадываться и ужасаться.

По всему по этому очевидно, что милиция стала гигантской всероссийской преступной организацией, имеющей неограниченную законную власть и неограниченные законные права. Бандиты по сравнению с ней — жалкие подпольщики.

Для справки. Сорок процентов всех письменных жалоб граждан в России приходится на беспредел милиции.

ПОДЛОГ НА ВЫБОРАХ ПРЕЗИДЕНТА

Председатель Центральной избирательной комиссии Александр Вешняков признал факты подлога в территориальных избирательных комиссиях районов «Раменки» и «Тропарево-Никулино» города Москвы. Здесь для обеспечения явки регистрировались и «мертвые души», и подделывались бюллетени для обеспечения победы действующего президента В.В.Путина. Цифры фигурируют разные, от 28 процентов, отнятых у Хакамады, до 34 процентов, прибавленных Путину. Так, на трех избирательных участках московского района «Тропарево-Никулино» количество голосов, поданных за Путина, было увеличено почти вдвое, а количество голосов за Хакамаду — уменьшено почти втрое.

В Москве примерно 3200 избирательных участков, а в России — 95000. Контролировать их в момент выборов еще реально. Если есть таковые общественные структуры и есть практика такого контроля. Но проверить сейчас, после голосования, понятно, нет никакой возможности. Но сам факт заставляет очень сильно задуматься. И хотя Александр Вешняков говорил о жестком наказании виновных в подлоге, в это верится с трудом. У нас еще никого не наказывали за чрезмерное желание услужить начальству. А потом — что означает «жесткое наказание» в понимании Вешнякова? Уволить, выговор объявить, премии лишить? И т.д.? То есть Вешняков и иже с ним, начальники, будут решать, кого и за что наказывать. Но ведь решать тут может и должен только суд! Потому как совершено уголовно наказуемое деяние, преступление. Но об этом — о преступлении перед законом — даже и не говорится.

«ПРЕСЛОВУТАЯ ОПОРА»

Вокруг катастрофы в московском аквапарке «Трансвааль», которая унесла 28 жизней, продолжаются непонятные игры.

Московская городская комиссия вынесла невнятное заключение, возлагая основную вину на конструкторов. Конструкторы и архитекторы возмутились. Но тех и других остудил следователь московской прокуратуры Александр Лавренченко: следствием в расчет приниматься будет только лишь заключение судебной строительно-технической экспертизы. И тут же, как будто результаты экспертизы у него на руках, заявил: «Зафиксированное на пленке изображение и его оценка не дают следствию никаких оснований говорить о каком-либо механическом воздействии…» Он имел в виду ту самую видеозапись, на которой запечатлен выброс пыли из колонны, похожий на взрыв или иное внешнее воздействие.

Затем по общенациональному каналу телевидения выступил заместитель прокурора Москвы Владимир Юдин, владеющий, как видно, еще советской терминологией. Его речь надо цитировать дословно, в кавычках. А я не записал. Но то, что записал, передаю в натуре. Про видеозапись, о которой всё время говорят конструкторы, архитекторы и журналисты, он сказал: «Так называемая видеопленка». А колонну, на которую, возможно, было произведено механическое воздействие, назвал: «Пресловутая опора». Я все ждал, когда он журналистов назовет «подголосками» и «наймитами». Не назвал… Быть может, время еще не пришло.

А поскольку оно еще действительно не пришло, то покадровая распечатка той самой видеозаписи появилась в газете «Известия». В тот же день по программе «Вести недели» РТР следователь Лавренченко показал мимолетные и неразборчивые фрагменты и опроверг: «Версию террористического акта эта пленка не подтверждает ни в коей мере…»

Не мне судить. Тем более по смутным кадрам. Меня поражает другое. Общественность просит следователя обратить внимание и принять к расследованию все материалы, во всей полноте. А прокурора — надзирать за законностью, за следствием в том числе. То есть просит их заниматься своими прямыми обязанностями. За что они и получают зарплату, с наших налогов, кстати.

Им бы сказать: «Спасибо за помощь, не беспокойтесь, мы всё знаем и всё учитываем». А они, следователь и прокурор, вместо этого — вместо исполнения своих прямых обязанностей — только и делают, что опровергают. Что они опровергают? И для чего? Хотелось бы знать…

.

Уважаемая редакция! В моем материале «Еврейская скорбь и наша душа-потёмки» («Вестник» №7) по моей вине допущена ошибка: автором слов к песне «Бухенвальдский набат» назван Евгений Евтушенко. На самом деле их автор — поэт Александр Соболев, участник Великой Отечественной войны, ушедший из жизни в 1986 году. Не в оправдание, а в объяснение скажу, что имя Александра Соболева и его авторство по непонятным причинам замалчивались на протяжении десятков лет, называлось только имя композитора Вано Мурадели. А молва и пресса приписали эти стихи Евгению Евтушенко. Приношу извинения родным и близким Александра Соболева, всем читателям журнала.

Сергей Баймухаметов

Главная страница | Архив | Содержание номера

Номер 9(346) 28 апреля 2004 г.

[an error occurred while processing this directive]