Главная страница

Главная страница | Архив | Содержание номера

Номер 8(345) 14 апреля 2004 г.

Сергей БАЙМУХАМЕТОВ (Москва)

Госдума и её председатель публично потеряли лицо

Государственная Дума России в первом чтении приняла Закон о запрете митингов, демонстраций, уличных шествий, пикетов у зданий Думы, правительства, мэрии и других объектов государственной власти, …возле больниц, поликлиник, стадионов, театров, храмов, …в общем, везде, где есть площади для большого скопления народа. А если учесть, что в малых городах страны такие площади имеются только возле зданий местной власти, кинотеатров, церквей и мечетей, то выражать свое мнение по тем или иным поводам граждане смогут теперь только где-нибудь на окраине. Но дело в том, что сколь-нибудь значимые и многолюдные демонстрации в России почти не организовываются, да и люди на них не ходят. Какой смысл ограничивать то, чего нет и не предвидится — непонятно. Скорее всего, Дума и правительство делают то, что умеют и чего хотят инстинктивно.

Буквально на следующий день этот Закон был резко исправлен, и неизвестно кем. Ведь существует какой-то протокол, регламент, поправки, рассмотрение во втором чтении, голосование и так далее — коллегиальный как-никак орган! Ничего этого не было. На следующий же день выступил по телевидению Председатель Госдумы и сказал, что в Закон будут внесены поправки. А именно: запрет на митинги, шествия и демонстрации перед зданиями органов власти, исключая администрацию президента, отменяется.

Это — беспрецедентный случай. Я бы сказал — потеря лица всей Думы и Председателя в частности. Ведь в день принятия Закона в первом чтении он, Председатель, говорил по телевидению, какой это прогрессивный Закон. А на следующий же день вынужден был опровергать сам себя. Как такое могло произойти? Кто же вынудил? Ответ здесь один — Кремль, администрация президента. Видимо, там на время президентских выборов упустили из-под контроля работу Думы, вот Дума и наворотила дел. А когда в Кремле узнали — схватились, видно, в ужасе за голову. Там же лучше нас знают, что на инстинкт, тем более на коллективный инстинкт (о коллективном разуме говорить не приходится) есть только одна управа — окрик начальника. И окрик тут же последовал. Причем, Кремль не пощадил, не постеснялся публично опозорить и Думу, и ее Председателя. Впрочем, этого никто, наверное, не заметил: у нас на такие пустяки, тем более на протокол и регламент, внимания не обращают.

Каша давно прокисла...
Заметки на полях письма Ходорковского из тюрьмы

В российской деловой газете «Ведомости» вышла большая статья Михаила Ходорковского под названием «Кризис либерализма в России». Написанная, понятно, в СИЗО № 4 (Лефортовская тюрьма), где Михаил Борисович находится под следствием по делу его бывшей компании «Юкос».

Михаил Ходорковский

Основные положения статьи простые. Либерализм потерпел поражение, потому что политики разорили и обманули народ, а олигархи пировали во время чумы, даже и не думая, что надо «поделиться с народом».

Что делать? По Ходорковскому, надо «отказаться от бессмысленных попыток поставить под сомнение легитимность президента». Плохая власть лучше безвластия, и Путин на фоне Рогозина и «Родины» самый настоящий либерал. Он, по крайней мере, не даёт прорваться к власти партии национального реванша. «Пришло время осознать, что для развития гражданского общества… необходим импульс со стороны власти». Необходимо «легитимизировать приватизацию». А для этого «заставить большой бизнес поделиться с народом — вероятно, согласившись с налогообложением полезных ископаемых». Чтобы «нашим детям» (детям олигархов — С.Б.) не пришлось ходить по улицам с охраной…

Рассуждая о причинах кризиса либерализма, Ходорковский «открывает» для себя то, что уже десять лет пишут все более или менее здраво мыслящие люди. Другое дело, что большинство финансовых и политических партнеров Ходорковского даже сегодня не додумались до сих очевидных истин. А позднее прозрение Ходорковского можно объяснить и извинить сравнительной молодостью его лет и азартом, с каким он, видимо, погрузился в большой бизнес, получив такую возможность. Гораздо непонятнее наши демократы первой и второй волны, пришедшие в 1991 году к власти. Это меня поражает до сих пор. Я хорошо помню, в каком оцепенении жил в 1992 году каждый рядовой обыватель, с ужасом глядя на то, что происходит с деньгами, как растут цены в десятки и сотни раз, как превращаются в ничто накопления всей жизни в сберкассах, — а в это самое время наши демократические вожди чуть ли не в прямом телеэфире давали приемы иностранцам, изо всех сил показывая им и нам, что они не какие-нибудь кондовые коммуняки, не лаптем щи хлебают, а ловко умеют носить смокинги и очаровывать Маргарет Тэтчер.

И они, вожди, очень удивились, когда через два года, в 1993 году, партия демократов потерпела сокрушительное поражение на думских выборах. Помните изумленный крик тогдашнего либерального публициста в прямом эфире: «Россия, ты очумела!?». Вот это и удивляет меня больше всего. Можно понять, если Черчилль что-то не знал о жизни английских трудящихся масс. Что делать, Черчилль, говорят, ни разу в жизни не ездил в общественном транспорте, поскольку родился в золотой клетке. Но наши-то! Ведь вчера еще жили в одних коммуналках и хрущёбах с нами. Нет, в этой короткой памяти есть что-то глубоко плебейское: из грязи — в князи, как говорят в народе.

А вот пассаж Ходорковского чуть ли не о поддержке Путина, потому что он «лучше Рогозина и Жириновского», умиляет. Наивностью и всё тем же беспамятством. Во-первых, рогозиных и прочих привел к власти Путин. Без него они — ничто. Во-вторых, точно так же демократы поддерживали позднего Ельцина. Мол, лучше Ельцин, чем Зюганов. Ничего своего у них уже тогда не было. В результате окончательно потеряли поддержку народа. То же самое произойдет и с либералами, последуй они совету Ходорковского. То есть потеряют и последних своих сторонников. Впрочем, их и так уже нет. А главное в другом — они никого не приобретут. Пора понять: для номенклатурщиков прошлых и нынешних — что одно и то же — они были и будут чужими. Даже если обольют себя квасом с головы до ног. А чтобы заставить власть себя уважать, а народ — слушать и понимать, надо иметь свой жесткий анализ ситуации в стране и свой ясный и четкий план политической деятельности. План, отвечающий интересам народа и будущего страны. А не либеральную кашу: «Мы за президента, но…».

Судя по всему, эта же каша до сих пор варится и в голове Ходорковского. Ибо не считать же ясным и четким планом совет «легитимизировать приватизацию» и «поделиться с народом».

Не буду разбирать оскорбительные для народа и разоблачительные детали и слова вроде «поделиться». Скажу главное: это очень по-нашему. Вначале поставить кривой фундамент — приватизацию. На этом кривом фундаменте возвести кривой, естественно, дом. А теперь думать, как бы сделать его хорошим и красивым.

Эта каша, сваренная либералами в 1992 году, тогда же и прокисла вместе с реформами-приватизациями Гайдара и Чубайса. И окончательно выброшена за ненадобностью сегодня. Скорых надежд на возрождение и воскрешение либерализма в самом нормальном смысле этого слова — не предвидится. Потому что нынешнее поколение молодых такое же, как и старшее поколение олигархов. Только открыто бандитизировано, безо всяких экивоков. Они хотят иметь всё, много и сейчас, как и старшие товарищи-приватизаторы. А пути и методы их не волнуют. Впрочем, как и большинство. В недавнем социологическом опросе меня привлекли два вопроса и два ответа. На первый: «Считаете ли вы, что всё нынешнее богатство отдельных людей создано воровским путём?» 85 процентов опрошенных ответило: «Да!». А на вопрос: «Хотите ли вы быть богатым?» те же 85 процентов ответили: «Да!» В развернутом виде сей ответ означает: «А почему им можно, а нам нельзя!?»

Что посеяли, то и пожинаем.

Так что остается ждать совсем другое поколение, другое племя, молодое и незнакомое. Через историю не перепрыгнешь. Особенно если сам творил ее, как господин Ходорковский и его старшие товарищи.

Скандал в Казахстане

Заманбек Нуркадилов (в центре)

Заманбек Нуркадилов — председатель Агентства по чрезвычайным ситуациям Республики Казахстан. Человек, долгие годы приближенный к президенту Назарбаеву. Достаточно сказать, что он был мэром прежней столицы республики — Алматы.

Собрав чрезвычайную пресс-конференцию, Нуркадилов зачитал письмо президенту Назарбаеву, предварительно сказав, что он с такими письмами обращался к руководителю страны не раз, но не получал ответа. И потому решил обнародовать свое мнение, пригласив прессу и представителей посольств некоторых стран.

В письме Нуркадилов просит президента дать ответ: куда он ведет республику? Где деньги, которые страна получает за продажу полезных ископаемых, в том числе и редчайших, каких нет больше нигде? Почему практически приватизирована земля — главное достояние народа? Почему затеяли перенос столицы и грандиозное строительство в Астане в то время как сельское хозяйство страны развалено, и оно прежде всего нуждается в капиталовложениях?

В большом по объему обращении за общими вопросами Нуркадилов не забыл и частные. Например, где золото Компартии Казахстана? Где деньги от продажи крупнейших здравниц республики? Почему строятся коттеджи для семьи президента и новых казахов в заповедных зонах и Национальных парках? И так далее. Одним словом — обвинил в попустительстве коррупции и призвал подать в отставку.

«Хотя большинство населения к баталиям в среде политической элиты относится индифферентно, выступление Нуркадилова произвело эффект разорвавшейся бомбы, — сказал в интервью «Независимой газете» руководитель казахстанского представительства Института по освещению войны и мира (IWPR) Эдуард Полетаев. — Видимо, теперь Астана еще больше закрутит гайки на высшем чиновничьем уровне. Власть сделает всё для того, чтобы политическая жизнь стала более предсказуемой и подконтрольной».

Реакция власти действительно не заставила себя ждать… Премьер-министр Казахстана Даниал Ахметов объявил об увольнении Нуркадилова.

Это был, повторю, комментарий «Независимой газеты». Но «НГ», да простят меня коллеги, давно уже находится на периферии общественного внимания. А вот общефедеральная газета «Известия» не уделила событию ни одной строчки. Да и вся остальная российская пресса практически игнорировала политический скандал в Казахстане. На первый взгляд — более чем странно. Ведь обычно наша пресса не упускает возможности написать что-либо язвительно-ироническое о бывших братьях по Союзу. И особенно — о Казахстане и президенте Назарбаеве. Очень часто — с натяжками, с подлогами, передёргиванием фактов и т.д. А тут такой повод — и никакой реакции.

Ларчик здесь открывается, на мой взгляд, просто. Всё, что говорил Нуркадилов — в полной мере и до деталей, от строчки до строчки, от факта до факта — можно отнести к России, к существующим у нас порядкам. Только поставить другие имена и другие географические названия. Потому, наверно, все дружно промолчали.

А вообще я не знаю, как отнестись к выступлению Нуркадилова. Прежде всего, удивляет неожиданное и более чем позднее прозрение человека, который вот уже четверть века входит в правящую верхушку Казахстана. И куда он сам зовет — тоже непонятно. Вперед в прошлое? Или он хочет, чтобы капитализм в СНГ строили чистыми руками, без коррупции, воровства, без административной вседозволенности чиновников всех уровней? Но мы в России уже давно привыкли, что такое у нас в принципе невозможно. Наверное, в таком же состоянии находятся и жители Казахстана. И кого тут больше жалеть: их, нас или Нуркадилова, вдруг прозревшего и ставшего таким наивным, я не знаю…

Скандал в Москве

«Вестник» уже писал о катастрофе в московском аквапарке «Трансвааль», унесшей десятки жизней – в номере 7, датированном 31 марта. В тот же день, 31 марта, в Москве конструктор Нодар Канчели отказался подписать заключение городской комиссии, в котором было написано: «Причиной разрушения аквапарка стали проектные ошибки». Потом подписал, но с формулировкой: «Одной из причин…», приложив к заключению свое «Особое мнение». А московские архитекторы обратились в Генеральную прокуратуру с «требованием проверить все версии, в том числе и версию о точечном воздействии на одну из колонн». То есть речь опять же идет о видеосъемке, которая будто бы исчезла. На самом же деле она хранилась в прокуратуре. Но… Один из членов комиссии, пожелавший остаться неназванным, утверждает, что на пленке было видно, как «из колонны примерно на пять метров вырвался сноп пыли, и всё обрушилось. Однако, когда через две недели прокуратура представила эту пленку комиссии для просмотра, оказалось, что «пыльный фрагмент» был просто затерт».

Юрий Лужков

Некоторые комментаторы считают, что эти непонятные игры связаны с фигурой московского мэра Юрия Лужкова. За террористический акт несет ответственность федеральная власть. А принятый и утвержденный мэрией проект «Трансвааля», если в нем причина обрушения купола — прямая вина градоначальника. Возможно, это подготовка к атаке или даже начало атаки на Лужкова — последнего крупнейшего политического деятеля ельцинских времен.

«Я не фашист, но желаю ограничить!»

Погромщики с арматурными прутьями в глазах нашей милиции и нашего суда — «хулиганы». Их до процесса отпускают домой как не опасных для общества, а после процесса вообще отпускают. Они красуются перед телекамерами и угрожают журналистам прямо там, в зале суда…

А на слово «фашизм» у нас очень обижаются. В первую очередь — родители погромщиков, милиционеры и депутаты. Но далеко и не только они.

Приведу данные опроса, проведенного фондом «Экспертиза».

Первый вопрос: «Проживание каких национальных групп следует ограничить?».

60 процентов опрошенных высказались за то, чтобы «ограничить» кавказцев. 51 процент — китайцев. (Тут не могу без комментария. «Китайское засилье» — самый «надутый» из всех мифов. Перепись показала, что зарегистрированных китайцев в России — 35 тысяч. Но, как видите, каждый второй наш гражданин боится «китайской угрозы»). 48 процентов желают «ограничить проживание» вьетнамцев, 47 процентов — среднеазиатов, 28 процентов — африканцев и евреев, 18 процентов — татар и 15 процентов — молдаван.

Второй вопрос: «Считаете ли вы необходимым ограничить влияние евреев в той или иной области общественной жизни?»

42 процента ответило «Да». 23 процента — «Мне все равно» и «Затрудняюсь ответить», 35 процентов — «Нет». Здесь тоже не обойтись без комментария. До революции у нас было почти 3 миллиона евреев, в 1970 году — 2,15 миллиона, в 1989 году — 540 тысяч, а сейчас — 220 тысяч.

В общем, получается следующее. Каждый второй опрошенный говорит: я не фашист, но желаю загнать в «черту оседлости» кавказцев, китайцев, вьетнамцев, среднеазиатов, африканцев, татар и молдаван, а также желаю воспрепятствовать деятельности евреев в органах власти, в политике, в бизнесе, в юридической сфере, в образовании и шоу-бизнесе…

По аналогичному поводу Л.Н. Толстой писал: «Зачем раздражать народ?.. Разве может пройти то, чего мы не только не пытались искоренять и лечить, но то, что боимся назвать и по имени… Оно и не проходит, и не пройдёт никогда, и не может пройти, пока мы не признаем себя больными… А этого-то мы и не делаем».

Со времен Льва Николаевича многое изменилось. Не исключено, что во время одного из следующих опросов социологам скажут: «А с чего вы решили, что это болезнь? Это — норма. Нас — большинство, с нами — власть, а больные — это вы! Не пора ли вас «ограничить»?»

Такое в истории уже было. Началось в 1933 и закончилось в 1945.

Для справки: Россия занимает первое место в мире по эмиграции. С 1989 года из страны выехало 6 миллионов человек.

Моментальная фотография

Министерство образования объявило, что вскоре каждый выпускник школы будет проходить шестимесячный курс молодого бойца, а затем выбирать: остаться в армии еще на полгода или поступать в нее же на контрактную службу. А институты и прочие гражданские глупости — потом…

А пока в той же армии некий подполковник подал в суд на генерала, командира дивизии, который якобы избил его за отказ голосовать за «веленного» ему кандидата в депутаты. Генерал же говорит, что ничего подобного не было, а подполковник прогулял месяц службы, самовольно работая в избирательном штабе одного из кандидатов в депутаты.

В местах, где армия недавно прекратила военные действия, то есть в Чечне, за 2003 год не восстановлен ни один объект, хотя на эти цели туда направлено было 9 миллиардов рублей. Проверка продолжается, уголовного дела еще нет.

А вот руководителю другого субъекта федерации — Камчатскому губернатору — уже предъявлено обвинение в нанесении ущерба государству в размере 50 миллионов долларов.

Однако и сами правоохранители не безгрешны. Московский городской суд начал процесс по обвинению двух милиционеров в убийстве журналиста Владимира Сухомлинова. А присяжные Краснодарского краевого суда приговорили бывшего следователя налоговой полиции Галину Ефимцеву к 11 годам тюрьмы. За то, что она заказала своему любовнику и двум его дружкам убийство своего мужа, который грозился рассказать в прокуратуре о махинациях жены и ее любовника, тоже работника налоговой полиции.

На этом фоне сущим пустяком выглядит выступление по телевидению работника пресс-службы МВД, который объявил, что убийство иностранного студента в Воронеже совершенно не на расовой почве, а потому, что сей студент отказался оплатить проститутке ее услуги… После передачи ТВ воронежский прокурор собрал пресс-конференцию и обвинил пресс-службу МВД в нарушении закона о прокуратуре в частности и уголовно-процессуального законодательства в целом…

А вообще, по опросам социологов, 50 процентов наших граждан уверены в коррумпированности власти в стране.

Вы не устали, читатель? Но я не нарочно подбирал такую информацию. Она взята мною из одного номера одной газеты. Причем газеты не криминальной, не бульварной или злостно оппозиционной, а вполне респектабельной, общефедеральной.

И обратите внимание: во всех перечисленных прегрешениях, глупостях и преступлениях замешаны представители власти: гражданской, военной, милицейской. Практически во всех её видах и ветвях.

Тяжелое впечатление. Но пока об этом говорят и пишут, есть хоть какая-то надежда…

Главная страница | Архив | Содержание номера

Номер 8(345) 14 апреля 2004 г.

[an error occurred while processing this directive]