Главная страница

Главная страница | Архив

Номер 8(345) 14 апреля 2004 г.

Cover 4/14/2004

С.Фрумкин. Нефтяные спекулянты в ООН. Призрак смерти ходит по пляжам.
Приведу всего лишь несколько лиц и организаций из любопытного списка, речь о котором пойдет ниже: индонезийский президент Сукамопутри, Организация освобождения Палестины, Российская православная церковь, руководитель канцелярии российского президента, бывший министр внутренних дел Франции Чарльз Паскуа, Народный фронт освобождения Палестины, нефтяной миллиардер Патрик Могейн — близкий друг Жака Ширака и Марка Рича (сбежавшего в 1983 году в Европу от суда за незаконную торговлю и уклонение от налогов в размере 48 миллионов долларов, после чего «сердобольный» Билл Клинтон подписал ему помилование в последние часы своего президентства).

С.Плаут. Параллельная вселенная
Это было подобно параллельной вселенной, но не той, с которой мы знакомы.
«Активисты» и «бойцы» внезапно стали упоминаться как «террористы». Даже Си-Эн-Эн и Би-Би-Си обнаружили это слово. Правительства Европы, которые, когда теракты происходили в Израиле, требовали смириться или даже капитулировать перед террористами, вдруг выразили свое возмущение. Террор, убийства гражданского населения, объявили незаконной формой протеста против оккупации. Газеты не напечатали материалы, обличающие нарушения в Испании прав человека или оплакивающие страдания обиженных на Испанию. Ни один политический деятель Европы не произнес речь в осуждение незаконной оккупации Испанией провинций Ceuta и Mellila.

С.Баймухаметов. Госдума и её председатель публично потеряли лицо. Каша давно прокисла... Скандал в Казахстане. Скандал в Москве. «Я не фашист, но желаю ограничить!». Моментальная фотография.
Государственная Дума России в первом чтении приняла Закон о запрете митингов, демонстраций, уличных шествий, пикетов у зданий Думы, правительства, мэрии и других объектов государственной власти, …возле больниц, поликлиник, стадионов, театров, храмов, …в общем, везде, где есть площади для большого скопления народа. А если учесть, что в малых городах страны такие площади имеются только возле зданий местной власти, кинотеатров, церквей и мечетей, то выражать свое мнение по тем или иным поводам граждане смогут теперь только где-нибудь на окраине. Но дело в том, что сколь-нибудь значимые и многолюдные демонстрации в России почти не организовываются, да и люди на них не ходят. Какой смысл ограничивать то, чего нет и не предвидится — непонятно. Скорее всего, Дума и правительство делают то, что умеют и чего хотят инстинктивно.

М.Голубовский. Стоит ли варить суп из топора?
Я всегда с интересом читаю в «Вестнике» биомедицинские эссе проф. Даниила Голубева. Они привлекают сочетанием профессионализма с ясностью и эмоциональностью изложения. С интересом прочитал и новую заметку «Страсти по клонированию» с подзаголовком «Как Америка теряет лидирующее положение в медицинской науке».
Однако на сей раз, испытывая неизменное уважение к автору и сознавая важность проблемы, я почувствовал необходимость, как говорили в старину, взяться за перо и оспорить ряд содержащихся в заметке утверждений. Хотелось бы заодно показать, как скошенные оценки и недостаточно обоснованные упования или опыты в области генной и эмбриологической инженерии искаженно транслируются в общество как некие магические средства, способные дать чудодейственный результат при их немедленном внедрении.

Б.Езерская. Театральная весна в Нью-Йорке
Охватить весеннюю нью-йоркскую афишу — всё равно, что объять необъятное. Я и не пытаюсь. Выбираю то, что представляет интерес. Но, конечно, бывают осечки. Спектакль, о котором речь ниже, увы — относится к их числу.
Ах, зачем эта ночь…

Э.Арзунян. Из архива Беллы Езерской
Для меня нет ничего более утомительного, но и в то же время — ничего более увлекательного, чем копаться в архивах. В этот раз я получил доступ к архиву самой Беллы Езерской. Почему я употребил по отношению к Белле эпитет «самой»? Если бы меня в 90-е годы спросили, кого я считаю патриархом русской журналистики в Америке, то я бы остановился на Марке Поповском; сейчас же, в 2000-е, когда 81-летний ныне Марк отошел от дел, я бы назвал Беллу.
Впрочем, ей не очень-то подходит слово патриарх… Лучше так: матриарх

Э.Розенталь. Интервью с Анатолием Торкуновым
С тех пор как мы, выпускники Московского государственного института международных отношений, прощались с нашей альма-матер, прошло более полувека. Нет, не прошло, — пролетело, время безжалостно скоротечно. Как сегодня помню слезы расставания в уютном здании на Крымской площади и слова нашего гимна:
На часах возле Крымского моста
Время стрелки железные движет,
И минуты прощального тоста
Надвигаются ближе и ближе…

В.Фрумкин. Песни меняют цвет, или Как Москва перепела Берлин
Где-то в начале 70-х, года за два до отъезда из СССР, я услышал о печальной судьбе одной кандидатской диссертации, написанной в Киеве после войны и посвященной музыке Третьего Рейха. Диссертацию защитить не дали, на тему наложили табу. Автор, однако, от удара оправился, тему поменял, сделал кандидатскую, затем докторскую, дослужился до старшего научного сотрудника ленинградского НИИ театра, музыки и кинематографии.

В.Ковнер. Золотой век магнитиздата
Присутствуя на десятках домашних и официальных концертов, я заметил, что многие воспринимали «гитарную поэзию» исключительно эмоционально, не осмысливая её, то есть гитара часто становилась важнее слова. Какая-нибудь песенка типа: «Сигаретой опиши колечко, Спичкой на снегу поставишь точку. В жизни что-то надо поберечь бы, Да не бережём — уж это точно!» — и удивительные стихи-песни Булата принимались такими людьми с одинаковым восторгом. А «гитарных песен» к 65-му году было столько, что уже пора было осмыслить их роль в жизни нашего поколения.

К.Кожевникова. Башкирский мёд
И вижу я жаркий летний день. По тропинке, что разделяет два огорода — наш и соседки, тетки Дарьи, идет человек. В стареньком пиджаке, в тяжелых сапогах. Кепка надвинута на самый лоб. Идет он мимо цветущих картофельных грядок, не спеша, погруженный в какие-то свои раздумья. Я еще издали наблюдаю за ним и от нетерпения подскакиваю на месте. Вот он подошел к дому, улыбнулся в свои серебряные усы. Его глаза цвета ярких васильков вспыхивают навстречу мне чуть насмешливой добротой.
Это мой отец, мой папаня. Я родилась с большим отрывом от своих двух братьев и сестры и росла в семье единственным, любимым, даже балованным ребенком.

Л.Миллер. Весной средь бела дня
Весна — странное время. Чем больше неба и света, тем очевидней несовершенство мира и собственная некондиционность. Весна проливает свет на всё, всякий раз заставая мир врасплох и не в лучшем виде. Вот он — воинственный, грохочущий, захламленный, больной. Вот они, вернее, мы, сделавшие его таким и требующие Всевышнего к ответу за все несчастья. Но Всевышний «повинен» лишь в том, что создал нас, а мы, вообразив себя его соавторами, творим и творим. И в основном безобразие. На дворе теплынь, пушистые облачка плывут над крышами бетонных крупноблочных кварталов, а возле домов валяются вылезшие из-под растаявшего снега пустые молочные пакеты, банки, жестянки, селедочные хвосты, куриные кости, грязные бинты — щедро освещаемые солнцем отходы бытия.
Ну-ка, солнце, ярче брызни,
Золотыми лучами обжигай!
Эй, товарищ, больше жизни
Поспевай, не задерживай, шагай!

М.Гершенович. Стихи
Так далека земля моя от Польши,
что не видать за кромкой облаков…
А путь к тебе неизмеримо дольше,
чем трасса… Так что, без обиняков,
сиди и жди, когда тебе навстречу
голубкой белой выпорхнет конверт,
о рандеву не может быть и речи,
поскольку места для свиданья нет.

Ж.Крейн. The date
Когда Марина оказалась одна с ребенком в Америке, ей пришлось предпринять ряд шагов, которые в дальнейшем определили ее судьбу на несколько лет вперед. В частности, Марина записалась в группу родителей-одиночек.
Группа собиралась раз в неделю, по вторникам, и одинокие родители почему-то все оказались женщинами разных возрастов. Во время сильных снегопадов занятия отменялись, и тогда Марина сидела дома с дочкой и думала о своей горькой судьбе.

К.Видре. В мастерской у Фалька
Когда это было? Пожалуй, поздней осенью или зимой 1953, а, может, в начале 1954 года. Мы успели опомниться от кампании борьбы с космополитизмом, вождь народов успел благополучно опочить. И не было уже давящего страха, предшествовавшего его кончине.
Журналистка и писательница Фрида Абрамовна Вигдорова позвала меня сходить вместе с ней в мастерскую художника Роберта Рафаиловича Фалька.

Л.Келлер. По тель-авивскому времени — весна
В Израиле шутят, что по жилам обитателей Тель-Авива течет не кровь, а чистый адреналин. В каждой шутке, как говорят одесситы, есть доля шутки.
Этот причудливый, полный сюрпризов и тайн мегаполис называют «городом без перерыва». Тель-Авив сравнивают с Нью-Йорком. 24 часа в сутки жизнь здесь бьет ключом: днем из городов-спутников съезжается на службу цвет израильского хайтека, а по ночам загадочно мерцают огоньки в окнах небольших пабов, грохочет рок-музыка в барах и дискотеках, бродят по набережной влюбленные…

А.Шварц. Автомир '2004. Honda motor
Среди популярных на американском рынке моделей марки Honda наряду с теми, о которых было рассказано в предыдущем номере, следует отметить минивэн Honda Odyssey и родстер Honda S2000.

Гороскоп

Из записной книжки гроссмейстера

Кроссворд

Главная страница | Архив

Номер 8(345) 14 апреля 2004 г.

[an error occurred while processing this directive]