Главная страница

Главная страница | Архив | Содержание номера

Номер 7(344) 31 марта 2004 г.

Сергей БАЙМУХАМЕТОВ (Москва)

МУМИЯ ЦЕНТРИЗБИРКОМА

С.Баймухаметов

Зона вокруг Кремля на языке спецслужб называется особо охраняемым, или режимным объектом. И допустить пожар в Манеже, в ста метрах от кремлевской стены, на режимном объекте и в такой режимный день выборов, на глазах избранного президента! — где еще такое возможно? Только представьте, что чувствовал В.В.Путин, когда шел ночью — уже избранный, победивший! — из Кремля в свой избирательный штаб через Красную площадь, озаряемую сполохами исторического пожара: Манеж был построен в честь победы русского оружия в Отечественной войне 1812 года. После этого надо разгонять и выгонять всех — от начальников и рядовых ФСБ и МВД до начальников и рядовых инспекторов культуры, архитектуры и пожарного надзора. Но, как мы знаем из практики жизни, никого никуда не выгонят, быть может потому, что всё равно не поможет…

А для меня пожар в центре Москвы, сгоревший Манеж, столь милый моему сердцу добрый старый сарай у Кремля, стал последним штрихом в сюрреалистической картине под названием «Выборы президента в России». Сами посудите — только что, неделю назад, чеченцы выходили на демонстрацию протеста в связи с похищением двух студентов Грозненского университета, родственников масхадовского министра обороны Хамбиева. После чего Хамбиев сдался властям и объявил о своей полной лояльности. А неделю спустя 92 процента избирателей Чечни голосуют за В.В. Путина — разве это не сюрреализм? Перед ним меркнут даже 98 процентов в Ингушетии, 96 в Дагестане и 94 в Кабардино-Балкарии, не говоря уже о жалких 92 процентах в Башкирии и 91 в Мордовии.

А теперь прибавьте к ним исчезнувший и вновь возникший на избирательной карте Красноярский край. В России он был всё равно что в Америке — штат Нью-Гэмпшир. Считалось, как голосует край — так голосует Россия. В воскресенье вечером 14 марта все закономерности и аналогии рухнули. Красноярский край не пришел на выборы президента в достаточном количестве. Равно как и Тульская, Иркутская и еще какая-то область (я не расслышал), где выборы признаны несостоявшимися. Такой была информация Центризбиркома в 18.00 по московскому времени в выпуске новостей. Как могли выборы в Туле объявить несостоявшимися за два часа до закрытия избирательных участков — я не понимаю. Наверное, что-то напутали. По данным ленты новостей явка в Тульской области в тот момент составляла 48 процентов. В Иркутской области за час до закрытия участков — 49 процентов, в Красноярском крае — 44 процента. По другим данным — 47 процентов. И только через пять часов (так долго подсчитывали?) после закрытия участков в Красноярском крае пришло сообщение, что выборы там состоялись!

В общем, темна вода во облацех…

Что до Тульской, Иркутской и недорасслышанной мною губернии — о них я в газетах в последующие дни не нашел ничего. Равно как и о городе Калининграде, где выборы официально были признаны несостоявшимися.

Горящий Манеж

Власть боялась не выбора народа — она боялась неявки. Поэтому в последние дни и священнослужители, и служители попсы по телевизору призывали народ дружно явиться на участки. Руководители некоторых предприятий и организаций даже понуждали своих подчиненным прийти в воскресенье на работу, чтобы оттуда организованно пойти на участки, а в одной из областей в больницы людей не клали, если у них нет талона на голосование. И т.д. В общем, включили административный ресурс. В итоге по России процент явки на выборы — 64. На мой взгляд, это — удача. Потому что многие не настроены были идти на выборы, считая, что всё равно результат известен, и чего ноги бить… А вот на взгляд власти 64 процента явки — провал. Не потому ли вечером 14 марта лицо председателя Центризбиркома было похоже на лицо мумии.

Но ведь все нормально! Какими бы ни были административные нарушения и чрезмерная любовь кавказских республик к действующему президенту, но общая победа Путина не подлежит и не подлежала сомнению. Хотя бы просто потому, что нет других кандидатур и претендентов. Но власть и перед выборами, и после выборов чувствует и ведет себя неуверенно, нервозно. Как будто что-то украла.

И вот это больше всего внушает мне тревогу. Очень уж похоже на атмосферу брежневских лет. Ну никто не мог сомневаться тогда в незыблемости режима — а власть всё время нервничала, следила, сажала, подозревала своих граждан. Как минимум — в нелюбви к ней. А были и слова посильнее… Июльским вечером 1975 года первый секретарь Тарусского райкома партии проезжал мимо дома отдыха, расположенного почти в черте города. А Таруса — особый город, летом там полно приезжих, в основном из Москвы. Тем более — в доме отдыха. Гуляют, смеются, никто на машину и самого руководителя района внимания не обращает, не знают они его и дела им нет до него. И тогда, глядя на этих беспечных людей (неподчиненных ему!), первый секретарь повернулся к сопровождающему его райкомовскому чину и сказал: «Смотри… Они все нас ненавидят!». Вот так на самом деле определяла тогдашняя номенклатура единство партии и народа.

Что до сегодняшней атмосферы, то вполне возможно, что общая нервозность власти усугубляется какими-то неизвестными нам частными причинами, какими-то внутренними бурями в кремлевских и правительственных коридорах.

ЧТО-ТО СЛУЧИЛОСЬ…

На фоне президентских выборов отставка и назначение нового премьера отошли в глубокую тень. Но и они подтверждают мои смутные подозрения. Ведь очевидны лихорадочная нервозность, неожиданность, сверхтаинственность, скоропалительность.

Хотя сама реформа правительства готовилась давно и обстоятельно. И должна была состояться после выборов Путина президентом. По графику и в соответствии с регламентом: правительство подает в отставку, новый президент назначает нового премьера и т.д. И вдруг — как пожар в Белом доме. Со стороны это выглядело смешно, несолидно, несерьезно. Простите за грубый народный юмор, но здесь он уместен: что за спешка, как будто при ловле блох? Добавьте ко всему полную тайну, полную конспирацию, даже ближайшие питерские соратники Путина не знали, что он замышляет и кого готовит в новые премьеры. Всё это подводит к простому подозрению: что-то случилось. Причем на уровне заговора, покушения на власть Путина в самый уязвимый для него момент выборов. И понадобилась срочная операция по устранению Касьянова… Что же там в действительности произошло — узнаем со временем.

ЕДИНОДУШНОЕ ОТРИЦАНИЕ

Катастрофу в аквапарке «Трансвааль», взрыв жилого дома в Архангельске и пожар в Манеже объединяет одно — мгновенное, с первых же минут отрицание властью террористического акта. Раньше было наоборот: в каждом несчастном случае подозревали теракт, «чеченский след» и публично объявляли об этом. Но, видимо, накануне президентских выборов поступило указание не употреблять эти словосочетания. Потому как они могли привести избирателей к мысли о полном бессилии власти…

Так или иначе, но вокруг трагедии в аквапарке, например, ведутся недостойные игры. До сих пор неизвестен (!?) владелец этого гигантского сооружения. Куда-то исчезла видеозапись, на которой будто бы отчетливо зафиксирован взрыв несущей колонны, после чего и обрушился на отдыхающих тысячетонный бетонный свод. Приехавший на место происшествия мэр Москвы Лужков публично приказал сохранить все колонны, чтобы потом их исследовать, но колонны тотчас снесли и теперь следов их не найти… И так далее. Одним словом, поиск истины всячески затрудняется, истина и правосудие приносятся в жертву политическим или иным интригам.

ДАНА ЛИ КОМАНДА: «ФАС!»?

Правительственная реформа нам, рядовым обывателям, не интересна. Веры давно уже нет — и потому все реорганизации, может быть, даже необходимые, мы заранее объявляем бесполезными. И сокращение штатов — сказка про белого бычка. Десятки раз такое было — сливают-разливают, укрупняют-разукрупняют — а толку никакого. В общем, очередной чиновный круговорот. Нам от этого ни холодно, ни жарко. Потому как порок системы не в фасаде, а в фундаменте. Только до него, до порока, еще надо добраться, додуматься.

Всё так. Но при формировании нового правительства был сделан примечательный административный шаг. Речь — об антимонопольном ведомстве. Премьер Фрадков — или президент Путин его устами — объявил федеральную антимонопольную службу (ФАС) особым ведомством, подчиненным напрямую только ему, премьеру.

Это очень важно и значимо! Для экономики в целом и для каждого из нас. Все годы гайдаровских реформ, начиная с 1992-го, усиленно замалчивалось, что в переходный период антимонопольный комитет — чуть ли не главное экономическое ведомство. Теоретически. То, что он делает в Америке — особая статья. Он стоит на страже технического прогресса, чтоб везде и во всем была конкуренция. Из последних заметных его акций — попытка принудительного раздела монопольной империи Билла Гейтса… А у нас он прежде всего должен был стоять на защите интересов потребителей. Чтобы возникшие монополии не грабили народ, пользуясь своей монопольностью. Чтобы не взвинчивали цены на газ, свет, тепло и железнодорожные билеты, как им вздумается. Для этого антимонопольное ведомство имеет право и обязано каждой монополии устанавливать предельный уровень рентабельности — то есть ограничивать сверхдоходы. Так ведь 12 лет про такой комитет и про его задачи, права и обязанности никто и не слышал! Никто и знать не знал, что есть ведомство, которое обязано приструнить и держать под жестким прессом все эти нефтепромы, еэсы и прочие эмпээсы. Например, пока бездействовал антимонопольный комитет, тарифы на электричество и цены на горючее разорили и развалили сельское хозяйство страны… И сколько я ни писал об этом, начиная с 1993 года, ни одну мою заметку в России не напечатали. И эту — тоже. Многие российские издания принадлежат монополиям или спонсируются монополиями, что одно и то же…

И вот — антимонопольной службе придано особое значение. Не знаю, дана ли уже команда: «Фас!», но подготовка к атаке на монополии заявлена. Не случайно во главе ФАС поставлен депутат Артемьев, известный своими резкими антимонопольными высказываниями в Государственной думе. Очевидно, что раковая болезнь монополизма поразила экономику и власть. Без абсолютной независимости, без прямой поддержки президента и премьера деятельность службы Артемьева сейчас практически невозможна: за годы приватизации и олигархического капитализма монополии и подкупленное ими чиновничество тесно переплелись и представляют ныне единую систему.

ЗАЧИСТКА У МЕЧЕТИ

Как сообщил сопредседатель Совета муфтиев России Нафигулла Аширов, в главный мусульманский день недели — пятницу, когда сотни верующих собираются на пятничную молитву, непосредственно у Исторической мечети у всех выходящих проверялись документы, в ближайшее отделение милиции были увезены около 80 человек. Затем их с извинениями отпустили…

По словам Аширова, действия правоохранительных органов позволяют делать «нехорошие выводы». «Главная угроза существования Российской Федерации, гражданами которой мы являемся, — это межнациональное противостояние, — отметил он. — Это угроза для нашего будущего, будущего наших детей, нашего государства, от которой пострадают все, независимо какой у них цвет кожи, разрез глаз и форма носа».

«Ксенофобия — большая проблема для России, угроза для будущего. — Заявил главный раввин Конгресса еврейских религиозных общин и объединений России Адольф Шаевич. — Это позор для страны, когда свободно разгуливают ребята со свастикой, издаются фашистские издания. В такой многонациональной стране как Россия, это недопустимо. Это вина власти, что она так равнодушна и даже с поощрением к этим вещам относится. Есть вещи, которыми государство должно заниматься обязательно. Люди, которые облечены властью, не задумываются о будущем страны, и ни к чему хорошему это привести не может».

Через четыре (!) дня после событий их прокомментировал заместитель начальника Службы общественной безопасности МВД Николай Першуткин: «Проводилась акция в одном из культовых объектов исламского характера. Результаты серьезны, задержаны лица, причастные, может не непосредственно к совершению терактов, но настроенные на это идеологически».

Что значит «настроены на это идеологически», он не объяснил. Видимо, прочитал их террористические мысли по лицам.

А вот когда зашла речь о нейтрализации главарей скинхедов, другой милицейский чин, заместитель министра внутренних дел Сергей Шадрин, отреагировал так: «Я могу на своем лице что угодно сделать — какие вопросы? У нас свобода личности. Всё должно быть по закону. Мы не можем просто так: захотелось задержать и давайте задерживать… А завтра он скажет: меня незаконно остановили. Нельзя давать общие рекомендации вроде того, что больше трех не собираться, дольше часа не стоять. Если есть сигнал, если эта группа что-то натворила, — другое дело…».

В довершение ряда подобных событий в Москве на площади возле парка Горького прошел санкционированный митинг Движения против нелегальной иммиграции и Национально-державной партии России. Поводом к нему был сороковой день после теракта в московском метро. Собравшиеся скандировали: «Не переговоры, а зачистка!», «Не регистрация, а депортация!» и под молитву священнослужителя вскидывали руки в нацистском приветствии. «В Москве прошел полноценный фашистский митинг, — прокомментировала «Новая газета». — Осталось только разрешить погромы».

Я уже писал в «Вестнике» № 5, что работники силовых структур, от рядового до генерала, и неофашисты, от скинхеда до газетного публициста определенного толка — люди одной среды. Той пролетарской среды, в которой самоопределяются не по уму, таланту, деликатности, душевной чуткости, а по самому примитивному поверхностному принципу: по цвету кожи, по графе «национальность» в паспорте. Больше они ничего предъявить миру не могут. А поскольку их много, поскольку они всегда были удобны и составляли опору власти, в советские времена только из них и набиралась правящая государственно-партийная прослойка, то мы имеем сегодня то, что имеем. Эти люди толкают Россию на путь национально-религиозного раскола. На самоубийство. (Подробнее об этом — в готовящемся к публикации материале под условным названием «Как развалить Россию».) И ничего нельзя сделать — каток неумолимо движется к своей пропасти. Ведь все премного довольны: и юные погромщики, и взрослые присяжные заседатели, практически оправдавшие в суде погромщиков, и милицейские генералы… Одна надежда — на какие-то непонятные законы человечества. Вроде бы очевидно, что миром правят и тон задают дураки и агрессивные сволочи. Однако мир почему-то до сих пор не рухнул. За тыщи-то лет! И это внушает совершенно иррациональные надежды… 

Главная страница | Архив | Содержание номера

Номер 7(344) 31 марта 2004 г.

[an error occurred while processing this directive]