Главная страница

Главная страница | Архив | Содержание номера

Номер 6(343) 17 марта 2004 г.

Юрий КОЛКЕР (Лондон)

Лейбористы безмолвствуют

 

Весьма вероятно, что барсук, как енот в детской сказке, «умное животное и очень чистоплотное», но про него точно известно, что он разносит туберкулез. Разносит повсюду, в Британии же — особенно. Почему? Как ни странно, политическая система виновата. «Спасибо партии за это». Лейбористы «хотели, как лучше»; более того, действовали с несвойственной им оглядкой на британскую традицию, а традиция такова, что барсуков тут издавна любят. Но — «вышло как всегда». Расплодили барсуков сверх всякой меры. Их в Британии больше, чем в любой другой стране Европы. В итоге и людям плохо, и барсукам.

Людям плохо потому, что туберкулез от барсуков передается молочному скоту. С 1975 года барсуков травили, и скот практически не болел, но в 1982-м барсуки были причислены к охраняемым животным. Уничтожать их стало делом противозаконным. Новый, еще более строгий закон, последовал в 1992 году. За двадцать лет популяция британских барсуков утроилась и достигла восьмисот тысяч. Тут уже и барсукам стало плохо. Это ведь старая новость: хищник и жертва нуждаются друг в друге, связаны в природе жестким симбиотическим циклом. Уберите хищника — и жертва размножится до такой степени, что в результате своей многочисленности станет жертвой другого хищника: бактерий, вызывающих эпидемии. Что и произошло. Случай, можно сказать, хрестоматийный.

Но у большинства политиков мысль коротка — и направлена не на благо народа, а на популярность. Лейбористы пришли к власти в 1997 году, получив на предвыборную кампанию миллион фунтов от напористой группы, именующей себя Political Animal Lobby (название двусмысленное: можно перевести и как «лобби политического животного», то есть, по Аристотелю, человека, и как «политическое лобби в пользу животных»). И как раз в год прихода лейбористов к власти наука подтвердила, что туберкулез у скота — от барсуков. Новое правительство не решилось принять меры заведомо непопулярные. Чтобы выиграть время, оно затеяло новые (полевые) исследования и опыты — с частичным отловом и выбраковкой барсуков. Работа велась скверно, было истрачено 33,5 миллиона фунтов, новых результатов не получено (старые подтверждены), а что еще хуже — туберкулез среди скота в результате этих исследований возрос на 27%, поскольку барсуки, спасаясь от капканов, начали осваивать новые территории. В прошлом году пришлось выплатить фермерам 31 миллион фунтов — за забой больного скота. Незачем говорить, что это означает для фермеров, едва сводящих концы с концами и вообще загнанных в угол. А между тем зараза распространяется в геометрической прогрессии, и согласно прогнозам в 2010-м выплаты достигнут миллиарда, а в 1914 — двух миллиардов фунтов.

Правительство безмолвствует. Ничего предпринять оно не может. Во-первых, есть закон, даже два. Во-вторых и главных, «политические животные» немедленно поднимут крик. Поскольку же обыватель, известное дело, любит пушистых зверьков, а думать самостоятельно не приучен, то популярность правительства, и без того подорванная иракской войной, может совсем упасть, и лейбористы, чего доброго, проиграют выборы.

Страх в правительстве так велик, что всё, касающееся барсуков, обсуждается при закрытых дверях. Но одно известно точно: вакцины против коровьего туберкулеза (на которую уповает правительство) пока нет. Десять лет эта вакцина была обещана учеными, но у них ничего не получилось. Сейчас они говорят, что потребуется еще 10-15 лет. То есть средство будет готово (если вообще будет) не раньше того года, когда два миллиарда налоговых денег будут выбрасываться барсукам под хвост. Даже нет, не под хвост, а просто — на ветер. Потому что барсукам легче не станет. Они ведь тоже мрут от туберкулеза — и год от году больше, в той же самой геометрической прогрессии.

Главная страница | Архив | Содержание номера

Номер 6(343) 17 марта 2004 г.

[an error occurred while processing this directive]