Главная страница

Главная страница | Архив

Номер 6(343) 17 марта 2004 г.

Cover 3/17/2004

С.Фрумкин. Луддиты XXI века. Смертельная свобода. Страсти вокруг «Страстей Христовых»
Все началось с машин, производящих чулки. В 1811 году в английском городе Арнолд рабочие-текстильщики, на смену которым пришли ткацкие станки, восстали, пошли штурмом на местную тюрьму и освободили более десятка заключенных. Кончилось это тем, что некоторые мятежники были повешены, а остальные отправлены на каторжные работы в Австралию. Возглавил восстание Нед Лудд, давший имя историческому термину «луддиты», с которым ассоциируют с тех пор всех, кто с недоверием относится или просто боится неизбежных изменений, вызванных появлением новых технологий.

Н.Журавлёв. Плановая неожиданность. Прощай, Минкин!
К тому времени, когда этот текст дойдёт до читателя, ответы на все основные вопросы будут получены. Будет известен новый Премьер России, состав кабинета и его программные установки. Так что комментировать сам факт неожиданной отставки правительства и гадать о его возможном составе и программе нет никакой необходимости.
Гораздо важнее задать вопрос, на который ответа не дали и не дадут. Ответ на вопрос, который все политологи, политтехнологи, политконсультанты и политжурналисты даже не сформулировали толком. То ли не поняли, то ли не оценили. Причина слепоты и немоты мне видится в аморфности элементарной правовой культуры.

Ю.Колкер. Лейбористы безмолвствуют
Весьма вероятно, что барсук, как енот в детской сказке, «умное животное и очень чистоплотное», но про него точно известно, что он разносит туберкулез. Разносит повсюду, в Британии же — особенно. Почему? Как ни странно, политическая система виновата. «Спасибо партии за это». Лейбористы «хотели, как лучше»; более того, действовали с несвойственной им оглядкой на британскую традицию, а традиция такова, что барсуков тут издавна любят. Но — «вышло как всегда». Расплодили барсуков сверх всякой меры. Их в Британии больше, чем в любой другой стране Европы. В итоге и людям плохо, и барсукам.

Б.Езерская. Рандеву в Линкольн-центре
Французские фильмы расшевелили залегшую на зимнюю спячку нью-йоркскую журналистскую братию: просмотровый кинозал Линкольн-центра был наполовину полон, что весьма показательно для пресс-показа. На фестиваль ожидается десант французских актеров и режиссеров. Среди них такие звезды, как Натали Байе, Филипп Торретон, Джули Одрон, Ани Фонтейн, Роберт Сэлис и другие, так что у посетителей фестиваля будет возможность пообщаться с ними накоротке. Чего мы, журналисты, к сожалению, лишены: пресс-показ начинается на две недели раньше фестиваля.

В.Нузов. Интервью с Яковом Этингером
Якова Гилярьевича Этингера, профессора, доктора медицинских наук, одного из крупнейших советских кардиологов, арестовали 18 ноября 1950 года. Он — единственный из арестованных по «делу врачей», кто в марте 1953 года, едва ли не на другой день после смерти Сталина, не вышел из тюрьмы. Доктор Яков Этингер, главный «врач-убийца», скончался в медсанчасти Лефортовской тюрьмы 2 марта 1951 года. То есть за три с половиной месяца славные сталинские чекисты (читай: волкодавы) забили мужчину во цвете лет (он родился в 1887 году) насмерть. Сегодняшний разговор — с приёмным сыном профессора Этингера, Яковом Яковлевичем Этингером.

Э.Рындина. Лев Ландау: штрихи к портрету
Бабушка была, без сомнения, удивительным человеком: в самых трудных обстоятельствах она не теряла мужества, не смирялась перед бедой — она предпочитала действовать.
Во время гражданской войны, когда город Баку переходил из рук в руки, при очередном взятии его красными пропали платиновые чаши из нефтяной компании, где дед был одним из ведущих инженеров. Дед был арестован и бабушка не находила себе места, беспокоясь о нем. Кто-то из друзей узнал, что Киров, находившийся в Баку, должен уехать таким-то поездом в Питер.

В.Фрумкин. Лёгкая кавалерия большевизма
Общественная чуткость песни (свойство, давно за ней замеченное) выступает в иные моменты истории с поразительной наглядностью и притом в самых неожиданных формах. Молниеносно реагировала советская песня на смерть Сталина. Не то что бы она принялась оплакивать почившего вождя — нет, она попросту растерялась. Ее зычный, самоуверенный голос словно бы осекся. Что-то явственно сдвинулось в звуковой атмосфере страны. Из радио враз исчезли песни о Сталине — святая святых советской гимнографии. Вместо них на передний план вышли песнопения на тему «Партия — наш рулевой», но звучали они, по сравнению с исполненными теплоты и обожания сталинскими гимнами, риторично и холодно, оставляя народ в равнодушном недоумении. Сник и дрогнул, будто чувствуя свою неуместность, весь головной эшелон советской массовой музыки — песни-лозунги, песни-плакаты, служившие вечно праздничным звуковым фасадом государства.

С.Баймухаметов. Анатомия мифа
Как только заходит речь о тайнах и парадоксах нашей истории, тут же всплывает имя Фоменко. Исторические эскапады математика-академика А. Фоменко стали уже чем-то вроде популярного фильма. О них знают почти все. Мы «Повесть временных лет» в полном, неурезанном виде не читали, что означает слово «полк» в «Слове о полку Игореве» — не знаем, а Фоменко — пожалуйста, у всех на устах. На всех прилавках. Гигантскими тиражами выходит. Так что феномен не в Фоменко, а в нас. И потому и тем более нельзя обходить его стороной. Нельзя отворачиваться ни в коем случае.

Из редакционной почты (Э.Розенталь)

В.Генина. Тубишват — символ возрождения
7 февраля в лесах, заповедниках, парках и скверах Израиля было посажено порядка миллиона саженцев. 150 тысяч человек приняло участие в своеобразном всенародном «субботнике», приуроченном к празднику Тубишват.

Б.Смехова. И снял царь своё кольцо
—Ну как, вы готовы? — Голос художника был нетерпелив и прерывист, звуки доносились из-за океана, с другого полушария чуть приглушённо, волна то затухала, то пульсировала снова, будто кто-то раскачивал гигантские качели.
— Миша! Миша! Алло! А у вас там, в Бруклине, меня хорошо слышно?
— Вполне.
— Миша, пожалуйста, одевайтесь хорошенько, здесь погода в Пурим непредсказуема, может даже дождь пойти. Почему вы смеётесь?

А.Розенбойм. Дважды спасённая, или Праведники 1905 года
Возле дома толпились люди, которых, еще вчера, повстречав на улице, в конце или в булочной, можно было принять за вполне приличных, а сейчас они потрясали палками, ломами, кусками водопроводных труб, и лица их были искажены ненавистью. Мелькали городовые, вдали маячили солдаты. Но ни здесь, ни среди бесчинствовавших на других улицах, не было ни одного карманника, налетчика, квартирного вора, карточного шулера, даже самого затрушенного халамидника, не брезговавшего кражей белья с веревок, и прочей уголовной публики, которая, пребывая на задворках общества, тем не менее, не запятнала свою корпоративную честь участием в погроме, о чем потом постаралась довести до сведения жителей Одессы и «коллег» из других городов.

Н.Винокур. «Французская версия Хемингуэя»
Всё в биографии этого человека было необычно и временами загадочно, начиная с его появления на свет. Он родился 8 мая 1914 года — кажется, в Курске, откуда родом была его мать. Другие источники называют местом его рождения Москву. По поводу имени отца тоже существуют разные гипотезы: по одной, им был первый муж матери, актер Леонид Касев, по другой — «звезда» русского немого кино Иван Мозжухин, с которым мальчика сближало разительное внешнее сходство. Представим же того, о ком идет речь, — французский писатель Ромен Гари.

Л.Миллер. «А жизнь всё тычется в азы»
24 марта 2004 года исполняется 65 лет со дня рождения ленинградского поэта Леонида Аронзона, погибшего в 70-м году. Его имя я впервые услышала не в России, а в Лондоне от английского переводчика Ричарда Маккейна. По всему было видно, что Маккейн влюблён в поэзию Аронзона: он то и дело цитировал его строки и упоминал его имя в разговоре. Ричард переводил стихи Аронзона более двадцати лет — с тех самых пор, как узнал о нём от своих друзей Аркадия Ровнера и Виктории Андреевой. При жизни Аронзон не напечатал ни строки. В новые времена вышли три его сборника — в 90-м, 94-м и 98-м. Последняя книга «Смерть бабочки» с параллельными переводами на английский Ричарда Маккейна, пожалуй, самое полное собрание стихотворений поэта.

Л.Аронзон. Стихи из книги «Смерть бабочки»
Еще зима. Припомнить, так меня
в поэты посвящали не потери:
ночных теней неслышная возня,
от улицы протянутая к двери.

В.Матлин. «Не боюсь я никого и не верю никому» (рассказ)
Я сразу узнал это место, хотя прошло столько лет, и с тех самых пор я ни разу здесь не бывал. Ну да, вот этот зал против главного входа, вот эта будка под огромными часами, вот эта надпись «information» — всё на своих местах.
Часы показывали ровно пять. Я огляделся по сторонам. Рядом со мной переминался с ноги на ногу человек с букетом в руках и источал пронзительный запах одеколона, — наверняка в ожидании женщины. Тут же стояла и женщина — но явно не та, которую он ждал, и тоже ждала кого-то. А поодаль неподвижно застыла черная фигура хасида в полном обмундировании: в лапсердаке, шляпе и при бороде. Борода была такая пронзительно черная, что в сопоставлении с ней лапсердак и шляпа казались линялыми и выцветшими.

М.Азов. Это было в Беер-Шеве (рассказ)
Сверху Израиль похож на нож. Рукоятка, его цивилизованная часть, изукрашена бриллиантовой россыпью огней в вечерние часы и увита финифтью трасс, а лезвие, — пустыня Негев, — грубый кремневый нож первобытного человека. Впрочем, эта пустыня и есть страна камня: и громады каменных «столов», холмов с уплощенными вершинами, и овальные провалы, похожие на дыры окаменевшего сыра, и цепи гор, и водостоки-вади, русла пересохших потоков, и скальные столбы, и колоны, и нерукотворные монументы — все, чем может прикинуться камень, когда его время немеренно и люди не мешают разрушаться.

В.Ярмолинец. Гань Бао из Си-Гейта (рассказ)
Мой косоглазый (страдающий косоглазием) сосед Джин Бау утверждает, что его предки поселились в нью-йоркском Си-Гейте, когда это место только получило статус городского района. Вообще же китайцы появились в нашем городе только в начале XIX века. В дорогих домах считалось истинным шиком держать слугу-китайца. Во второй половине века, согласно «Энциклопедии города Нью-Йорка», здесь жило чуть больше трех тысяч китайцев, занимавшихся самой грязной и низкооплачиваемой работой. Они были рассеяны по всему городу, но во второй половине XIX века ремесленники и торговцы облюбовали Канал-стрит.

А.Шварц. Большие седаны
Статью о больших американских седанах я решил начать с нескольких общих полезных замечаний. При достаточно единодушном мнении о преимуществах и недостатках японских легковых автомобилей, весьма различны представления об американских и иных моделях. Многие механики, как и официальные эксперты, негативно оценивают надёжность американских моделей при длительной эксплуатации, а также их больший расход топлива. Тем не менее, соображения более высокой комфортабельности и безопасности больших американских седанов могут стать решающими при выборе машины.

Гороскоп

Из записной книжки гроссмейстера

Кроссворд

Главная страница | Архив

Номер 6(343) 17 марта 2004 г.

[an error occurred while processing this directive]