Главная страница

Главная страница | Архив | Содержание номера

Номер 6(343) 17 марта 2004 г.

Сай ФРУМКИН (Лос-Анджелес)

Луддиты XXI века

Все началось с машин, производящих чулки. В 1811 году в английском городе Арнолд рабочие-текстильщики, на смену которым пришли ткацкие станки, восстали, пошли штурмом на местную тюрьму и освободили более десятка заключенных. Кончилось это тем, что некоторые мятежники были повешены, а остальные отправлены на каторжные работы в Австралию. Возглавил восстание Нед Лудд, давший имя историческому термину «луддиты», с которым ассоциируют с тех пор всех, кто с недоверием относится или просто боится неизбежных изменений, вызванных появлением новых технологий.

Но ведь изменения действительно неизбежны. Прогресс — непрекращающийся процесс, который постоянно воздействует на человечество с тех пор, как металлические орудия труда заменили каменные, печатные книги пришли на смену рукописным, ружья вытеснили лук со стрелами, паровые двигатели сделали ненужными паруса, а двигатели внутреннего сгорания оставили без работы кучеров, изготовителей лошадиных подков, хлыстов и т.д. и т.п.

Прогресс распространяется повсюду, но замечается в основном теми, на кого это распространение неблагоприятно воздействует. Вы пробовали купить копирку в последнее время? Сотни тысяч людей больше не заняты — за ненадобностью — на производстве копировальной бумаги, слайдов, бобинных магнитофонов, радиоламп и сотен, возможно тысяч других вещей, которые совсем недавно были неотъемлемыми атрибутами нашей каждодневной жизни. А когда в последний раз вы видели молочника или смотрителя газовых фонарей?

Процесс продолжается. Факсимильные машины используются значительно меньше из-за появления электронной почты. Цифровая фотография вытесняет плёночную. В жизнь необратимо входят плоские телевизоры и компьютерные мониторы, миниатюрные мобильные телефоны, портативные компьютеры, беспроволочные системы передачи информации.

Непосредственный и неизбежный результат всех этих изменений — потеря рабочих мест. В начале XX столетия около 45% американского населения были заняты в сельском хозяйстве, в наши дни — лишь около 5%, причем эти 5% производят в три раза больше сельскохозяйственной продукции, чем производилось в начале века. Двадцать лет тому назад в США работало свыше 100000 телефонистов междугородней связи. Сегодня их менее 10000, но обрабатывают они в 12 раз больше звонков.

Как я уже сказал, прогресс может быть пагубным для тех, на кого он непосредственно воздействует. Телефонные операторы, изготовители копировальной бумаги и все те, кто потеряли работу из-за развития компьютерных технологий, имеют причины для недовольства. Но прогресс не останавливается, общество и его члены приспосабливаются, в результате чего для большинства жизнь становится лучше, удобнее и продолжительнее.

Сэм Уолтон, основатель «Уолмарта»

В наши дни не так уж много настоящих луддитов, призывающих к возврату конных экипажей и газовых фонарей. Но слышны громкие голоса тех, кто выступает не против прогресса вообще, а против отдельных его проявлений, не связанных напрямую с технологическими усовершенствованиями. Эти новоявленные луддиты могут одерживать локальные победы, но глобальную войну им не выиграть. А война и в самом деле ведется: новоявленным Луддом против бесспорного лидера розничной торговли будущего — «Уолмарта» и его дочерних предприятий.

Шестой месяц идет забастовка работников супермаркетов в Калифорнии. Это стоит огромных денег и служащим, и их работодателям, и это только первая перепалка. Уход в небытие семейных магазинчиков, вытесненных супермаркетами и универмагами, прошел малозамеченным; эти семейные магазинчики и лавочки, в отличие от профсоюзов, не были организованы, влиятельны и на виду. «Сиэрз», «Джей-Си-Пенни», «Мэйси’з», «Сэйфуэй», «Ральфс» и другие победили. И вот теперь эти победители сами оказались в борьбе за выживание с гигантом «Уолмарт’ом». Им хочется верить, что они достаточно умны и сильны, чтобы не только конкурировать, но и самим стать такими же гигантами. Однако для этого они должны уподобиться «Уолмарту» и обеспечить хорошее качество товаров по более низким ценам, сокращая издержки, где основные статьи расходов —щедрая зарплата и пакет льгот для служащих, объединенных в профсоюзы. Иронично, что нынешняя забастовка возникла из-за увеличения доли служащих в оплате медицинской страховки до $15, $20 или $25 в месяц (остальное по-прежнему покрывают работодатели), тогда как средний американский служащий или пенсионер платит за свою медицину в 10 или 15 раз больше.

Наши средства массовой информации поддерживают забастовщиков; мы читаем бесконечные реляции, выставляющие «Уолмарт» бессердечным гигантом, который нещадно эксплуатирует своих служащих. Интересно, что большинство таких материалов публикуется в газете «Лос-Анджелес Таймс», у которой нет подобных проблем, так как её служащие не объединены в профсоюзы. Владельцы газеты предпочитают не вспоминать о том, что их главный соперник и конкурент, газета «Геральд Экзаминер» Херста, была вытеснена из бизнеса своим собственным профсоюзом после длительной стачки. Это урок, который супермаркеты понимают — они не собираются выбрасывать белый флаг в войне с «Уолмартом», предпочитая лучше сдаться своему профсоюзу.

Японские изготовители автомобилей пошли войной против американской автоиндустрии, продавая машины, которые были лучше и дешевле американских. Некоторые из некогда ведущих американских автомобилестроителей отказались приспособиться к переменам и приказали долго жить. Оставшиеся в живых преуспевают — благодаря тому, что их профсоюзы сотрудничают с ними, помогают, беря на себя часть издержек. Ситуация в розничной торговле пищевыми продуктами — аналогична: нужно либо сокращать издержки, либо выходить из бизнеса.

Всегда будут существовать магазины, специализирующиеся на продаже дорогих, роскошных вещей, изысканных продуктов для тех, кто хочет и может себе позволить их купить. Но и «Уолмарт» — тоже не для всех. Тем не менее, подавляющее большинство американцев идут и будут ходить туда с благодарностью и признательностью, потому что там с большой скидкой они смогут купить всё, что им нужно. Точно так же, как легендарный король Каньют не смог повернуть вспять океанский поток, живущие в прошлом, оторванные от реальности профсоюзы не смогут повернуть вспять «Уолмарт» и его последователей.

 

Смертельная свобода

Избитая истина о тех, кто, забыв уроки прошлого, скорее всего, повторит их вновь, в значительной степени верна. Верно и то, что история повторяется, причем в своих самых кровавых и трагических проявлениях. Тем не менее, интеллектуальная элита, игравшая огромную роль в формировании западного общественного мнения с 1950-х годов, продолжает игнорировать уроки прошлого. Теории и учения, в которые искренне верят влиятельные и высокоинтеллектуальные личности, могут быть полностью дискредитированы временем, но их адепты-интеллектуалы продолжают им беззаветно следовать, безапелляционно отвергая любые факты, этим теориям противоречащие. Самый яркий тому пример — марксизм, ответственный за сотни миллионов жертв и обнищание масс, яркий пример «колосса на глиняных ногах», доказавшего свою несостоятельность. И, тем не менее, в цитаделях теоретизирующих краснобаев — университетах и научных журналах — о марксизме продолжают говорить как о разумной и осуществимой экономической и социальной системе.

Существует еще одно глубокое убеждение, на которое реальные факты никак не повлияли. Заключается это убеждение в том, что колониализм — всегда зло, подлежащее истреблению, что национальное освобождение и независимость — желанные и святые цели и что демократия может быть привнесена в страны, которые к ней совсем не готовы.

Адепты этой точки зрения отказываются признавать, что некоторые народы не были готовы к самоопределению и что так называемое (и презираемое) «иго белого человека» давало этим народам возможность выжить. Считается политически некорректным говорить о том, что зачастую эта вожделенная независимость приводила к ежегодному вымиранию миллионов людей от голода, эпидемий и междоусобной резни.

Бежавший в Африку бывший президент Гаити Жан-Бертран Аристид

Гаити — яркий пример того, как пренебрегли уроком истории. Создание этого государства два столетия тому назад после успешного восстания рабов считается и празднуется как триумф свободы, как победа над колониальным гнетом Франции. Но в действительности (а ее предпочитают игнорировать), жители Карибских островов, которые остались под протекторатом Франции: Мартиника, Сент-Мартин, Гваделупа и др. за последние 200 лет имеют гораздо более высокий уровень жизни, нежели свободные гаитяне. История Гаити — это калейдоскоп восстаний, резни, кровавых политических переворотов, сопровождавшихся полным обнищанием и страданиями местного населения. Несмотря на огромные природные ресурсы, которые никогда не использовались чернокожими правителями для блага народа, гаитяне считаются беднейшей нацией в своем полушарии. Самыми лучшими временами, когда народ Гаити получил небольшую передышку, можно считать 19 лет оккупации Гаити военно-морскими силами США. Американская администрация построила больницы, дороги, школы, ввела разумную судебную систему, способствовала сокращению преступности, резкому снижению детской смертности и увеличению продолжительности жизни. В 1934 году американцы ушли, и на Гаити вновь воцарились беззаконие, нищета, коррупция и борьба за власть.

После того, как в 1986 году режим Дювалье позорно прекратил свое существование, США пробовали ввести на Гаити демократию, но безуспешно. За годы правления Клинтона на эти цели было потрачено свыше 3 миллиардов долларов экспертами его администрации, позабывшими уроки истории. Деньгами Гаити помочь было нельзя. Почитайте о результатах нашей помощи в заголовках сегодняшних газет.

Ирак — еще один урок истории, который не принимается в расчет. История Ирака не так стара, как у Гаити — он был создан британцами в 1920 году, обрел независимость в 1932 году, и с тех пор там крови пролилось не меньше, чем на Гаити. Список правителей, занимавших трон, чтобы быть быстро и жестоко свергнутыми, весьма длинен. Самым долгим оказался режим Саддама, и то лишь потому, что по жестокости ему не было равных.

Ирак — конгломерат взаимно антагонистических группировок. Любой, кто искренне рассчитывает на мирное сосуществование курдов, шиитов и суннитов, которые, объединившись, будут потом вместе защищать права меньшинств вроде ассирийцев, туркоманов и прочих, напрочь забыл уроки истории. Резня уже началась. Как только мы уйдем, станет еще хуже. В результате Ирак расколется, кровопролитие усилится, ООН начнет выкручивать руки и обвинять во всем США и Израиль.

Если мы хотим, чтобы в нашем мире жилось лучше как можно большему числу людей, мы должны признать, что зло часто меняется на еще худшее зло. Государства должны существовать для пользы своего народа, а не правительства. Это просто-напросто означает, что люди должны иметь доступ к продовольствию, жилью, медицине, образованию и, что еще более важно, должны быть свободны от насилия и не бояться попасть в тюрьму и быть казненными за свои убеждения или по капризу властелина. Народы не должны подчиняться какой-либо доктрине ценой человеческих страданий или использоваться правительствами, готовыми жертвовать жизнями своих подданных во имя идеологии или личного обогащения.

Безотцовщина в значительной степени ответственна за рост преступности и беззакония в наших городах. Напрашивается аналогия в гораздо большем масштабе: если роль отца выполняет колониальная держава, то, лишившись такого «отца», «дети» часто не в состоянии начать самостоятельную жизнь. Обычно Запад приветствует независимость, обеспечивая экономическую и финансовую помощь, причем даёт ее, не акцентируя обязательства и условия возврата долга. Это очень напоминает ситуацию, когда отца заменяет снисходительная и заботливая мамаша, которая потворствует каждой прихоти ребенка, никогда не критикует, не ругает за провинности и, таким образом, поощряет зависимость, инфантильность. В результате — неминуемая катастрофа.

Страна Зимбабве, когда она еще называлась Родезией, была кормилицей Африки. Экономика ее была устойчива, система правосудия исправно функционировала, здравоохранение и образование были на европейском уровне. Управлялась страна белым меньшинством. Всемирная кампания за демократию и равноправие черных в Родезии привела к изменениям. В 1980 году Родезия белых приказала долго жить, власть захватили чернокожие, переименовав страну в Зимбабве.

Двадцать четыре года спустя Зимбабве — это экономический и политический инвалид. Управляется страна деспотичным диктатором, население с рекордным уровнем инфекционных болезней осталось без больниц, парламент и суды — неэффективны, СМИ заставили замолчать, экономика в руинах, политическая власть — в руках шайки вооруженных бандитов. Стала ли эта страна через четверть века лучшим местом для жизни как белых, так и черных людей? Я думаю, что нет.

Если детям не потакают, они злятся, кричат, требуют, топают ногами. Так же ведут себя народы, пока они не получают то, что хотели — свободу. Но оказывается, получив свободу, они начинают жить не лучше, а хуже. Мы видели это не раз после вспышек массовых убийств и разгула геноцида в Африке и на Ближнем Востоке. Один из самых мрачных примеров — уход Израиля с территорий, которые он занял в 1967 году после 19-летней оккупации Иорданией. Пока эти территории были под Израилем, продолжительность жизни арабов возросла с 48 до 72 лет, в 2000 году смертность арабских новорожденных упала с 60 до 15 на каждую тысячу; к 1986 году число палестинцев, работающих в Израиле, увеличилось с ноля до 109000; были построены 2000 индустриальных заводов, 3 университета, бесчисленные медицинские центры и школы; свыше 90% палестинского населения имели в домах электричество и водопровод (в 1967 году — всего 20%). Палестинская экономика была на четвертом месте среди самых быстрорастущих в мире, а валовой национальный продукт на душу населения между 1967 и 1991 годами увеличился в 10 раз: со 165 до 1715 долларов.

К настоящему времени уже совершенно очевидно, что израильская оккупация была самой гуманной, мягкой и полезной в человеческой истории и что уход Израиля с этих территорий три года тому назад был настоящим бедствием. Но, несмотря на это, регион корчится в муках убийственной ненависти, подстрекаемой палестинским преступным правящим классом, который предпочитает оставаться еще одной несчастной и нищей арабской диктатурой, где богатство доступно только правителям.

Нельзя не видеть уроки, обреченные на повторение. Трагично, что многие отказываются признать факты, которые так очевидны и так беспощадны.

 

Страсти вокруг «Страстей Христовых»

Очень актуален в наши дни старый анекдот про студентов разных национальностей, получивших задание написать сочинение о слонах. Англичанин назвал свое сочинение «Как охотиться на слонов»; француз — «Брачное поведение слонов»; немец — «Разработка теории классификации по возрасту, полу и цвету слонов, постоянно проживающих в радиусе 2,85 километров на север от пустыни Калахари». Еврей написал: «Слоны и еврейский вопрос».

Кадр из «Страстей Христовых»

Да, фильм Мэла Гибсона «Страсти Христовы» поставил «еврейский вопрос» ребром. Хотя, в общем-то, картина не о евреях. Естественно, евреи там в центре всех событий, но если стараться быть совершенно беспристрастным, нельзя сказать, что «хорошие евреи», приветствующие прибытие Иисуса в Иерусалим, чем-то или как-то отличаются от «плохих евреев», призывающих к его распятию. По словам Денниса Прейгера, для евреев и христиан это две совершенно разных картины: евреи видят фильм о евреях, убивающих Христа, а христиане видят, как Иисус жертвует своей жизнью во искупление грехов человечества.

Я спешу добавить, что лично мне было бы спокойнее, если бы этот кинофильм не был снят, или коль уж снят, чтобы еврейский первосвященник не выступал бы там в роли главного злодея. Но поздно об этом говорить. Гибсон со мной не консультировался, фильм сделан и непременно станет сенсацией. Я уверен, что он подольет масло в огонь антисемитской и антиизраильской пропаганды — особенно среди тех, кто нас и так ненавидит и с азартом схватится за очередную возможность провозгласить евреев убийцами Христа. Я также полагаю, что после просмотра фильма подавляющему большинству американских христиан не придет в голову обвинять евреев в гибели Иисуса. Громкие обвинения в антисемитизме и призывы к бойкоту фильма некоторыми евреями дадут обратную реакцию и только привлекут внимание к евреям тех, кто сосредоточен на главной теме фильма: христианское страдание и искупление грехов христианским мессией.

Сказав то, что я уже сказал, я все-таки считаю полезным предпринять какие-то превентивные меры. Именно в этой связи я всем сердцем поддерживаю блестящее предложение преподобного Майкла Эванса.

Преподобный Эванс — председатель Фонда семьи тен Бумов из голландского города Хаарлема. Во время 2-й мировой войны дом тен Бумов, где семья жила с 1837 года, стал укрытием для евреев и членов голландского сопротивления. Но кто-то их выдал, последовали аресты, и четверо из 20 членов семьи умерли в тюрьмах и концентрационных лагерях. Корри тен Бум, оставшаяся в живых после Равенсбрука, основала Фонд семьи тен Бумов. Она была набожной христианкой, написала бестселлер «Убежище», который впоследствии был экранизирован и пользовался большим успехом. Она умерла в 1983 году, но Фонд выкупил дом тен Бумов и превратил его в Музей Холокоста в 1987 году. Все годы Фонд был активным сторонником Израиля и евреев. Майкл Эванс, христианский сионист и глава Организации «Молись за Иерусалим» (его отец был христианин, а мать — ортодоксальной еврейкой) был приглашен Мэлом Гибсоном на просмотр в составе группы видных христиан.

Преподобный Эванс предложил, чтобы в конце фильма, когда экран становится черным, была показана надпись: «четверть миллиона евреев были замучены римлянами, но только Один воскрес из мертвых». Это помогло бы понять распятие Христа в правильном контексте: в Римской империи это было обычное наказание для евреев, особенно там, где активно велось сопротивление против оккупации. Иудея бурлила, и распятие евреев на кресте было обычным повседневным делом. Преподобный Эванс, который до сих пор помнит, как в детстве его дразнили «убийцей Христа», считает, что эта сноска объяснит смерть Иисуса в историческом контексте, поскольку сотни тысяч других евреев были уничтожены римлянами так же, как и Христос. Эванс сказал мне, что в присутствии как минимум 30 свидетелей Гибсон с большим энтузиазмом воспринял его предложение — по словам Гибсона, он сам искал подобное решение, чтобы, с одной стороны, нейтрализовать критику вокруг фильма, а с другой — снять с себя необходимость извиняться за него.

Как оказалось, Гибсон с тех пор изменил свое мнение. Его офис засыпали вопросами на эту тему, но все они остались без ответа, а сам Мел несколько раз повторил, что никаких постскриптумов к фильму не будет.

Тем временем Майкл Эванс начал кампанию на сайте www.melj.net по сбору миллиона подписей, требующих, чтобы Гибсон добавил в конце фильма предложенный Эвансом постскриптум.

Я горжусь тем, что подписал это письмо, и призываю всех своих читателей сделать то же самое.

Начав со старого анекдота, я хочу закончить другим, несколько более современным. На заседании ООН арабский делегат обвиняет евреев в распятии Иисуса. Израильский посол отвечает ему, что это сделали не евреи, а палестинцы.

Араб возмущен: «Палестинцы? Палестинцы?» — кричит он. «Какая ерунда! Не было тогда никаких палестинцев в Иерусалиме»!

«Вы правы! Именно это я и хотел от вас услышать!» — отвечает израильтянин.

Приводим в русском переводе текст коллективного письма Мэлу Гибсону, составленный Майклом Эвансом. Желающие присоединить свою подпись могут сделать это, воспользовавшись адресом в интернете, указанным в статье Сая Фрумкина.

Уважаемый г-н Гибсон,

Как человек, выступающий против антисемитизма, я хочу поблагодарить вас за создание фильма «Страсти Христовы». Я буду молиться за вас и за еврейский народ.

Учитывая, что фильм будет демонстрироваться по всему миру, я настоятельно прошу вас завершить его следующим постскриптумом:

«В годы римской оккупации более четверти миллионов евреев были распяты на кресте римскими властями, и только один из них воскрес из мертвых».

Г-н Гибсон, таким постскриптумом вы покажете, какие невыносимые страдания еврейский народ претерпел под римской оккупацией, так что те, кто хотел бы воспользоваться вашим фильмом для нагнетания ненависти к евреям, не получат такой возможности, а любые возможные недоразумения между христианами и евреями превратятся в сочувствие и взаимопонимание.

История показывает, что фильмы на тему «Страстей Христовых» служили орудием в руках антисемитов. Мы поддерживаем вас, г-н Гибсон, и ваш фильм. Однако мы бы хотели затруднить и даже сделать невозможным для человеконенавистников использовать ваше творение в злонамеренных целях.

С 11 сентября 2001 года волна антисемитизма поднялась в Европе до уровня, невиданного со времен Гитлера. Антисемитизм нагнетался в бывшем СССР, из-за чего за десятилетие его покинул миллион евреев. По той же причине 800 000 евреев покинули мусульманские страны.

Мы смиренно просим прощения у еврейского народа за пролитую во имя нашего Спасителя еврейскую кровь и хотим сделать всё возможное, чтобы это не повторилось.

С предлагаемым постскриптумом ваш фильм «Страсти Христовы» станет первым фильмом об Иисусе, который будет противостоять антисемитизму, так как расскажет правду о страданиях евреев в эпоху Христа.

Главная страница | Архив | Содержание номера

Номер 6(343) 17 марта 2004 г.

[an error occurred while processing this directive]