Главная страница

Главная страница | Архив | Содержание номера

Номер 5(342) 03 марта 2004 г.

Александра ОРЛОВА (Нью-Джерси)

Cтранная книга

Александра Орлова

В течение почти четверти века, что я живу в США, ни в одном из каталогов русских книжных магазинов мне не попадались новые книги о Михаиле Ивановиче Глинке, великом композиторе, заложившем основы русской музыкальной классики, «отца русской музыки» по выражению Д.Д.Шостаковича.

И вот недавно мой знакомый, живущий в Филадельфии, обнаружил изданную в 2002 году книгу о М.И.Глинке. Автор ее — покойный питерский музыковед Александр Семенович Розанов1.

А.С.Розанов — серьезный исследователь. Он создал превосходную книгу о знаменитой певице, друге И.С.Тургенева Полине Виардо. За этот труд его удостоили звания почетного члена французской «Ассоциации И.Тургенева, М.Малибран и П.Виардо». Он является также автором с большим вкусом изданной книги «Музыкальный Павловск». Розанов — крупный музыкальный текстолог и известен восстановлением некоторых сочинений композиторов XVIII и XIX столетий, а также публикациями писем видных музыкальных деятелей (той же Полины Виардо, Берлиоза, Листа и др.). Перу А.С.Розанова принадлежит и академическое издание литературного наследия Глинки. Этот значительный труд написан в соавторстве с музыковедом А.С.Ляпуновой и завершен Розановым самостоятельно после её смерти.

Здесь нелишне упомянуть одну трагическую страницу жизни А.С. Розанова, о которой стыдливо умалчивает Музыкальная энциклопедия. Сам он об этом, естественно, никогда не вспоминал, да и я узнала совершенно случайно — и прониклась к нему ещё большим уважением.

В библиотеке моего покойного мужа Г.П.Орлова хранились два сборника песен под названием «Перековка. Музыка трассы» под редакцией Д.Д.Шостаковича (!) и с грифом, предупреждающим, что данное издание распространению не подлежит. Г.П.Орлову эти сборники подарил один из авторов «Перековки». Там напечатаны песни музыкантов, репрессированных в сталинские годы и отбывавших срок на строительстве Беломорканала. Имени автора на сборниках нет, но мужу, конечно, оно было известно. Мне он ничего не сказал, я знала только, что это один из его бывших учеников. Поражали тексты песен в этих сборниках: они воспевали счастливую жизнь людей, благодаривших судьбу за то, что их перевоспитала «перековка». Музыка же была столь безлична, что в памяти от нее ничего не сохранилось.

И вот среди авторов песен я обнаружила имя хорошо мне известного А.С.Розанова (в общении с ним я, естественно, этого факта его биографии не касалась).

У меня с Александром Семеновичем были добрые отношения, мы часто встречались в концертах, в оперных театрах — с ним и его женой-художницей. Обменивались мы и нашими напечатанными работами. У меня сохранились две его книжки с дарственными надписями — монография о Полине Виардо и один из томов академического издания литературного наследия Глинки.

Вполне естественно, что меня заинтересовала его новая работа, и я попросила своего знакомого прислать мне ее для ознакомления. К великому сожалению, меня постигло глубокое разочарование.

Едва я увидела красочную обложку, как меня охватило недоброе предчувствие. А.С.Розанов слыл человеком с изысканным вкусом. И поэтому заглавие его книги, напечатанное на обложке — и повторенное на шмуцтитуле — «Северная звезда» меня крайне поразило. Название это звучит не только слащаво, но и неверно, к великому композитору просто неприменимо.

У Глинки есть романс «Северная звезда» (на стихи Е.Ростопчиной). Эта вещь «проходная» в наследии композитора. Она написана «на случай», к свадьбе одной из дочерей Николая I. Значение же Глинки для музыки так велико, что не может уложиться в узкие рамки одного, пусть и прелестного романса. Подзаголовок — «Жизнь и судьба М.И.Глинки» — повторяет название знаменитого романа Василия Гроссмана «Жизнь и судьба»: это словосочетание стало модным, употребляется направо и налево и отдает дурным вкусом. Мне представляется наиболее удачным заглавие, указанное не на обложке, а на титульном листе: «Михаил Иванович Глинка». Оно не претендует на оригинальность и точно отражает задачу, которую, видимо, ставил перед собой автор, т.е. предложить читателю научно-популярную работу о жизни и творчестве великого композитора.

К сожалению, эту задачу Розанов только наметил, но не успел воплотить в жизнь.

Кто завершил его работу, кто редактировал сохранившиеся тексты — не указано. Ощущение, что эта книга всего лишь довольно подробный пересказ «Записок» и писем Глинки. А ведь этого явно недостаточно. Напомню, что великий знаток Глинки академик Б.В.Асафьев неоднократно подчеркивал — мемуары Глинки надо читать между строк и обстоятельно комментировать — такой это «хитрый» документ. В книге же Розанова никаких пояснений нет. Создается впечатление, что сохранившийся материал — лишь черновой набросок, каркас будущей книги и что автор просто записывал то, что сохранилось в его памяти, рассчитывая в процессе окончательного оформления своего замысла снабдить рукопись необходимыми комментариями. Сейчас же книга полна множеством мелких, второстепенных и даже третьестепенных подробностей, но в ней не достает важных фактов, сыгравших существенную роль в жизни и творчестве Глинки.

Так, например, подробно сообщается о всех передвижениях композитора во время его путешествий, о незначительных бытовых деталях, о массе людей, с которыми его сталкивала судьба (однако без необходимых пояснений кто эти люди и какова их роль в жизни Глинки). Называются бесконечные «няни» (попросту содержанки) в разных городах. И в то же время скупо и не всегда точно рассказано о значительной странице жизни композитора — его романе с дочерью знаменитой пушкинской Анны Керн, Екатериной Керн. Не показана та трагическая роль в судьбе композитора — и в жизни, и в творчестве — какую сыграл многолетний бракоразводный процесс Глинки (жена композитора обвенчалась со своим любовником в церкви при живом муже, что и дало Глинке право возбудить судебное бракоразводное дело)… Это поистине страшная страница биографии Глинки: процесс затянулся на много лет и совершенно измотал его.

Не упоминаются увлечения композитора женщинами, сыгравшими роль в его творчестве.

Наконец, опущены важные подробности о замысле, сочинении и сценической судьбе его опер — «Жизни за царя» («Ивана Сусанина») и «Руслана и Людмилы». В заключительной главе скороговоркой, без каких-либо комментариев перечисляются постановки «Руслана», но не рассказано об искажениях великого творения Глинки, которые сопутствовали почти всем его постановкам.

Вообще, перечислять то, чего в книге Розанова не достает, а что в ней лишнее — дело бесполезное. К великому сожалению, автора нет в живых, а редактором его труда оказался человек неосведомленный (книгу, конечно, могли редактировать и несколько человек, но это дела не меняет).

Последняя же глава написана явно кем-то другим: она полна ошибок и свидетельствует о некомпетентности писавшего.

Истинное перо Розанова рельефно проступает лишь в одном эпизоде книги: описывая ночной Мадрид, автор показывает, как впечатления Глинки воплотились в музыке его Второй испанской увертюры «Ночь в Мадриде». Если бы вся книга была написана на таком уровне!

Эта яркая вспышка лишь подчеркивает реальные возможности А.С.Розанова и свидетельствует, что они не были реализованы в книге. Отрывок о ночном Мадриде окончательно убедил меня, что перед нами незавершенная работа. Видимо, таков был творческий метод Розанова — изложение фактов без проявления своего к ним отношения, а затем — «расцвечивание» книги; наполнение её живой авторской интерпретацией. (Я сужу по его книге о Полине Виардо).

Кто завершил рукопись Розанова, кто придумал безвкусное название, или кто воспользовался бумагами покойного исследователя — не могу представить. Во всяком случае, выпустив книжку под именем А.С.Розанова, два издательства — ст.-перебургское и московское оказали покойному автору медвежью услугу, а читателю преподнесли недоработанный, сырой материал.


1 А.С.Розанов. Северная звезда. Жизнь и судьба М.И.Глинки. Михаил Иванович Глинка. С.-Петербург, Москва, 2002.

Главная страница | Архив | Содержание номера

Номер 5(342) 03 марта 2004 г.

[an error occurred while processing this directive]