Главная страница

Главная страница | Архив | Содержание номера

Номер 5(342) 03 марта 2004 г.

Сергей БАЙМУХАМЕТОВ (Москва)

ТАК ЗАЩИЩАЛИ ЖЕНЩИН!

8 марта — Международный женский день

Есть ли в Библии закон «око за око»? Странный вопрос. Вроде бы общеизвестно… Но не будем спешить. До древних иудеев и Священного писания еще дойдем. Начнем пока с нас. Кто-нибудь когда-нибудь слышал, чтобы фраза «Простота хуже воровства» произносилась с гневным осуждением? Нет, конечно. Потому как воровство (кража) у нас вроде национального развлечения. Что уж говорить о простоте…

Между тем, в старорусском языке слово «воровство» означало вовсе не «кражу». «Вор» — убийца! Душегуб!

Простота — хуже убийства! Вот как!

Но тут ничего не поделаешь. Изменилось значение слова — и вместе с ним изменилась чуть ли не суть присказки.

Также интересно, как изменилась со временем общеизвестная поговорка «Кто старое помянет — тому глаз вон». Вроде бы чему тут меняться? На самом же деле полностью поговорка звучала так: «Кто старое помянет, тому глаз вон. А кто забудет — тому оба!».

Все-таки, наверное, добрый мы народ. Ведь примирительную, прощающую часть поговорки запомнили, а памятную, к мщению призывающую заповедь, — отбросили.

Повторю: тут ничего не поделаешь. Народ — творец и хозяин своего языка, ему не прикажешь.

Сложнее — с Библией. Мы живем в мире, перенасыщенном информацией. В мире, в котором очень трудно встретить человека, который сам читал Библию или Коран. В основном же все слышали звон.

«Око за око, зуб за зуб» вставляют в свои статьи и речи люди, Библию, наверное, не читавшие. Просто цитируют предыдущих авторов. А те — других предыдущих. Те же первые, что Библию читали, то ли смотрели невнимательно, то ли выдернули эту фразу из конкретного текста для иллюстрации каких-то своих общих умозаключений и рассуждений. Так и пошло с тех неизвестных давних лет.

В действительности установления «око за око» как всеобъемлющего закона в Библии нет. Это мы вырываем фразы Библии из конкретного текста и придаем им расширительное значение. На самом же деле Библия очень конкретна. Это далеко не только священное писание, но и свод норм и правил обыденной жизни. Там, в Библии, учтено, регламентировано всё: вплоть до того, каких размеров должен быть загон для скота, сколько кольев надо вбить в ограду, из чего сделать крышу и так далее.

И фраза «око за око» взята из отдельного, частного, совершенно конкретного закона, который я бы назвал первым в истории человечества Законом об охране материнства, Законом о защите женщин.

Итак, «Исход», глава 21.

«Когда дерутся люди, и ударят беременную женщину, и она выкинет, но не будет другого вреда, то взять с виновного пеню, какую наложит муж той женщины, и он должен заплатить оную при посредниках;

А если будет вред, то отдай душу за душу,
Глаз за глаз, зуб за зуб, руку за руку, ногу за ногу,
Обожжение за обожжение, рану за рану, ушиб за ушиб».

Вот и всё. Говорю же — Закон об охране материнства, Закон о защите женщин в те жестокие времена. Главный закон родовой общины. Потому как женщина — продолжение и сохранение рода. И получатся, что я открыл этот первый в мире закон о защите женщин, несмотря на то, что он у всех перед глазами, в миллионах экземпляров. Бывает… 

ТЕМНОЕ ДЕЛО И ПЛЯСКИ ЖУРНАЛИСТОВ

Иван Рыбкин

Я не столько о Рыбкине — сколько о журналистах.

Исчезновение и возникновение Ивана Рыбкина, кандидата в президенты России, сначала в Москве, а затем в Лондоне — общеизвестны. Но с самого начала было очевидно, что дело темное, спешить с выводами и оценками здесь нельзя. Профессионально противопоказано!

Однако только «слабые» женщины — Ирина Петровская и Анна Политковская — поставили вопрос о расследовании, выяснении сути дела. Зато «сильные» мужчины почти на всех телеканалах и газетах бесстрашно плясали на костях Ивана Рыбкина. Сколько издёвок было, иронии, сарказма! Примерно такого, как в эфире Первого канала: «Спокуха! Нашелся мальчонка! Правда, слегка обкукурился». И так далее.

Давно не было мне так стыдно за прессу и так тошно. Уж кто-кто, а журналисты ведущих СМИ знали, что как раз перед таинственным исчезновением Рыбкин обвинил действующего президента в прямом содействии близким ему олигархам:

«Кроме широко известного Романа Абрамовича есть у Владимира Владимировича старинные друзья-товарищи — Геннадий Тимченко, Михаил и Юрий Ковальчуки. Они приходятся президенту соседями по дачам в кооперативе «Озеро» под Питером, они совместно отмечают семейные торжества. Тимченко владеет нефтеперегонным заводом в Киришах, (…) контролирует компанию «Сургутнефтегаз». Братья Ковальчуки контролируют Главное управление Банка России по Санкт-Петербургу, банк «Еврофинанс». 49% акций «Газпроммедиа» (так называемые акции НТВ) переданы банку «Еврофинанс». Этого мало: 49 % акций Первого канала переданы этому банку. И братья Ковальчуки реально определяют кадровую политику на НТВ и ОРТ…. Руководители бизнес-сообщества знают эти факты и, конечно, должны говорить об этом публично. Но они обсуждают эту тему шепотком при личных встречах».

По нашим временам и нравам — ничего тут особенного нет. Но в народе не любят олигархов, в народе почему-то уверены, что всенародно избранный скоро возьмет их всех за цугундер. А тут… И мало ли что ещё может сказать Рыбкин в статусе кандидата в президенты, имея прямой эфир на телевидении!?

Всё это знали молодые трибуны телеэфира и газетных полос. И тем не менее… Когда мы говорим, вслед за Пушкиным: «Здравствуй, племя младое, незнакомое!», то само собой подразумеваем — «свободное». Лучше нас, служивших в коммунистических (других не было) газетах! И вот они выросли, свободные… Отрабатывают свои деньги или ещё чего с невиданной страстью. Впрочем, обо всём этом 100 лет назад написал их дедушка Ленин в статье «Партийная организация и партийная литература».

Президентская избирательная кампания с самого начала свелась к фарсу. Но фарс как плебейский жанр всегда соседствует и пересекается с насилием, жестокостью, с «беспределом» — как повсеместно говорят нынче на Руси уголовники, политики и журналисты. В чем мы и убедились.

А что ещё сказал или не сказал Иван Рыбкин, ведя свою избирательную кампанию из Лондона, читатели уже знают.

ПОСМЕРТНАЯ ПЕНСИЯ

Власть и бизнес хотят выехать на горбу пенсионеров

В феврале россияне были взволнованы слухами-разговорами о повышении возраста ухода на пенсию. Почти во всех странах Европы мужчины отправляются на отдых в 65 лет (в Норвегии аж в 67), а женщины — в 60. И только во Франции да у нас в 60 и 55 лет.

Общественность забурлила. Вспомнили, что мужики у нас до пенсии и не доживают, умирают в 59 лет. Такова их среднестатистическая продолжительность жизни. После чего глава Пенсионного фонда Зурабов выступил по всем каналам ТВ и заявил, что никаких изменений не будет, а все слухи — ложные.

Постараюсь сказать о том, что не так широко известно и не обсуждается. Во-первых, элементарный вопрос: если вполне конкретный мужчина не доживает до пенсии, то куда деваются его пенсионные накопления за всю жизнь? Как-то нехорошо: человек помер — а деньги его исчезли. Куда? Почему не отдать их родственникам?

А главное, власть и бизнес в очередной раз хотят выехать на горбу народа. Бизнес требует от правительства снижения ставки социального налога. Правительство мнется, как девица на выданье: и отказать не может, и боится, что больно будет. Ведь тогда уменьшатся отчисления в Пенсионный фонд. Их можно покрыть, угождая бизнесу, только одним путем — повышением пенсионного возраста. Вот откуда ветер дует…

В-третьих, скажу самое неприятное. Знаете, когда дольше всего жили у нас люди? В 1986-1991 годах! Появилась надежда на другую, новую, лучшую жизнь. И организмы людские соответственно прореагировали. А как только надежду убили, люди стали вымирать. От моральной придавленности. Не только от тяжелой жизни в материальном смысле. А нынешняя власть даже обманную сказку придумать не может. Дать надежду. А вот отнять — всегда пожалуйста.

Почему я так уверенно говорю об «отнять»? Потому что еще с советских времен известно: если власть что-то опровергает — значит оно, опровергаемое, было или обязательно будет. Февральские слухи — пробный камень, запущенный в общество. Чтобы привыкали. Еще несколько таких обсуждений, и начнутся разговоры, что 68 лет — слишком много, бесчеловечно. Тогда власть проявит доброту, снизит до 64 лет — и все будут довольны. Как в знаменитой пьесе Горина «Тиль». Когда народ восстал против намерения властей казнить Клааса на медленном огне. Власть уступила: решила казнить на быстром огне. Народ расходился, удовлетворенно ворча: «То-то же… А то, ишь, на медленном… Совсем обнаглели…».

Впрочем, я наверняка ошибаюсь. Слишком уж задевает это всех. Особенно нынешних пятидесятилетних, активных. Они при мысли, что точно не доживут до покоя, могут громкую бучу устроить. И потому власть не осмелится. У них, у власти и бизнеса, много других способов добиться того же самого. Какой-нибудь да найдут.

ПОСМЕРТНАЯ КВАРТИРА

Московская городская дума озаботилась жилищными условиями …ветеранов Великой Отечественной войны.

Популярная московская газета сообщила об этом так: «Шанс получить московскую квартиру к 60-летию Победы появился у совсем «свеженьких» очередников из числа инвалидов I группы. Мосгордума одобрила поправку о выделении жилплощади инвалидам войны, вставшим на учет до 1 января 2004 года. До сих пор в списке «приоритетных» были инвалиды и ветераны ВОВ, которых поставили на очередь не позднее 1 июля 2003 года».

Вы что-нибудь понимаете?

Во-первых, «шанс». То есть — подарок судьбы. К 60-летию Победы. А без 60-летия — увы? Во-вторых, «шанс» выпал не всем, а только инвалидам I группы. В-третьих, большая радость, в очередь включили и тех, кто встал на очередь совсем недавно. А до этого их, значит, не включали?

Но ведь речь идет об участниках Великой Отечественной войны! Самые младшие из них — 1925 года рождения! Сейчас им, младшим, 79 лет. Тем, кто дожил. А Мосгордума, значит, обещает им «шанс» и всё ещё выстраивает их в очередь «приоритетных»? Только инвалидов I группы?

Газета напечатала эту информацию под заголовком «Инвалиды войны смогут получить квартиру быстрее».

Быстрее кого, чего? Быстрее смерти?

Ну скажите, как после этого должны в мире относиться к нашей власти, к депутатам, ко всем нам, включая и журналистов?!

А если я завтра внесу в Мосгордуму вопрос о предоставлении льготной очереди на жилье ветеранам Куликовской битвы, тоже никто не удивится?

ХОДЖА НАСРЕДДИН ИЗ «ЕДИНОЙ РОССИИ»

Зачем тратить деньги народа и время Думы, обсуждая уже решенный вопрос?

Еще в начале декабря президент с большим раздражением говорил на заседании Совета законодателей: «Пора прекратить разговоры о необходимости изменения Конституции!».

А депутаты гнут своё. И вот народные избранники из Иваново внесли в Государственную Думу законопроект о продлении президентского срока до 7 лет. «Я не скрываю, — говорит глава Ивановской «Единой России» Вячеслав Тихомиров, — что решение мы специально принимали под Владимира Владимировича. Он ведь, смотрите, как порядок наводит, и чтобы не было чехарды и всяких политических шоу».

Но ведь Путина-то этот законопроект не касается! Никакое изменение Конституции обратной силы не имеет, и выборы нынешнего года пройдут, как положено. А семилетний срок, если он будет принят, — это уже для президента, которого мы изберем в 2008 году. Из чего можно сделать вывод, что наши законодатели не знают законов вообще и ничего не смыслят в элементарных вещах.

Но это заблуждение. На самом деле номенклатура очень умная. В своем смысле, не в нашем. Депутатам объяснили, что промашечка у них вышла, а они все равно настаивают: давайте обсуждать семилетний срок! Значит, чего-то знают про себя и чего-то хотят. Даже вне Путина и без Путина. А именно: номенклатура рассчитывает, что на выборах президента в 2008 году проведет своего кандидата, и вот уж он-то будет президентствовать 14 лет, до 2022 года! А значит, и они сохранят себя и ныне существующий порядок вещей до 2022 года.

Вот и всё.

Тут нельзя не вспомнить, как Ходжа Насреддин поспорил с эмиром (и взял под спор аванс), что за 15 лет научит ишака разговаривать на человеческом языке. Ходжа точно рассчитал: «За 15 лет или эмир умрет, или я умру, или ишак сдохнет».

Если проводить аналогии с современной российской действительностью, то с «я» всё понятно, с «эмиром» — тоже. Но что нам подразумевать под словом «ишак»?

Примечание. Вскоре после этого стало известно, что фракция «Единой России» в Госдуме не поддержит инициативу ивановских депутатов. А поскольку у нее конституционное большинство, то законопроекту не быть. Однако ивановцы-то носятся со своей инициативой не первый год. Почему же им сразу, еще на пороге не сказали: гуляйте, ребята, не отнимайте время. А допустили аж до рассмотрения в Думе. И какой смысл теперь тратить деньги народа и время Думы, обсуждая пустопорожний вопрос: ведь решено уже, что не пройдет. То ли это нарочно делается, чтобы проверить общественное мнение, по их терминологии — озвучить предмет обсуждения. Чтоб привыкали. Вот и президент на встрече с доверенными лицами пошутил: «Если семь лет вот так с полной отдачей работать, с ума можно сойти!». То ли в Думе и «Единой России» ждали слова из кремлевской администрации? А там, наверное, еще не решили, как быть, что делать и когда…

Но депутаты для инициативы всегда под рукой. Как говорил герой Шукшина, народ для разврата собран.

ОБЫКНОВЕННЫЙ ФАШИЗМ

Хуршеда Султанова

В Санкт-Петербурге группа подростков насмерть забила цепями, бейсбольными битами и ножами девятилетнюю таджикскую девочку Хуршеду Султанову. На ее теле медики насчитали 11 колото-резаных ран. Ее маленький брат Акобир после страшного удара по голове заполз под машину и чудом остался жив. Сейчас он дома, все время плачет, не ест, почти не говорит. Отец Хуршеды — Юсуф Султанов получил черепно-мозговую травму и несколько ударов ножом.

Можно ли сказать, что это убийство всколыхнуло город? Если да, то точно так же город всколыхнулся в сентябре, когда убили арматурными прутьями шестилетнюю Нилуфар Сангбаеву, избили детей-беженцев из Ирака, насмерть забили арматурными прутьями торговца из Азербайджана… Нападения на людей с другим цветом кожи в Петербурге стали обыденностью. Социологи предостерегают, что Петербург на грани погромов.

Немногим лучше обстоит дело в Москве. Студенты из стран Азии, Африки и Латинской Америки практически не выходят за пределы своих студенческих городков.

И — так далее.

Можно много и долго говорить о том, что общество, семьдесят лет жившее в идеологии коммунизма, не могло не родить фашизм. Они ведь, в теоретическом смысле, из одного гнезда, из младогегельянства.

Фашизм и коммунизм — это сознательно упрощенное понимание мира. Жизнь состоит не из трудных вопросов, а из очевидных ответов. Всё многообразие и сложность мира сводятся к тезисам, ясным для масс и простым как мычание. Например, к неравенству и борьбе классов. Насилие — повивальная бабка истории. Путь к счастью — борьба, уничтожение (буржуев, империалистов, евреев, славян, цыган…). Мы — самые лучшие. Не потому что хорошо учимся, строим и пашем, а потому что мы родились (казахами, чукчами, немцами, итальянцами, русскими… и т.д.). Ведь как хорошо: и стараться не надо, когда ты превыше всех сразу от рождения, вроде как наследный принц Всемирного Королевства. Ну, а то, что мы так плохо живем — так во всём виноваты не мы, это происки врагов (демократов, коммунистов, иностранцев, инородцев, империалистов, сионистов и т.д.). Безусловным катализатором современного фашизма стали исторические потрясения, переживаемые страной — слом экономики, идеологии, образа жизни. Миллионы людей оказались выброшенными за борт парохода, который идет к тому же неизвестно куда. Они и их дети и стали питательной средой. Фашизм — идеология ненависти и реванша.

В конце концов, фашизм наиболее близок основной массе населения страны — пролетариям. Если помните, название нацистской партии Гитлера было такое — Национал-социалистская рабочая партия.

В таких случаях, как в Петербурге, мирный обыватель всегда кричит: а куда смотрят власти? И потому я скажу сейчас самые неприятные для всех слова: а власть наша сама родом оттуда. И власть как таковая, и все люди, ее олицетворяющие. Они — дети той идеологической системы в духовном смысле, и дети и внуки пролетариев — в биологическом. Вся милиция сверху донизу заражена ненавистью и презрением к кавказцам. И проявляет её вполне официальным порядком. Потому что сама высшая гражданская власть Москвы десять с лишним лет назад первой в стране ввела в оборот выражение «лица кавказской национальности» и, в нарушение Конституции, официально начала кампанию по регистрации приезжих. Вот если бы где-нибудь в столице какой-нибудь бывшей братской Чучмекии проверяли документы только у голубоглазых и светловолосых — какой бы мы крик подняли!

Видеть соринку в чужом глазу и не видеть бревна в своем — это тоже черта определенного сознания.

И теперь, если люди в серой форме — милиционеры — именем власти проверяют документы у всех брюнетистых граждан России, то почему штурмовикам в черной униформе и подражающим им подросткам не кричать «Смерть инородцам!». Ведь подростки за эти десять лет выросли в убеждении, что так надо, что это угодно власти, это политика государства. Так за что теперь власть грозит им всеми карами?! Подростки не понимают. А, может, и понимают: мол, власть делает вид, потому что так положено, а на самом деле она с нами…

Когда несколько лет назад члены РНЕ — русского национального единства — в черных униформах со свастиками маршем прошли по Москве, милиция их задержала, и подоспевший подполковник милиции публично, при телекамерах (!), извинялся перед ними за то, что их задержали; обещал «разобраться» с задержавшими их милиционерами. Он, подполковник милицейский, в определенном смысле был прав и вел себя, в определенном смысле, как честный человек! Как же, ведь единомышленники, можно сказать, делаем одно общее дело, а теперь вдруг люди в сером задержали людей в черном! Извините, соратники, мы тут у себя наведем порядок…

А по поводу недавнего убийства 9-летней девочки другой офицер милиции, из Петербурга, первым делом заявил: «Никаких свидетельств, что это были скинхеды, нет!». Затем другой офицер милиции в телевизионных новостях не преминул сказать на всю страну, что нет свидетелей, которые могли бы подтвердить выкрики убийц: «Бей черных! Россия для русских!». Это утверждают сами потерпевшие, но они ведь — заинтересованная сторона… Казалось бы, уж о чем, но об этом высокопоставленным милиционерам вовсе не обязательно говорить, опровергать, есть заботы поважнее. Но, боюсь, у них это происходит самопроизвольно, на уровне духовно-социально-биологической солидарности. Ведь из одной среды.

Как ни крути, а погромные настроения объективно работают на власть. Это называется — канализация (от слова «канал») недовольства. Если не будет кавказцев и разрешенной травли кавказцев, прекратится война в Чечне, прекратятся взрывы в мирных городах — население начнет думать: почему мы так плохо живем и кто виноват? Как я и предполагал в предыдущем номере, взрыв в метро уже забывается, результатов следствия не слышно, кто это совершил — неизвестно, зато остался в памяти народной фоторобот человека кавказской внешности, тут же распространенный по стране милицией. Когда тотчас после взрыва опросили москвичей, 70 процентов опрошенных высказались за то, чтобы запретить в Москву въезд кавказцам… Нашим согражданам, между прочим.

Посему перспективы в этом смысле у нас весьма грустные. Точнее — гнусные.

После убийства таджикской девочки губернатор Петербурга Валентина Матвиенко собрала руководителей правоохранительных органов и гневно потребовала: «Из-под земли достать преступников и устроить показательный суд!».

Главная страница | Архив | Содержание номера

Номер 5(342) 03 марта 2004 г.

[an error occurred while processing this directive]