Главная страница

Главная страница | Архив | Содержание номера

Номер 5(342) 03 марта 2004 г.

Сай ФРУМКИН (Лос-Анджелес)

ЛЮБОПЫТНАЯ АНОМАЛИЯ

В наши дни население Карибских островов состоит в основном из чернокожих, поскольку аборигены вымирали, а на их место ввозили рабов из Африки. По существующим оценочным данным, за период с XVI до начала XIX века из Африки в Новый Свет было ввезено около 11 миллионов рабов. Только четверо из каждых ста африканцев попадали в Северную Америку, остальных везли в Бразилию, на Карибы и в другие южноамериканские страны, чтобы пополнить рабочую силу, нещадно истреблявшуюся конквистадорами.

Сторонники философии «LA RAZA» прославляют мнимое наследие инков и ацтеков — на языке тех, кто их уничтожил. Они хотят называться по именам их угнетателей: «Hispanic» что просто означает «испанский», и «Latino» что на самом деле соответствует населению Римской Европы — Latium — тех, кто говорят на одном из романских языков: итальянском, французском, португальском, румынском и, конечно, испанском.

Аргентина с населением преобладающе испанского и итальянского происхождения (с примесью германской и англосаксонской крови) — вероятно, единственная южноамериканская страна, которая могла бы называться «Latino» — «латинской». Аборигены этой страны постепенно уничтожались настоящими «Latinos», пока в кульминационной войне 1879 года с индейцами аргентинская армия не провела успешную кампанию, истребив оставшиеся несколько тысяч. Победителям были вручены медали за победу в войне с индейцами (эти медали можно увидеть в Интернете).

Большинство иммигрантов из Центральной Америки и их потомки в США полностью или частично происходят от американцев-аборигенов. У них нет никакой причины и не должно быть никакого желания называться «Hispanic» или «Latino», а тем более продолжать гордо и неправильно считать себя кровно связанными с теми, кто уничтожал их предков.

Использовать эти слова так же нелепо и гротескно, как для евреев называть себя «немецкими нацистами» или для афроамериканцев — «ку-клукс-клановцами».

Да, конечно, на протяжении всей истории человечества более слабые перенимали привычки, культуру, обычаи и язык сильных мира сего. Были времена, когда интеллигентные, культурные люди говорили, одевались, молились и уподоблялись во всём населению супердержав своего времени, а именно: древним египтянам, персам, грекам, римлянам, а также китайцам в Азии.

Аналогично, несколько столетий тому назад, когда Франция была мощной европейской супердержавой, её культура, традиции, моды и язык доминировали над Западным миром. Тогда совершенное владение французским языком было показателем культуры и образованности, вся международная дипломатия велась на французском языке, и вторым языком всех международных документов и соглашений был французский.

В наши дни, когда Америка стала единственной супердержавой, языком всемирного общения стал английский. Нашей культуре подражают во всем мире. Даже на антиамериканских демонстрациях и церемониях сжигания американского флага большинство участников одеты в джинсы, майки и бейсбольные кепки с эмблемами американских рок-групп и корпораций.

Аномалия заключается не в том, что порабощенное население принимало и впитывало враждебную испанскую культуру, а в том, что эта самая культура и всё с нею связанное стали постоянными атрибутами южноамериканских культур, уничтоженных испанцами. На Филиппинах, где Испания правила более длительный срок, чем в Северной и Южной Америках, местный язык тагалог в значительной степени преобладает над испанским. В бывшей колониальной Африке многие по-прежнему носят одежду местного образца. А как часто, по вашему, можно увидеть облаченного в ацтекские одежды жителя в каком-нибудь учреждении в центре города Мехико — столице Мексики?

Малочисленные потомки настоящих аборигенов Южной и Центральной Америки очень мало влияют на культуру континента. Они в основной своей массе бедны и лишены гражданских прав. Подлинные местные языки и их носители исчезают — в то время как в американских университетских городках гордые студенты, называющие себя «Hispanic» и «Latino», празднуют на испанском языке свою расу — «Raza», а лидеры общин, считающих себя «Hispanic» и «Latino», энергично и с большим энтузиазмом поддерживают идею образования на двух языках: английском и, да, да, испанском — языке их исторических угнетателей.

НЕСПРАВЕДЛИВАЯ СМЕРТЬ

Я стараюсь не пользоваться словом «несправедливость». Считая себя реалистом, я понимаю, что жизнь в действительности зачастую бывает запутанной, трудной и даже тягостной. Ни для кого не секрет, что «хэппи энд» чаще встречается в кино, песнях о любви и романах, нежели в реальной жизни. Я не считаю, что если чего-нибудь достаточно сильно пожелать, то желание обязательно исполнится, что плохие дела всегда наказываются, а хорошие вознаграждаются. Я знаю, что и с хорошими людьми случается много плохого.

Я стараюсь жить по принципу: «измени то, что можно изменить, смирись с тем, что изменить невозможно, и научись понимать разницу между возможным и невозможным». И все-таки, время от времени, я не могу себя сдержать, потому что иногда несправедливость бывает такой вопиющей, такой ненужной, такой бессмысленной… Да, да бессмысленной, потому что повинны в ней люди, а не Бог или природная стихия.

Я читаю статью в газете «USA Today» под заглавием «Трагический конец армейского романа в Ираке». Начинается она так: «Сержант Кимберли A. Воелз умерла на руках своего мужа-солдата в Ираке… 27-летняя Кимберли получила тяжелые ранения от взрыва самодельной бомбы на обочине одной из иракских дорог. Она лишилась левой ноги, и у нее было очень серьезное ранение в грудной области». Читая дальше, я взвился от ужасной, позорной несправедливости, которая привела меня в бешенство, но прошла фактически незамеченной для репортеров, армии, правительства, пославшего ее туда, и нашего общества, ради которого она умерла.

«Доктора надеялись отправить ее в госпиталь в Германию, но ее состояние ухудшилось, и она умерла на руках мужа в военном госпитале в Багдаде».

Ее смерть — трагедия, но мне кажется, что эту трагедию можно было бы предотвратить, и именно поэтому я так болезненно воспринял эту смерть.

Давайте прочтем еще раз: «Доктора надеялись отправить ее в госпиталь в Германию…». В Германию? В американский госпиталь во Франкфурте? Но до этого госпиталя 2024 мили, и лететь туда пять с половиной часов, тогда как меньше часа лету (всего 500 миль) вертолетом или реактивным самолетом до самой лучшей в мире клиники по лечению жертв, пострадавших от взрывов!

Иерусалимская больница «Hadassah»

Больница «Hadassah» в Иерусалиме имеет, к великому сожалению, непревзойденный опыт по лечению рваных ран. Вполне вероятно, израильские хирурги могли бы сохранить жизнь Кимберли, точно так же, как они сохранили жизни тысяч жертв терактов. Почему не попросить лучших хирургов с огромным опытом оперировать и лечить наших американских солдат, тем более что до них, как говорится, «рукой подать»? И ведь всем известно, что в случаях подобных ранений иногда секунды и минуты могут спасти человеческую жизнь, так зачем же наших раненых трясут часами в самолетах, летящих в Германию?

Ответа на этот вопрос нет. Нашей политикой предопределено, что любая помощь от Израиля нежелательна, даже если речь идет о жизни американских солдат. Несправедливо? Еще как!

В прошлом году в мае я написал статью, в которой предсказал, что такая политика будет стоить нам многих жизней. К сожалению, я был прав. Моё сердце сжимается при мысли о Кимберли и ей подобным, не говоря уже о родителях, мужьях, женах и детях тех, чьи имена нам не известны, но чьи жизни могли бы быть сохранены в Иерусалиме.

А сейчас у меня готово предсказание очередной глупости, которая тоже будет стоить нам многих жизней. В нашей войне против терроризма не используется очень важный инструмент: люди, свободно владеющие местными арабскими диалектами, прекрасно знающие арабские традиции, культуру, обычаи и, что самое важное, полностью лояльные к Соединенным Штатам и не сочувствующие нашим врагам. Мы недавно узнали из газет о некоторых неприятных и потенциально опасных инцидентах с арабоговорящими служащими наших вооруженных сил и разведки. Я уверен, что на самом деле подобных инцидентов было гораздо больше, — далеко не всё предаётся огласке.

Имеется, однако, простое и очевидное решение. В 1948 году и десятилетия спустя приблизительно 700000 евреев были высланы из арабских стран, где они жили в течение многих столетий. Большинство из них поехали в Израиль, но некоторые оказались в США. Эти говорящие на различных диалектах арабского языка американцы и их дети наверняка хотели бы участвовать в войне против терроризма. Кроме того, тысячи израильтян из Ирака, Ирана, Йемена, Сирии и Египта согласились бы на подобную работу. Однако до сих пор ни ЦРУ, ни ФБР не нанимает переводчиков из евреев, говорящих на арабском языке. Официально это отрицается, но факт остается фактом. Один из крупных деятелей ФБР как-то проговорился, что наем на работу ближневосточных евреев «мог бы расстроить арабоязычных мусульман».

Глупо? Неправильно? Несправедливо? Да, но ничего не поделаешь. Поскольку я оговорился в начале, что я реалист, то придется мне смириться с тем, что изменить невозможно.

Главная страница | Архив | Содержание номера

Номер 5(342) 03 марта 2004 г.

[an error occurred while processing this directive]