Главная страница

Главная страница | Архив | Содержание номера

Номер 4(341) 18 февраля 2004 г.

Николай ЖУРАВЛЁВ (Москва)

Последняя надежда

— На выборах Путина ты за кого будешь голосовать?
(Анекдот из Интернета)

Подводя итог первым 100 дням президентства Путина, я написал в «Литературной газете»:

«Надежда умирает последней. Только в России она всегда при смерти…».

Но много раньше, когда надежды ещё не начали увядать, я написал статью, которая кончалась так:

«Нам не грозит возвращение к коммунистической национализации. Нам грозит ошибка в выборе пути: какая олигархия придет к власти.

Поэтому крайне важно, чтобы события не пошли по замышляемому в правительственных верхах сценарию. Потому что его результатом станет этакая японизация. Сформируется узкая группа доморощенных «дзайбацу», которые полностью монополизируют всю экономическую и политическую жизнь страны. Всё остальное — средний и малый бизнес, включая банки, народное представительство, правовую систему — станет всего лишь декоративными финтифлюшками для ублажения Совета Европы и прочих гарантов мировой демократии.

И тогда экраны для голосования во всевозможных Думах и мониторы в банковских офисах, вкупе с домашними телевизорами, превратятся в некое политическое караоке, передающее утвержденные мотивы и положенные слова. А что бы ты ни пищал, специально настроенный микрофон переведёт в нужную тональность. Проще говоря, получится переработанное издание коммунистического режима в худшем варианте госмонополистического капитализма».

Этот прогноз в 1997 году показался фантастическим. Сегодня же — накануне весны 2004 года — у нас остаётся последняя надежда, что описанная реальность не укоренится и не задержится.

В сплетении явных и тайных интриг, центром которых являются выборы Президента, просматриваются две тенденции.

Первая, — это не просто гипертрофированное усиление власти. Власть по определению должна быть сильной. И сила её лишь в последнюю очередь в системе её институтов. Сила или слабость, эффективность и беспомощность, перспективность власти, прежде всего, определяются её идейным фундаментом.

И всё отчётливее проявляется тенденция к фашизации власти и общества.

Анатолий Чубайс был прав и не прав, когда накануне парламентских выборов вдруг закричал об угрозе национал-социализма. Это наша давняя путаница, когда мы не видим разницы в сортах merde немецкого, итальянского, испанского или чилийского происхождения.

А реально речь идёт о более чем возможной попытке открытого воссоздания на русской почве модели итальянского фашизма (кстати, почти ровесника «Великого» Октября и произведенного итальянскими социалистами). Это, с позволения сказать, гуманоидный фашизм. Он не предполагает лагерей смерти, расовых извращений и прочих «прелестей», свойственных германскому национал-социализму.

По каким признакам, кроме откровенных попыток в более мягкой форме имитировать культ личности, можно судить о наличии такой тенденции?

Первый — это уже достигнутая цель полной монополизации власти одной партией без каких-либо реальных перспектив эту монополию нарушить. И я недаром в приведенной выше цитате ссылался на Японию. Через пару лет один из лидеров Российского союза промышленников и предпринимателей (РСПП), лужковского «Отчества», а затем «Единой России» — г-н Владиславлев дважды печатно признал образцом для подражания именно Либерально-демократическую партию Японии. Один из доводов бывшего хоккеиста состоял в том, что в ЛДП состоит и оппозиция.

Второй реализуется в эти дни. До этого у нас было три наиболее заметных организации предпринимателей: упомянутый РСПП, «Деловая Россия» и «Опора». Они объединяли разные круги бизнеса и организованы были по-разному.

Теперь все три добровольные общественные организации вдруг спешно решили слиться воедино. Аргументы в пользу этого даже приводить не стоит — чистая демагогия и дымовая завеса. На деле это элементарная ликвидация ещё одного очага плюрализма, причём в самом опасном для власти сегменте общества — в сегменте пусть и полупридушенных, но хозяев экономики.

Основой будет, конечно, РСПП. Но если вам когда-нибудь удастся сделать то, что не поленился сделать я, а именно: сравнить структуру телефонного справочника РСПП со структурой отдела промышленности бывшего ЦК бывшей КПСС, то вы не найдёте там структурных различий. Даже начальник один и тот же: Аркадий Иванович Вольский.

А что это, как не создание явочным порядком единой, подчинённой власти корпорации работодателей, — точного аналога корпораций корпоративного же государства имени Бенито Муссолини?

Если так дело пойдёт и дальше, то скоро появится и нечто вроде «Nazionalsozialistischedozentenbund’a», куда от полной безнадёги вступят профессора и доценты одураченного РГГУ.

И давно известно, что в России косвенные признаки важнее явных. А именно в эти дни на государственном телеканале был продемонстрирован художественный сериал не о ком-нибудь, а именно о нём, родимом, великом Дуче Бенито Муссолини. И, как всякое художественное произведение, оно неизбежно настроено сочувственно к главному герою.

Я, к сожалению, не смог внимательно просмотреть сериал, а потому не знаю, как там показано финальное висение очередного кумира вниз головой. Но кое-что, и весьма важное для нынешних российских реалий, заметил. А именно: последовательное присвоение чужой собственности кланом вождя в перерывах между осушением болот, строительством электричек и прочими социально ориентированными занятиями.

Но Россия такая страна, что на полдороге не останавливается. Тем более что в порах общества продолжают существовать и никем и нигде не запрещаются множество организаций национал-социалистского толка. Более того, СМИ не забывают отреагировать на информационные поводы, создаваемые этими организациями, делая им тем самым бесплатную рекламу.

Так что надежд на то, что мы остановимся на стадии гуманоидного фашизма a la Italia не так уж и много.

И опять же (удивительно синхронно!) прошёл VIII русский национальный Собор под эгидой Русской Православной церкви. Будь это действо чисто религиозным, внутрицерковным, вопросов по существу не возникало бы.

Но среди участников действа мелькали весьма заметные политические фигуры, включая (кого бы вы думали?) самого демократичного демократа г-на Явлинского.

Дело, однако, в другом. Собор открыто вмешался в светскую жизнь. Я имею в виду некий кодекс для бизнеса.

Взывать к морали и душе, к честности и состраданию, — это, бесспорно, прямое дело церкви. Но прямо провозглашённые зычным голосом митрополита Кирилла намерения повергают в священный трепет.

Владыка сначала сообщил, что оный кодекс — хоть дело и добровольное, «Мы» (митрополит не уточнил, кто эти «мы»: высшие иерархи церкви, или всякая публика помельче и не обязательно церковная) будем ходить по всем без исключения бизнесменам и предлагать им добровольно подписать этот документ.

Но, во-первых, такой документ не имеет никакой юридической силы. Правда, до тех пор, пока государство не станет официально теократическим, а сам владыка Кирилл (например) повторит земной подвиг митрополита Макариоса — первого президента Республики Кипр.

Во-вторых, владыка сделал существенное добавление, смысл которого таков: мы никого принуждать не будем, но список тех, кто откажется, опубликуем. А это уже напоминает язычника Суллу, — римского диктатора, обладателя патента на проскрипционные списки.

И если это «интересное начинание, между прочим» (по меткому слову Фазиля Искандера) не будет немедленно дезавуировано Кремлём, то эту информацию надо принять к очень серьёзному размышлению. Причём желательно с практическими выводами.

Кроме этого, есть ещё один настораживающий момент. Недавние опросы социологов выявили наличие (при всех сомнениях в репрезентативности любых «выборок») четырёх главных врагов русских. Это (вчитайтесь внимательно и не торопясь!): «богатые, чиновники, мигранты и Запад в целом».

И это после 15 лет «борьбы» за демократию, свободу, права человека, сближение с Европой и многое другое в том же духе.

Так в чём же надежда в этом далеко не полном списке мрачных тенденций, почти неотвратимо закручивающих Россию в очередной смертный омут?

А в том, что в Кремле не только олухи сидят, да и сам Президент отнюдь не дурак.

Судя по всему, они не ожидали, что их действия смогут вызвать такую реакцию, что в нашем обществе столь сильные черносотенные стереотипы. Что их собственные неуклюжие действия не столько приструнят соперников и оппозицию, но реанимируют силы, гораздо более радикальные и опасные и для них тоже.

Мелкий, но стоящий внимания момент — это отсутствие Президента на Соборе. Плюс довольно значимые по-своему заявления Путина по тем или иным частным поводам. Стремительное нападение министра экономразвития Германа Грефа на сверхдоходы нефтяников, чтобы вырвать главный аргумент у будущего самого опасного соперника Путина Сергея Глазьева.

Есть ещё много, но мелких, на первый взгляд, фактов и фактиков, которые позволяют пока что сохранять надежду, что после выборов, когда появятся твёрдые гарантии спокойной жизни как минимум на 4 года, власть в Кремле начнёт давать задний ход во многих своих «интересных начинаниях».

Оправдаются эти надежды или нет, узнаем очень скоро.

Главная страница | Архив | Содержание номера

Номер 4(341) 18 февраля 2004 г.

[an error occurred while processing this directive]