Главная страница

Главная страница | Архив | Содержание номера

Номер 4(341) 18 февраля 2004 г.

Из редакционной почты

ВЛАСТИ СТЕСНЯЮТСЯ?

«Ну, какие вы писатели!…» — бросил через плечо Сергей Михалков, председатель исполкома Международного сообщества писательских союзов, когда ультиматум о выселении из Дома Ростовых в трехдневный срок Союза писателей Москвы, им подписанный, но не подтвержденный ни правовыми, ни властными распоряжениями, был вручен оргсекретарю Союза писателей Москвы Эдуарду Боброву. Действительно, ну какие писатели Григорий Бакланов и Борис Васильев, Андрей Битов и Фазиль Искандер, Елена Ржевская и Николай Шмелев, Белла Ахмадулина и Андрей Вознесенский, Юрий Черниченко и Римма Казакова, Людмила Улицкая и Владимир Войнович, Владимир Маканин и Михаил Жванецкий, их многочисленные коллеги, в том числе замечательная плеяда молодых прозаиков, поэтов, драматургов, публицистов? Ни «Дяди Степы», ни советских басен, ни гимна, который легко перекраивается в зависимости от политических ветров в стране, они не озаботились написать, так что гнать их всех, а с ними и весь Союз писателей Москвы из «барских», но уже отнюдь не Ростовских покоев, которые были безарендными для МСПС, занимающего около 1000 кв. метров площади, а почти 2000 — сдающего ресторанам и другим коммерческим структурам (для сравнения — полуторатысячный Союз писателей Москвы занимает в Доме Ростовых 88 кв. метров).

И выгнал. Даже раньше указанного срока. И не только крупнейшую столичную творческую организацию — Союз писателей Москвы, но и Союз российских писателей, а за одно и журнал «Дружба народов». Остается только гадать, кому в действительности понадобился спешно освобожденный старинный особняк в центре Москвы, насколько мне известно, памятник архитектуры федерального значения, знаковое для писателей место.

Произвол? Конечно, произвол.

А что же власти всех уровней? Им бы вмешаться, когда речь идет о судьбе памятника русской культуры, о судьбе ныне бездомного Союза писателей Москвы и других изгнанников. А власти, наверное, стесняются — все-таки у нас объявлена стабильность в государстве. А тут — скандал, с выбрасыванием писателей на мороз, с подконвойной выдачей секретарям Союза оставленных в столах документов, тиражей журнала и газеты, личных вещей, с пресс-конференциями и шумом в прессе… Но молчат власти. Лишь один из чиновников в телефонном разговоре признался, да и то почти шепотом: «Вы и не знаете, какие за ними силы стоят!».

А какие?

Татьяна Кузовлева, секретарь СПМ, главный
редактор литературного журнала «Кольцо А»

 


 

РОССИЙСКАЯ ФЕДЕРАЦИЯ
СОЮЗ ПИСАТЕЛЕЙ МОСКВЫ
Поварская ул.,52,Москва Г-69,ГСП-5,123995.
№_26\01-2004 26 января 2004 г.

Президенту Российской Федерации ПУТИНУ В.В.

Глубокоуважаемый Владимир Владимирович!

Обращаемся к Вам в связи с чрезвычайными обстоятельствами, поставившими под угрозу существование крупнейшей творческой организации — Союза писателей Москвы (СПМ), у истоков которого стояли Булат Окуджава и Юрий Нагибин; Союза насчитывающего ныне полторы тысячи прозаиков, поэтов, драматургов, литературоведов, критиков и переводчиков. Имена многих из них известны во всем мире — Белла Ахмадулина, Григорий Бакланов, Андрей Битов, Александр Борщаговский, Борис Васильев, Константин Ваншенкин, Андрей Вознесенский, Александр Гельман, Леонид Жуховицкий, Фазиль Искандер, Владимир Маканин, Александр Рекемчук, Елена Ржевская и другие, в том числе — талантливая молодежь, активно развивающая замечательные традиции русской литературы.

22 января этого года мы были выставлены на мороз ультимативным решением исполкома Международного сообщества писательских союзов (МСПС) от 19 января за подписью Сергея Михалкова, потребовавшего от нас, а также от Союза российских писателей и журнала «Дружба народов» освободить без каких-либо судебных или властных предписаний занимаемые помещения по Поварской улице в доме № 52 (Дом Ростовых).

Этот старинный памятник архитектуры и культуры, находящийся, насколько нам известно, в федеральной собственности, в ХХ веке стал центром писательской жизни.

Союз писателей Москвы, организованный после раскола Союза писателей СССР литераторами, одобрившими наметившиеся в стране реформы и преобразования, с момента своего создания находился в Доме Ростовых. После развала СССР образовалось несколько Союзов писателей — равноправных общественных объединений. Однако неизвестно, по какому праву здание бывшего Союза писателей СССР заняло МСПС, образовавшееся значительно позже и Союза писателей Москвы, и Союза российских писателей, но голословно объявившее себя правопреемником Союза писателей СССР. Это правопреемство было опровергнуто Постановлением Верховного суда РФ в феврале 1994 г.

Союз писателей Москвы занимает в здании на Поварской 88 кв. метров, а МСПС — более 1000 кв. метров, остальные площади — более 2000 кв. метров МСПС сдает коммерческим структурам.

Прошедшая по инициативе СПМ 22 января под открытым небом пресс-конференция по поводу беспрецедентных действий руководства МСПС собрала многочисленных представителей телевидения, радио, газет и еженедельников; резонанс от произвола МСПС выплеснулся на телеэкраны ТВЦ, НТВ, Культуры, RenTV, разошелся по страницам многих СМИ, неоднократно прозвучал и продолжает звучать на радиостанции «Эхо Москвы», в репортажах «Маяка» и Радио России, вырвался за пределы России, нарушая стабильность культурной и общественно-политической атмосферы страны.

Уважаемый Владимир Владимирович! Конфликт вокруг Дома Ростовых длится уже 12 лет. Несмотря на это, Союз писателей Москвы ведет большую организационно-творческую, просветительскую и пропагандистскую работу — ежегодно проводит совещания молодых писателей, присуждает престижную премию «Венец», издает газету «Литературные вести», «толстый» литературный журнал «Кольцо А», регулярно проводит литературные вечера в Центральном доме литераторов, поддерживает постоянные творческие контакты с российскими и зарубежными коллегами Армении, Белоруссии, Болгарии, Венгрии, Польши, Словакии, Украины… Но в условиях вопиющего произвола поддерживать литературный процесс нам становится всё труднее.

Мы просим федеральную власть разобраться с ситуацией, сложившейся вокруг памятника архитектуры и культуры, а также с фактом выбрасывания на улицу крупнейшей писательской организации столицы.

Мы надеемся, что Дом Ростовых вернет себе значение писательского центра Москвы и России и напоминаем — это памятник культуры Российской Федерации, и собственником его может быть только она. Для этого не требуется никаких судебных решений.

С уважением,

Председатель

Первый секретарь

Юрий ЧЕРНИЧЕНКО

Римма КАЗАКОВА

 


 

Президенту России В.В. Путину

Мы, русские писатели, проживающие за рубежами России, члены Международного Пэн-Клуба и Союза писателей Москвы, глубоко встревожены новой грубой попыткой воспрепятствовать свободе творческой деятельности наших московских коллег и друзей — писателей, ориентирующихся на гуманистические ценности русской и мировой литературы. Насильственный захват помещения Союза Писателей Москвы не может быть расценен иначе, как грубая полицейская акция, способная только дестабилизировать ситуацию в литературе и обществе. Просим Вашего личного вмешательства для обуздания произвола, недопустимого ни в каких областях жизни цивилизованного общества, тем более — в литературной жизни.

Юрий Дружников
Профессор Калифорнийского университета
Прозаик, эссеист, литературовед
Вице-президент Международного Пэн-Клуба
Член Союза писателей Москвы
Дэвис, Калифорния

Борис Кушнер
Профессор Питтсбургского университета
Математик, поэт, публицист
Член Международного Пэн-Клуба
Питтсбург, Пенсильвания

Владимир Порудоминский
Прозаик, эссеист, историк русской культуры и литературы
Член Союза Писателей Москвы
Кельн, Германия

Семен Резник
Прозаик, эссеист, журналист,
исследователь русской науки,
культуры и общественного сознания
Член Международного Пэн-Клуба
Член Союза писателей Москвы
Вашингтон

Евсей Цейтлин
Литературный критик и литературовед, редактор
Член Международного Пэн-Клуба
Член Союза писателей Москвы
Чикаго

Главная страница | Архив | Содержание номера

Номер 4(341) 18 февраля 2004 г.