Главная страница

Главная страница | Архив | Содержание номера

Номер 4(341) 18 февраля 2004 г.

Семён ИЦКОВИЧ (Чикаго)

Вокруг одного визита

Владимир Путин и Алексий II

До президентских выборов-перевыборов в России остается месяц, и все взоры устремлены на Владимира Владимировича Путина, которого один российский генерал уже возвеличил любовным признанием «Вы — наш Владимир Красное Солнышко». Суздальские старушки при недавней встрече с президентом России обращались к нему «Батюшка!», как когда-то к доброму батюшке-царю на Руси, а одна так прямо и сказала: «Вы — наш царь!».

Эта картинка запечатлелась в российских средствах массовой информации в связи с рождественским визитом президента России В.В.Путина в город Суздаль. Визит был явно многозначительный. Ко всем ипостасям главы Российского государства (гарант Конституции, порядка, стабильности, прозападный реформатор и, в то же время, традиционалист, патриот-государственник) кремлевские политтехнологи задумали, видно, добавить В.В.Путину еще и ипостась Покровителя Русской Православной Церкви.

Если Ельцин при свете юпитеров робко держал свечку в церкви, понимая, как выглядит недавний атеист-коммунист, вдруг превратившийся в верующего мирянина, то Путин истово крестится, целует икону, обустроил домовой храм в своей подмосковной резиденции и даже в кремлевском своем общепите распорядился обеспечить постное меню, причем всё это не скрытно, а, наоборот, публично, чтобы народ знал.

Недавно, будучи в Нью-Йорке, Путин встречался с первоиерархом Русской Зарубежной Церкви митрополитом Лавром. Говорят, что при этом Путин пренебрег «глухим сопротивлением» руководства Русской Православной Церкви. Патриарх Московский и всея Руси Алексий Второй предпочел бы своего зарубежного соперника игнорировать, но, как говорится, дядя лучше знает. В данном случае это дядя президент, у которого взгляд шире, чем у патриарха: через главу Зарубежной Церкви президент, видимо, рассчитывает получить влияние на многочисленную православную диаспору, поэтому пригласил его в Москву с очевидной целью преодолеть давний церковный раскол. Но почему после встречи с митрополитом Лавром Путин нанес визит в Суздаль, а не, скажем, в Сергиев Посад?

В этом разобрался, в частности, корреспондент «Московских новостей» Александр Солдатов. Оказывается, православие в Суздале, древней столице Северо-Восточной Руси, не подчиняется Московской патриархии и Алексию II. В этом городе действуют 19 храмов, 3 монастыря, Духовное училище и Архиерейский Синод Русской Православной Автономной Церкви (РПАЦ). Во главе ее стоит митрополит Валентин (Русанцов). В 1989 г. из-за конфликта с Московской патриархией он присоединился к Русской Зарубежной Церкви и получил от нее сан епископа, но когда Зарубежная Церковь стала сближаться с Московской патриархией, он вместе с другими епископами Зарубежной Церкви создал РПАЦ, в которой ныне 13 епископов, приходы и монастыри в России, Латвии, Белоруссии, Украине, Абхазии, Великобритании, США и Южной Корее.

Опять раскол! И самое время Владимиру Владимировичу вмешаться. Он так старался помирить непослушного зарубежного митрополита Лавра со своим послушным Алексием II и почти уже в этом преуспел, как вдруг новая напасть — РПАЦ, и центр «альтернативного православия», чего доброго, может даже переместиться теперь из Нью-Йорка в Суздаль. Это было бы прямой угрозой патриарху Московскому и всея Руси, репутация которого и так очень уж сомнительна: к давним порочащим связям с КГБ прибавилась нечестивая нажива на торговле табаком и алкоголем, а тут еще и скандал с перепродажей церковными деятелями иракской нефти, полученной от Саддама Хусейна в оплату за какие-то тайные услуги. Как никогда прежде, Алексий II нуждается в государственной поддержке. И он ее от президента получил.

В Суздале президента сопровождала многочисленная свита верных Московскому патриархату священнослужителей Владимирской епархии РПЦ, делегация же прихожан РПАЦ, пытавшаяся пригласить президента в свой храм, охраной была остановлена. Президент демонстративно посетил другой храм, являющийся предметом судебного спора между РПАЦ и РПЦ. Настоятель этого храма, бывший секретарь Архиерейского Синода РПАЦ, выступил против митрополита Валентина и примкнул к РПЦ. Ему президент пообещал материальную помощь.

«Рождественский визит Путина в Суздаль, — пишет Солдатов, — разделил жителей города-музея: одни [настроены вполне лояльно], а другие готовятся к усилению религиозных гонений со стороны «православной» власти». Уже затеяны в Суздале судебные процессы против неугодной РПАЦ, в которых судьи, конечно же, будут на стороне Москвы. Инспирируется раскол раскольников. Подключен «административный ресурс» — местная власть, президентский полпред. И когда «сила солому сломит», в чем, наверно, сомневаться не приходится, президент России Путин возвысится как Владимир Красное Солнышко Второй. И его имя, как заключает свою статью А.Солдатов, «впишут золотыми буквами в анналы церковной истории».

Напрямую с проблемами Русской Православной Церкви связаны слова президента, произнесенные им во время визита в Суздаль: «Православие — это часть российской культуры… Проводить черту между культурой и Церковью не стоит. Конечно, у нас Церковь отделена от государства, но в душе у народа всё вместе». Не является ли это заявление гаранта Конституции антиконституционным? Ведь президент фактически стирает грань между государством и одной из конфессий. О том, что это так, говорит следующий абзац.

В 2002 г. министерством образования РФ по инициативе патриарха Московского и всея Руси (с президентом, вне всякого сомнения, согласованной) был введен в школах новый предмет «Основы православной культуры», чтобы (словами патриарха) «сделать православный образ жизни нормой общественного бытия». Министерство образования рекомендовало по вышеназванному курсу учебник, который вызвал в российском обществе возмущение духом ретроградства, шовинизма и ксенофобии. Я писал об этом в статье «Коварный факультатив» («Вестник» № 25, декабрь 2002 г.). Не исключено, что и «Закон Божий» введут в школьную программу. От этого недавно предостерег страну лауреат Нобелевской премии академик Виталий Гинзбург.

Кстати, в развитие действующего факультатива «Основы православной культуры» министр предложил на уроках истории изучать жизнеописания православных святых.

Но вернемся к освещению в российской прессе рождественского визита президента в Суздаль. Перекинемся с правого фланга российской общественной мысли на ее левый, крайне левый фланг. Уступаю место другому автору, текст которого приводится с сокращениями:

««Шикарно, как всё на Руси» — эту фразу оставил в книге отзывов Путин, когда на Рождество посетил Суздальский музей-заповедник с его святыми храмами, древними могилами, иконами мучеников и чудотворцев.

У многих, услышавших этот президентский отзыв, возникло ощущение, будто за шиворот положили лягушку, — такое же неудобство, смятение, недоумение. Эта мещанская, помпезно-пошловатая фраза заимствована из буржуазного лексикона: «шикарная женщина», «шикарный лимузин», «шикарный отель». Ею невозможно описать явления русской старины, когда святость, красота, жертвенное служение были основными понятиями народа… Какое бескультурье, историческая глухота и бестактность потребовались для того, чтобы все это назвать «шикарным»?

Но, может быть, это — обычная путинская неловкость, внутренняя скованность, психологическая «деревянность», когда от застенчивости язык сам собой выговаривает бестактности и нелепицы, за которые становится стыдно и тому, кто «вякнул», и тому, кто услышал, — в данном случае гражданам России? Помните, как на вопрос, что сделалось с «Курском», мы услышали наивное путинское: «Он утонул», — что многим показалось верхом цинизма? Или пресловутое, блатное, на публику сказанное: «Мочить в сортире», — после которого вся страна вымокла в крови и задохнулась от газа? Или остроумная шутка на пресс-конференции, когда Путин предложил какому-то журналисту, неуёмному на вопросы, сделать «обрезание»…

Но главное, жутковатое подозрение, которым прониклись многие, услышав путинское: «Шикарно, как всё на Руси», — сводилось к тому, видит ли в истинном свете страну этот весьма осведомлённый человек, который четыре года правил государством и готов править ещё четыре? Куда будет направлена его энергия, если всё уже на Руси «шикарно»?

«Шикарно» ли состояние народа, не желающего «в неволе» рожать детей, поражённого болезнями, наркоманией, пьянством, прозябающего в унылом и тусклом неверии? «Шикарно» ли состояние русских тюрем, где царствует туберкулёз и гниют те, кто в другое время, при иной власти, мог бы стать инженером, поэтом и космонавтом? «Шикарно» ли одичание страны, где уже многие разучились грамоте, невозвратно погибли великие школы физики и математики, исчезли без следа тысячи великолепных высоких технологий, как исчезают занесённые в «Красную книгу» виды редких животных? «Шикарно» ли обстоит дело с общественной моралью, когда мать продаёт ребёнка, цвет русских девушек вышел на панель и заражён СПИДом, когда убить человека на улице — что семечку разгрызть, когда власть имущие стоят на виду в церквях с рождественской свечкой, а потом идут воровать, развратничать, губить, переправлять за границу награбленные миллионы, творить зло «ближнему своему»? И что «шикарного» в том, что чеченской войне нет конца, чеченская нефть питает в равной степени террористов и антитеррористов, и Басаев все шлёт и шлёт в Россию несчастных чеченских вдов, прячущих под трусами взрывчатку? Можно ли назвать «шикарной» систему власти, когда снова устанавливается унылое единообразие мнений, когда в Думу пришла воинствующая пошлость, когда холуйство и лесть к «сильным мира сего» становятся гражданской доблестью, «инстинкт раба» поощряется, и единственные, кому вольготно на Руси, — это чекисты и юмористы?

Куда ни ткни, везде этот путинский «шик». И мы можем твёрдо сказать, что, избравшись вновь, внесённый в Кремль на огромной лопате Центризбиркома, как вносят в печь каравай, Путин останется глух к непрерывному русскому воплю, раздающемуся из глухих деревень, из рухнувших шахт, из обломков вертолётов и лодок. Четыре года после запланированной мартовской победы станут временем имитаций, отсутствием реальной политики, годами тошнотворного пиара и дурацких записей в книге отзывов…».

Ну, вот и конец цитаты. Это из газеты «Завтра». Автор — Александр Проханов, главный редактор этой российской газеты, само существование которой в условиях, когда все критиковавшие президента издания зажимаются, преследуются прокуратурой и одно за другим закрываются, вызывает недоуменные вопросы. Никакому Доренко, Киселеву, Явлинскому или Немцову власть никогда бы не позволила того, что сносит со стороны Проханова, журналиста чрезвычайно острого, безбоязненно режущего свою правду-матку не в бровь, а в глаз. Почему ему всё сходит с рук?

Я давно задаюсь этим вопросом и выскажу свою догадку. Ощущение такое, что помимо номинальной «партии власти», которую нам показывают в образе «Единой России», есть там еще и невидимая, но настоящая партия власти, и Проханов — ее человек. Где-то на Лубянке или в ином месте стратеги решили, что он полезен для баланса, и его на всякий случай держат в качестве противовеса критике справа, чтобы президент правильно шел по заданному курсу. Как держат и других партийцев — Зюганова, Жириновского, не уходящих на покой генералов и бесчисленных питерских сослуживцев действующего президента. А что еще у тех стратегов на уме и в планах, постепенно, наверное, будет проясняться. Как проясняется подоплека визита президента Путина в Суздаль, и всё, что вокруг этого визита наверчено.

Главная страница | Архив | Содержание номера

Номер 4(341) 18 февраля 2004 г.

[an error occurred while processing this directive]