Главная страница

Главная страница | Архив | Содержание номера

Номер 4(341) 18 февраля 2004 г.

Сергей БАЙМУХАМЕТОВ (Москва)

Террористы — нелюди, власть — плохая, а мы — хорошие?

 

Побочная информация в связи со взрывом в метро

Когда выйдет журнал, о взрыве в московском метро на перегоне «Павелецкая» — «Автозаводская» читатели будут знать гораздо больше меня. Надеюсь. А сегодня, через сутки после взрыва, на широкую публику запустили, как водится, чеченско-шахидско-террористическую версию. По телевизору показывают и в газетах печатают фоторобот мужчины с характерной кавказской внешностью. Якобы незадолго до теракта он подошел к дежурной по станции «Автозаводская» и сказал:

— Ну, суки, будет вам праздник.

Милиция из этого делает вывод, что он посадил шахидку (почему именно шахидку, а не шахида?) на поезд, сам остался на платформе. А потом, значит, подошел к дежурной и сказал… Такой вот неосторожный террорист.

В общем, возникают печальные предположения, что опять всё закончится обычным в таких случаях словоблудием спецслужб. Будут говорить про заказчика Шамиля Басаева, шахидок, «черных вдов» и т.д. А через неделю вопрос утратит свою остроту, информация, пусть даже взятая с потолка, исчезнет с новостных лент, народ забудет…

Эксперты же отмечают, что этот взрыв не очень похож на террористический акт. Взрывное устройство — безоболочное, без обычной начинки в виде болтов и гаек. А самое главное — взрыв произошел у передней стенки вагона, и значительная часть заряда ушла в межвагонное пространство. Террорист, безусловно, пробрался бы в середину вагона — и тогда последствия были бы ужасающими. Возможно, предполагают некоторые эксперты, в метро перевозили взрывчатку. Может быть, и не террористы вовсе, а криминальные элементы. К примеру, десять толовых шашек в сумке, несколько гранат, у одной из которых вылетела чека…

Одним словом, пока еще ничего не ясно.

А побочная информация такая. В 8.32 раздался взрыв. Движение в метро остановилось. Тысячи людей вышли на улицы. От «Павелецкой» до центра города рукой подать, на такси — 100 рублей. Тотчас же таксисты и частные извозчики взвинтили цены в пять раз. Мобильная связь захлебнулась от перегрузки. Люди бросились покупать телефонные карты. Которые тут же вздорожали в пять раз. Примерно в 10.00 моя знакомая пыталась добраться от станции метро «Юго-Западная» до «Пражской». Это довольно далеко от линии метро, где произошел взрыв. Хотя и тоже на юге. Напрямую здесь в три-четыре раза ближе, чем в подземке. Но почти все москвичи от радиальных станций до радиальных добираются на метро, ездят вкруговую, через пересадку на Кольцевой линии. Потому что не знают толком наземного, автобусного транспорта, да и на остановках дольше прождешь, так что по времени одинаково выходит. Но после взрыва, решила моя знакомая, Кольцевую перекроют. Да и как-то страшно стало спускаться в подземку… В общем, начала ловить такси. Каково же было ее удивление, когда таксисты и частные извозчики один за другим, как будто сговорились, требовали с нее 700-750 рублей. А здесь всегда было 150, она иногда ездила напрямую. Значит, и двух часов не прошло после взрыва, как таксисты и частники сориентировались, что тут можно урвать.

Со времен появления булгаковских «Дней Турбиных» про народ в таких случаях говорят: «Эти самые богоносцы… сочинения господина Достоевского». И дальше каждый добавляет свое. В основном, непечатное.

В зубах навязло сопоставлять нас с американцами. Но никуда не денешься. Мне из Нью-Йорка писали, как в ночь, когда выключилось электричество, молодые мужчины, парни и девушки Нью-Йорка вышли на улицы. Они сами организовали регулировку уличного движения, помощь скорой помощи и полиции, доставали застрявших из лифтов, дежурили у всех подъездов и на этажах, помогали пожилым подняться в квартиры, развозили заплутавших и растерянных по домам. Можно представить, как наживутся наши частники, «эти самые богоносцы», если нечто подобное случится в Москве, и метро вообще остановится… Сильно разбогатеют, если будут брать по 700 рублей (23 доллара) за каждую поездку. Есть за что продавать свою душу.

Впрочем, «продавать» — означает какой-то поступок, быть может, даже выбор. А здесь, похоже, выбора не было изначально. Здесь, боюсь, это изначальное состояние души. Или того, что у них так называется.

 

Война с автономиями?

Аслан Абашидзе

Над столицей Аджарии городом Батуми летают военные вертолеты. Президент Аджарии Аслан Абашидзе, совершая вояж по Европе, заявил, что тбилисские власти готовят военный переворот в автономной республике. Так это или не так, но в Тбилиси действительно создаются общественные организации, ставящие целью смену власти в Аджарии. Аджарцы, соответственно, готовятся к военному же сопротивлению. Аслан Абашидзе предупредил: «Будут большие жертвы, разделенная Грузия, сожженная земля…». В общем, Грузия снова на краю обрыва. Увы, все, что писал и предсказывал «Вестник» («Мгла над Грузией», № 26, 2003 г. и «На краю обрыва», № 2, 2004 г.) сбывается с пугающей точностью. Новые политики — Бурджанадзе, Жвания, Саакашвили — устроив бунт и свергнув Шеварнадзе, ввергают страну в новый хаос, в новое силовое противостояние автономий и тбилисской власти.

Тень и свет Страсбурга

Простите меня, читатели, но писать то, что я сейчас пишу, для меня тягостно и, наверное, скучно… Простите также за кощунственное слово «скучно» применительно к загубленному здоровью, искалеченной жизни молодого парня, применительно к трагедии семьи, от которой власть отмахивается и, более того, всеми силами выгораживает своих подонков в мундирах. Россияне, надеюсь, меня поймут. Наверное, слово «скучно» аукается в моей душе в его старорусском значении — «смертная тоска». Умирающие русские мужики и бабы часто на смертном одре говорили: «Скучно мне…».

Все случившееся — обыденность нашей жизни. Любой милиционер может задержать любого человека, отвести его в кутузку и сделать с ним все, что пожелает, и ни до какого закона не докричишься… Так произошло и с молодым парнем из Нижегородской области Алексеем Михеевым. Его задержали по подозрению в изнасиловании и убийстве девушки. Пытали электротоком. Он признался. А заодно и еще в четырех убийствах. Улучив момент, выбросился из окна. Как раз в этот день разыскиваемая девушка вернулась домой — загуляла на два дня, родителям не позвонила…

Алексей стал калекой. Его лечили норвежские медики, узнавшие о беде от норвежского журналиста. На деньги журналиста и норвежского фонда полицейских (!) в отставке. Сейчас Алексей дома. Ходить и сидеть не может, лежать может только на животе. По всему телу — чудовищные язвы…

Шесть лет (!) тянулось следствие. И было прекращено. То есть никто ни в чем не виноват. Нижегородская прокуратура летом прошлого года уведомила адвоката и семью Алексея Михеева, что «оснований для отмены решения о прекращении уголовного дела нет».

После чего адвокат Алексея обратился в Европейский суд по правам человека…

Теперь суд в Страсбурге — грозная тень правосудия, нависшая над российской властью. А для народа — последний свет в мире. И далеко и не только по делам уголовным. Например, россиянка Анна Рябых добилась в Страсбурге компенсации ее пропавшим сбережениям… Ведь в результате реформы 1991-1992 годов все сбережения 300.000.000 граждан Советского Союза, хранившиеся в Сбербанке, превратились в ноль, в пыль. Вот Анна Рябых и добилась справедливости в Страсбурге. Очевидно, что этот город вскоре превратится в скопище всех скорбей и обид российских.

Но у власти есть хороший способ нейтрализовать тысячи жалоб и обращений. Европейский суд принимает жалобы к рассмотрению только после того, как они прошли все судебные процедуры на родине заявителя. Вот и начнут наши прокуратуры-суды тянуть, «рассматривать» дела уже не годами, а десятилетиями, вплоть до естественной кончины истца-заявителя.

Не подумайте, что я подсказываю властям подлый выход. До чего бы хорошего, а до этого они и сами уже додумались. Стоило только Европейскому суду по правам человека направить запрос в Россию, как в Генеральной прокуратуре тотчас вновь открыли дело Алексея Михеева. И теперь уполномоченный от России в Страсбурге, ни капли не смущаясь и не терзаясь заявляет, что «в связи с этим представляется преждевременным отвечать на запросы Европейского суда». Видимо, при этом уполномоченный, фамилия его Лаптев, считает, что он защищает интересы России…

Вот почему душу мою гложет слово «скучно» в старорусском его значении — «смертная тоска».

 

Колин Пауэлл и военком Заболотский

Колин Пауэлл

Что говорил госсекретарь США Колин Пауэлл во время визита в Москву мы доподлинно не знаем. А трактовки дипломатически обтекаемых официальных сообщений могут быть разные. Одни увидят нажим на Россию, дабы она вывела военные базы из Грузии (кстати, если соглашение об этом давно подписано еще в Стамбуле, и все сроки прошли, то зачем надо было тянуть, что-то изображать, несолидно это для могучего государства, убого…), другие — легкое остережение по поводу «управляемой демократии», третьи — подтверждение позиции невмешательства по Чечне.

Вот с последним всё более или менее ясно. Колин Пауэлл прямо сказал: «Чечня — внутреннее дело России».

Я не сомневаюсь, что Колин Пауэлл и США хотят для моей страны только хорошего. Мира, спокойствия и процветания. И не их вина, что они не видят последствий своих слов и поведения. Они о себе думают, и не обязаны видеть за нас и думать за нас.

А вот я, думая, полагаю, что развязывание рук нашей власти в Чечне губительно для страны. Война, да еще незаконная (она ведь не объявлена, по закону, формально, ее как бы нет, и войска там не имеют права находиться) развращает, растлевает и верхи, и низы. Власть привыкает. Если можно воевать в собственной стране, с собственным населением, наплевав на все законы, то в остальном-то и подавно можно всё. С другой стороны, за десять лет через кровь и насилие прошли, наверно, сотни тысяч юношей. Они физически и психически надломлены. У них уничтожены понятия о ценности человеческой личности и самой жизни. Они привыкли к беззаконию, насилию, к власти оружия и власти силы. Добавьте, что они возвращаются в села, города и поселки, где почти нет работы, где никто не озабочен их дальнейшей судьбой, учебой, бытом. И, само собой разумеется, чувствуют себя обманутыми, им все вокруг обязаны. Поговорите с врачами-психологами — вы в ужас придете. Если война в Чечне продлится еще десять лет, то мы получим абсолютно развращенную власть чиновников на всех уровнях, сверху донизу — с одной стороны. И миллионы парней и мужчин, готовых «мочить» кого угодно просто так, потому что под руку попался — с другой стороны.

Чтобы вы нагляднее представили, что нас ждет, приведу слова военкома Юрия Заболотского из поселка Новый Некоуз Ярославской области. Он сказал это как раз в дни пребывания Колина Пауэлла в Москве: «Что творится в душах тех пацанов, что служили на Северном Кавказе, я понять не могу. У нас в Некоузе 78 «чеченцев»… Куролесят в поселке на полную катушку. Пьют… дебоширят». То есть не думают о дальнейшей жизни, об учебе, работе. А 78 таких парней в небольшом поселке — это страшная сила. Можно сказать, что они терроризируют там всех.

Теперь экстраполируем поселок Некоуз на всю Россию, да еще в десятилетней перспективе… Конечно, Колину Пауэллу не понять, да и нет нужды понимать озабоченность Юрия Заболотского.

Понимать надо нам.

 

Государственные умы

Вы не можете обвинить меня в предвзятости. Я не выискивал похожие случаи на протяжении месяца, года или нескольких лет, не ставил их в один ряд. Всё, что я сейчас приведу — информация одного дня.

Министр РФ по делам печати и средств массовой информации Михаил Лесин выступил с официальным заявлением, в котором выразил озабоченность положением дел со свободой слова в Великобритании вообще и на Би-Би-Си в частности. Надо полагать, у себя дома он все проблемы со свободой слова давно решил, и пора браться за самую старую демократию в мире…

С.Глазьев (слева) и Д.Рогозин

В тот же день Сергей Глазьев собрал учредительный съезд народно-патриотического движения под названием «Родина». Как мы помним, блок под таким названием и равноправным руководством Глазьева и Дмитрия Рогозина занял четвертое место на выборах и вошел в Государственную Думу. А что создает Глазьев теперь? При этом он сказал, что никакого раскола в рядах старой «Родины» нет, а Дмитрий Рогозин здесь не присутствует потому, потому что сейчас в Страсбурге. В тот же день Рогозин из Страсбурга заявил, что ничего не знает о съезде и считает съезд Глазьева «типичным сборищем самозванцев».

В тот же день стало известно из неофициальных источников, что глава кабинета министров России Михаил Касьянов дал поручение о переносе Конституционного, Верховного и Арбитражного судов России в Петербург. Еще несколько месяцев назад об этом заговорила губернатор Петербурга Валентина Матвиенко. Помнится, тогда же я выступил в газете «Трибуна» с увещеванием: «Валентина Петровна, неужто у нас в стране других забот нет! А потом люди будут мотаться как угорелые между Москвой и Питером, тратить казенные деньги»… Но так просто подобные заявления не делаются и тем более поручения не даются. Была предварительная государственная проработка. Почему же поручение официально отменили в тот же день, как стало известно о нем? Или у нас так быстро отменяются государственные дела?

Хоть я и зарекался не проводить аналогии, но не могу. Помните, лет десять назад премьер-министр Виктор Черномырдин распорядился запретить все автомобили с правосторонним расположением руля? Потом, конечно, отменил, но ведь интересно: а если еще что-нибудь такое запретить или поручить?

И, наконец, в тот же день, в пятницу 29 января, Генеральный прокурор на совещании привел такую цифру: в год в России заводится 3 миллиона уголовных дел. То есть на каждые 50 россиян, включая грудных детей, — одно дело. И на следующий год, и на последующий? Хорошо это или плохо, гордится Генеральный прокурор такими показателями или огорчается, и вообще, что сие означает с оперативно-милицейской, судебно-прокурорской и социально-философской стороны — Генеральный прокурор не сказал. И что думать — я не знаю. Потому что простота цифры и простота прокуратуры — ошеломляют.

 

Обсудили-постановили-сделели

Как мэр Вячеслав Щекочихин и редакция «Кыштымского рабочего» борются с наркоманией

Мэр Вячеслав Щекочихин в редакции «Кыштымского рабочего»

Город Кыштым находится в Челябинской области. Он известен в мире взрывом при захоронении радиоактивных отходов в 1957 году и, в последнее время, благодаря мальчику-инопланетянину Алеше. Некая кыштымская жительница подобрала в лесу некое маленькое существо, которое нянчила как своего ребенка, назвав его Алешей. Потом Алеша умер, и его забрали какие-то люди и увезли… В общем, на соответствующем сайте в Интернете есть всё, вплоть до места нахождения тела маленького инопланетянина. А в остальном Кыштым — обычный уральский заводской городок. Население — 40.000 человек. Как и везде в России, подростки ищут «кайфа» и подсаживаются на наркотики. Как их остановить — никто не знает. Все беседы о вреде наркотиков отскакивают от них как от стенки горох. И тут мэру города Вячеславу Щекочихину принесли книжку…

Простите, но тут начинается самореклама. Потому что книга — моя. Называется — «Сны золотые. Исповеди наркоманов». А без стеснения пишу об этом потому, что, во-первых, уже давно отношусь к ней как к чему-то отдельному от себя. Во-вторых, потому, что читатели «Вестника» всё же далеки от страстей российской жизни и к моей нескромности отнесутся более спокойно. А в-третьих, иначе не получится рассказать о мэре Вячеславе Щекочихине и кыштымских журналистах.

Суть книги в том, что однажды я пришел к выводу — дети начинают курить и колоться потому, что на самом деле ничего не знают о вреде наркотиков. Все слова учителей и врачей — абстрактны, не пробивают сознание подростка, не доходят. И тогда я собрал в книгу исповеди двенадцати наркоманов, людей всех возрастов и профессий. Полная правда, всё как есть, в деталях. Ничего более мерзкого, гнусного, отвратного я никогда и нигде не читал. А пришлось ведь самому всё это писать. При этом ничего особенного, экстремального, как нынче говорят, в книге нет. Это — будни, каждодневное существование наркомана. Но о них никто не знает, кроме них самих. И потому мальчишки легко поддаются соблазну. Когда к ним подходят и говорят: «Курни, получишь кайф», то отказаться очень трудно: ложные представления о крутизне и прочее… Террор среды. А самое главное — что такое «кайф», мальчишки и девчонки примерно представляют, а вот чем будут расплачиваться за него — не знают. Так и получается, что у подростков практически нет выбора. Книга дает им этот выбор. Хочешь курить и колоться — твое дело, но знай — вот какая жизнь тебя ждет. И это не я тебе рассказываю, не папа с мамой, не учитель, а люди, которые прошли все круги и уже не могут оттуда выбраться, потому что там калитка назад не открывается…

Считается, этих исповедей достаточно, чтобы подросток испугался один раз и на всю жизнь. Так пишет пресса, призывая издавать книгу миллионами экземпляров, так считают родители и специалисты. В том числе патриарх детской литературы Сергей Михалков и главный детский нарколог Москвы Олег Зыков.

И… почти ничего не делается. Да, книга вышла уже пятнадцатью изданиями в семи городах России, но тиражи мизерные, от 400 экземпляров до 5 тысяч. Как у нас почему-то водится, иностранцы озабочены нашими детьми больше, чем мы сами. Детский Фонд ООН (ЮНИСЕФ) выпустил книгу тиражом 8.700 экземпляров. В общем, издают ее доброхоты, активисты, общественные организации. Очевидно, что здесь необходимо участие власти. И нельзя сказать, что к ней не обращаются. И Сергей Михалков писал, и десятки газет. Однажды я даже в Государственной Думе выступал, но, к сожалению, не на пленарном заседании, а на парламентских слушаниях. Там были депутаты из профильных комитетов, представители всех регионов страны. Вроде бы прониклись, подходили в перерыве, говорили, что теперь начнут… Да, видно, потом другие заботы одолели. Или другой пример. В прошлом году издательство «Алгоритм» обратилось в министерство печати с просьбой о поддержке издания и получило отказ.

Так что книга идет сама по себе. Попала она и в редакцию газеты «Кыштымский рабочий». Редактор Людмила Чеботина и обозреватель Владимир Кошеленко пришли с ней к мэру города Вячеславу Щекочихину. Мэр, прочитав, выступил перед местными депутатами… Обсудили, постановили, выпуск книги включили в бюджет района на 2004 год. В редакции «Кыштымского рабочего» сверстали, сделали оригинал-макет, отправили в типографию. В феврале получили тираж и распространили по всем школам и училищам города. Так что теперь каждый кыштымский подросток знает…

В общем, все можно сделать. Только, как у нас заведено, надо непременно дойти до первого человека, в городе ли, в стране ли. Жаль, что Кыштым — не вся Россия.

Главная страница | Архив | Содержание номера

Номер 4(341) 18 февраля 2004 г.

[an error occurred while processing this directive]