Главная страница

Главная страница | Архив | Содержание номера

Номер 3(340) 04 февраля 2004 г.

Сай ФРУМКИН (Лос-Анджелес)

Моральное обязательство профессора Нюманна

Сай Фрумкин

28 декабря газета «Лос-Анджелес Таймс», одна из наиболее влиятельных американских газет, опубликовала на первой странице воскресного раздела «Мнения» (Opinion) две статьи, которые, судя по всему, должны были являть собой диалог по проблеме антисемитизма. Автор одной из статей — Абрахам Фоксман, глава Антидиффамационной Лиги (Antidefamation League), собирающей материалы о том, как антисемитизм распространяется по всему миру и, в частности — среди интеллектуальной элиты Америки и Европы.

Другая статья куда более прямолинейная. Ее заглавие: «Непомерно раздутая мелкая проблема» сопровождается подзаголовком: «Критика Израиля и его еврейских сторонников — это не антисемитизм». Автор — Майкл Нюманн, преподаватель философии в университете Трент в Канаде.

Профессору Нюманну дали возможность поделиться своими взглядами с более чем двумя миллионами читателей газеты «Лос-Анджелес Таймс», у которых не было и нет возможности знать, кто он такой и какие взгляды исповедует. Этим читателям неведомо, что Нюманн относится к редкой, но, к сожалению, встречающейся аномалии евреев-антисемитов. Сам себя он называет антиизраильским и антиамериканским активистом. Вот, например, его цитата из откровенно антисемитского издания «Джуиш Трайбал Ревю» (jewishtribalreview.org):

«Мое единственное призвание — это реальная помощь палестинцам, и я считаю, что для этой цели все средства хороши. Меня не интересуют ни правда, ни правосудие, ни понимание причин или чего-нибудь еще, меня интересует лишь то, что оправдывает мою цель. Я, возможно, должен был бы начать с того, что меня очень интересуют правда, правосудие, понимание причин и т.п., но я не буду кривить душой и еще раз повторю, что на данный момент меня более всего интересует помощь палестинцам, ради чего я готов пустить в ход любые средства, включая ложь, несправедливость и подтасовку фактов. Если эффективная стратегия подразумевает сокрытие правды о евреях, меня это не волнует. Если эффективная стратегия подогревает умеренный антисемитизм или умеренную враждебность по отношению к евреям, меня это не волнует. Если эта стратегия подразумевает поощрение злобного расистского антисемитизма или разрушение государства Израиль, меня это по-прежнему не волнует». (Курсив мой С.Ф.)

Когда Нюманна заставили дать объяснения Канадскому Еврейскому Конгрессу (Ontario) по поводу им написанного, а также подтвердить, что он писал это не как представитель академических кругов, он выразил сожаление, что его статья могла вызвать у кого-то непонимание или неприятные ощущения, однако не отрекся ни от единого своего слова! (См. отчет на сайте www.CJC.ca).

Майкл Нюманн

В другой своей статье (одной из многих, публикуемых в антиизраильском и антиамериканском издании «Каунтерпанч» под редакцией Александра Кокберна, еще одного вездесущего фельетониста газеты «Лос-Анджелес Таймс», чьи родители, кстати, были отцами-основателями Британской коммунистической партии), Нюманн так пишет об антисемитизме:

«…Я думаю, что мы не должны воспринимать антисемитизм серьезно, возможно, мы должны рассматривать это явление как нечто забавное». Затем в нескольких абзацах он распространяется о том, что он считает «преступлениями сионизма» и заключает: «Исходя из этих преступлений, лежащих в основе сионизма, мы можем придти к однозначному заключению: антисионизм — это моральное обязательство, а так как антисионизм должен быть приравнен к антисемитизму, то и антисемитизм — это тоже моральное обязательство». (Курсив мой С.Ф.)

Что же Нюманн считает преступлениями Израиля?

«Это государство надеется создать страну, где неевреям нет места, некую свободную от арабов землю, некий пустырь, на котором еврейские дети смогут играть и смеяться под эгидой «мира»… Военачальники, под чьим руководством насиловали и убивали в арабской деревне Деир Яссин, стали премьер-министрами Израиля. Но этих убийств оказалось недостаточно. Сегодня, когда Израилю практически подарили мир, это государство начало следующий раунд выселения палестинцев, медленно, но верно делая Палестину непригодной для палестинцев и пригодной для евреев. Цель Израиля — не оборона и не защита общественного порядка, а уничтожение целого народа. Естественно, Израилю хватает здравого смысла, чтобы идти по дороге насилия не гитлеровским, а американским путем, поскольку этот путь предусматривает гораздо более мягкий и завуалированный геноцид, когда преступников выставляют в роли жертв».

Есть и другие цитаты на ту же тему. В статье Нюманна «Что такое антисемитизм?», опубликованной 4 июня 2002 года в «Каунтерпанче», мы читаем: «…палестинцев убивают, потому что Израиль считает, что все палестинцы должны исчезнуть с лица земли, чтобы дать возможность тем, у кого хотя бы бабушка или дедушка были еврейской национальности, построить новые поселения на развалинах их домов. Это не кровавая ошибка нарождающейся супердержавы, это злонамеренная и преднамеренная стратегия государства, которое с первой минуты своего существования посвятило себя наращиванию порочного этнического национализма».

Но и это еще не все. Профессор Нюманн — весьма плодовитый автор. Этот лгун, фанатик и махровый пропагандист вероятно считает себя высоко моральным, логично рассуждающим и полным благих намерений элитарным интеллигентом. Он, очевидно, не понимает, что если те силы, которые он так яростно поддерживает, одержат победу, он станет одной из самых первых их жертв.

Но проблема не только и не столько в профессоре Нюманне. Гораздо более серьёзная, просто вопиющая проблема — наши ведущие американские газеты и их редакторы, которые не удосужились проверить, или вообще поинтересоваться, что представляет собой Нюманн. Ему с радостью может предоставлять свои страницы египетская правительственная газета «Аль Ахрам» или упомянутая выше «Джуиш Трайбал Ревю», или, на худой конец, газетёнка, издаваемая в России еще одним евреем-антисемитом — шутом Жириновским. Но одной из трех самых респектабельных ежедневных газет в США должно быть стыдно за публикацию нюманновских юдофобских бредней.

СЛОМЛЕННЫЙ САДДАМ

Bиография Сталина была одной из самых любимых книг Саддама Хусейна. И не потому, что он был студентом исторического факультета, а потому что именно из этой книги он почерпнул сведения о том, как формировать образ богоподобного вождя. В процессе создания своего собственного культа личности Саддам раболепно следовал примеру Сталина: те же повсеместные памятники любимому вождю, плакаты в его честь, хвалебные лозунги и песни на массовых демонстрациях и парадах, благодарные письма от почтенных граждан, тщательно подготовленные «выходы в народ» с непременными детскими мордашками вокруг обожаемого вождя; даже изображения Саддама на почтовых марках и денежных банкнотах зеркально отображают само прославление Сталина.

Саддам также не упустил возможность скопировать сталинские увертюры в сторону православия во время II мировой войны: из неверующего он превратился в набожного мусульманина.

Саддам Хусейн сегодня

Я совершенно уверен, что Саддам изучил биографию Гитлера так же тщательно, как и сталинскую. Трудно сказать, учились ли они друг от друга или независимо разработали культ личности каждый для себя, но «фюрер» и «вождь» были зеркальными отображениями друг друга. Нет сомнения в том, что безразличие внешнего мира к сталинским гулагам и гитлеровским концентрационным лагерям помогло Саддаму обрести уверенность в своей безнаказанности, когда он творил свои собственные злодеяния. Поражение и смерть Гитлера привели к всемирному осуждению нацистского произвола и наказанию лидеров рейха, однако советская делегация на Нюрнбергском процессе представляла страну, чьи преступления были ничуть не меньшими, чем фашистские злодеяния. А после смерти Сталина вообще не было никаких судов над его сподвижниками, коммунистическая партия, в отличие от партии нацистов в Германии, не была объявлена вне закона, и миллионы жителей вывшего Советского Союза до сих пор считают Сталина выдающимся деятелем и вождём. Если Саддам полагал, что история повторяет себя, то можно понять его уверенность в том, что он может убивать, мучить, сажать в тюрьму и травить своих граждан газом абсолютно безнаказанно. В конце концов, его главными сторонниками и финансистами были демократические Франция и Германия, а также мощный советский блок.

Саддам ушел в подполье после поражения его режима, но мир продолжал ощущать его незримое присутствие. Многие среди привилегированного суннитского меньшинства ностальгически сравнивали «добрые старые дни» с хаосом и беспорядком, которые принесла американская оккупация. Шииты продолжали ненавидеть Саддама, но опасались возможности его возврата к власти, если американцы устанут и уйдут. Курды, разработавшие действующую демократию и нормальную экономику в течение десятилетия после первой войны в Персидском заливе, когда их территория находилась под охраной США и Британии, надеялись на автономию, даже если Саддам возвратится к власти.

Недобрые предчувствия и опасения росли по мере того, как иракские сторонники Саддама при помощи террористических группировок, оружия и денег из Сирии и Саудовской Аравии продолжали уничтожать иностранцев в Ираке: солдат, сотрудников ООН, Красного Креста и других международных организаций, а также всех, кого можно отнести к «сочувствующим» оккупационному режиму.

И вдруг произошло нечто непредвиденное. Саддама поймали живым, причем с оружием, которым он не воспользовался. Человек, сотни памятников которому стояли по всей стране, который был запечатлен на десятках тысяч портретов либо с винтовкой, либо с мечом, который олицетворял собой героизм и победу, был показан всему миру как опустившийся бомж, послушно подвергающийся осмотру на предмет наличия вшей в волосах и пилюль с ядом во рту.

Ни Сталин, ни Гитлер до такого не дожили. Я отважусь утверждать, что если бы Сталина показали схваченным и униженным маленьким человечком с изъеденным оспой лицом и высохшей рукой, в потертой одежде вместо великолепного френча, последующая история России могла бы быть совершенно другой.

Нам повезло. Если бы Саддама убили, он стал бы выдающимся мучеником, легендарным героем, отдавшим жизнь во имя своего народа и своей веры. Даже если бы он был только ранен или избит, его всё равно считали бы героем, который сопротивлялся врагу в неравной борьбе. Фанатики шли бы на смерть, чтобы отомстить за своего героя.

Но этот сломленный, усталый, грязный старик, сдавшийся после всех своих призывов к смерти во имя высших идеалов, — отнюдь не герой даже на Ближнем Востоке, где люди склонны исповедовать самые абсурдные убеждения. Нет, он не герой, он — трус, обманщик и лицемер. Вид покорного Саддама окажет должное воздействие на вербовку террористов-самоубийц, которым вдалбливают в головы, что арабские (палестинские) лидеры готовы в любой момент пожертвовать собой ради победы над «неверными».

Мне кажется, что бомбы на обочинах и стрельба из укрытий в Ираке еще какое-то время будут продолжаться, но запал ушел, так же, как и саддамовские субсидии в размере 25000 долларов семьям палестинских самоубийц-террористов. Символ фанатизма развенчан, колосс оказался на глиняных ногах. Я не знаю, каково будущее Ирака или каким оно должно быть. Вряд ли оно будет счастливым: там никогда не было счастливого прошлого. Но одно я знаю наверняка: тень Саддама никогда не будет омрачать будущее Ирака.

Главная страница | Архив | Содержание номера

Номер 3(340) 04 февраля 2004 г.

[an error occurred while processing this directive]