Главная страница

Главная страница | Архив | Содержание номера

Номер 1(338) 07 января 2004 г.

Сергей БАЙМУХАМЕТОВ (Москва)

Кремль попал в ловушку

Б.Немцов и Г.Явлинский

Такого удара власть не ожидала. Лидер КПРФ Зюганов, лидер «Яблока» Явлинский и лидер СПС Немцов отказались от участия в президентских выборах 2004 года. Ответная реакция была мгновенной, но — раздраженной и растерянной. Президент Путин обвинил их в трусости. А председатель Центральной избирательной комиссии Вешняков пригрозил: призывать к бойкоту президентских выборов — незаконно. Но никто и не делает этого. Люди просто не желают идти в президенты. И тут Вешняков бессилен. Он не может под конвоем доставлять кандидатов на соревнование с Путиным.

А без Зюганова и Явлинского выборы превратятся в фарс. И потому паника власти понятна.

Но всё случившееся — закономерно. Власть сама к тому шла. Только слепой не мог не видеть последствия…

Избиратели «Яблока» и СПС — самая образованная часть населения. Теперь они в Думе не представлены. Сбылась мечта начальства, для которого «шибко грамотные» всегда были как заноза в кресле. Но тем самым власть сама себе устроила ловушку. Как говорила моя теща, ума палата — и другая не начината. Ведь народ считал, что в его плохой жизни виноваты отдельные олигархи и всякие умники из оппозиции. И так могло продолжаться долго, с нашим-то народом. Теперь власть своими руками убрала от себя громоотвод, и сваливать не на кого. Скоро люди догадаются, что за всё спрашивать надо с начальства. И если уж выборы где-то и как-то фальсифицировали, то фальсифицировать-то надо было в пользу оппозиции! Но чиновники до этого не додумались.

И не могли. Потому что у них естественный отбор. На чиновные должности всегда рвутся не самые, скажем так, выдающиеся люди. Получив власть, они окружают себя еще более не самыми… И так по всей вертикали. Ведь кто-то додумался обвинить «Юкос», что в одном из подсобных хозяйств компании происходит неконтролируемая случка крольчих с кролями…

Они очень любят говорить: ситуация находится под контролем. Так стоит ли удивляться «ситуации», если ее постоянно контролируют такие «мыслители».

Теперь Дума состоит из партий, созданных властью. Народ — растерян, легко обманывается, особенно если сказать, что кругом враги… В общем, добились: управлять такой Думой и таким народом — проще простого, одно удовольствие! Но это вовсе не означает «контроль над ситуацией». Ситуация возникает сама по себе. Как сейчас. Например, в московских очередях уже говорят, что если так обманули, то на президентские выборы они не пойдут. И это тот самый народ, который якобы сердцем проголосовал за «Родину» и «Единую Россию». В Москве «Родина» набрала 14 процентов. На «Эхе Москвы» провели опрос, в котором участвовали 8 тысяч(!) человек. С точки зрения социологической это очень представительно и весомо, можно делать выводы. Из этих восьми тысяч 80 процентов недовольны результатами выборов. Как это соотносится с 14 % «Родины» в Москве? А непонятные 98% «Единой России» в Мордовии, 92% — в Татарии и 80% — в Чечне?

Ни одни выборы в Думу, с 1993 года, не ставились под сомнение. А эти — ставятся.

Оппозиция своим присутствием помогает власти устранять недостатки. Она гарант равновесия в обществе. Но это для наших чиновников не то чтобы сложно, а как-то несовместимо с их сущностью. И потому скажу по-другому. Устранить оппозицию — не значит победить. Это значит проиграть. Пока эта простая мысль не войдет в серое вещество власти — наступление на грабли нам обеспечено на много лет вперед.

Конечно, страсти вокруг бойкота можно расценить как месть оппозиции за думское поражение. Как хороший повод выйти из игры, не потеряв лица, и даже наоборот — с максимальным ущербом для репутации противника. А кто дал им такую возможность? Как раз чиновники и дали. Ведь в победе В. В. Путина на президентских выборах и раньше никто не сомневался. И это было объективно, ясно и честно, без всяких кривотолков. А сейчас они возникли. И будут сопровождать всю кампанию. И если президентские выборы превратятся в фарс, — виноваты в том государственные чиновники. За что действующий президент должен сказать им отдельное спасибо. Заставь дурака богу молиться — он ТЕБЕ лоб расшибет. Но их, таких услужливых, президенту никто не навязывал, он их сам подбирал и назначал.

Народ голосует за олигархов?

Возвращаясь к результатам выборов в Государственную думу России, нельзя не заметить еще одно свидетельство удивительной для стороннего человека нелогичности, парадоксальности, иррациональности народного волеизъявления.

Считается, что народ не любит олигархов. Даже ненавидит. Считается, что народ только и жаждет пересмотреть итоги приватизации и вернуть себе все, что получили олигархи.

Но в течение предвыборных месяцев президент Путин несколько раз и довольно жестко говорил по телевидению: «Пересмотра итогов приватизации не будет!»

Президент Путин поддержал партию «Единая Россия», пришел на ее съезд. Сама партия «Единая Россия» построила свою предвыборную кампанию фактически на одном лозунге: «Мы — за президента и с президентом!»

И народ проголосовал за нее. Повторю — она получила 37 % голосов всех избирателей. Но по логике получается, народ проголосовал за то, чтобы все богатства оставались в руках олигархов?

Оборотень из «Норд-Оста»

Ханпаш Теркибаев

Самым значительным событием прошедшего года в России я считаю гибель в автомобильной аварии Ханпаша Теркибаева. Произошло это 15 декабря 2003 года на дороге Грозный — станица Червленая. Многим читателям «Вестника» имя этого человека ничего не говорит. Но суть не в нем, а в том, что стоит за ним.

Информация газет и особенно телевидения более чем краткая и невнятная. «Известия» сообщают, что Ханпаш Теркибаев работал в пресс-службе президента Ичкерии Аслана Масхадова. Однако «Известия» почему-то умолчали, что в их же газете, на третий день после захвата Театрального центра на Дубровке было напечатано: «В группу террористов входят Ханпаш Теркибаев, некий Абузар (позывной «Герат»), Иса Чантиев (позывной «Маххи»), Хусейн Цаев (позывной «Совбан»), Исмаил Эскиев (позывной Салах)». («Известия» от 26.10.2002.)

Как нас уверяли спецслужбы, из Театрального центра на Дубровке никто из террористов не ушел и не мог уйти. Всех убили. И еще 129 заложников. А вот Теркибаев остался жив и здоров. Испарился из тройного кольца. И материализовался уже в …Страсбурге. Как утверждает «Новая газета» от 28 апреля 2003 года, Ханпаш Теркибаев вел от имени администрации президента Путина переговоры с депутатами ичкерийского парламента, чтобы они поддержали референдум. А затем возил этих депутатов в Страсбург, где они продемонстрировали европейским парламентариям полную лояльность к московской власти. В интервью обозревателю «Новой газеты» Анне Политковской он не скрывал, что это он привел террористов в Театральный центр («Так была там взрывчатка?» — «Да не было. Ну не было.»), и сделал это по заданию федеральных спецслужб (каких — не сказал), хвастался прямыми связями с самыми высокими руководителями администрации президента, показывал удостоверения… В том числе и удостоверение корреспондента «Российской газеты». А это издание специфическое, официальное, правительственное.

Никто не отреагировал на шокирующее выступление «Новой газеты». Ни один официальный орган. Вот ведь он, живой свидетель самого громкого террористического акта последних времен! Однако ни одна милиция-спецслужба-прокуратура ухом не шевельнула. И вот спустя еще восемь месяцев — гибель Ханпаша Теркибаева в автомобильной аварии. И даже непонятно, каким образом сообщение о нем пробилось в прессу. В кармане погибшего нашли то самое удостоверение корреспондента «Российской газеты». У нас любой документ можно купить в подземном переходе или на толкучке. Но в редакции официального правительственного издания подтвердили сотрудничество с Теркибаевым, а также «подтвердили, что у Теркибаева были самые широкие связи в высших политических кругах». («Известия» от 17.12.03.)

Все в этой истории темно и страшно. И общественности никто ничего не объясняет. Не отчитывается. А общественность не требует.

На исходе года начался суд над группой лиц, обвиняемых во взрыве жилых домов в Москве в августе 1999 года. Но суд — закрытый. И все прошедшие аналогичные процессы были закрытыми. А казалось бы, здесь-то власти выгодна наибольшая гласность. Чтобы все люди знали и видели: вот они, злодеи, с которыми власть ведет беспощадную войну. Но власть почему-то не идет на открытый процесс.

И вообще, что это значит — закрытый суд? Это ведь терминология из Оруэлла. Но, похоже, население воспринимает все как должное. «Раз сказали что террорист, значит террорист, чё тут разбираться…».

Сюрреализм

Быть может, кощунственно называть это сюрреализмом, потому что в результате бандитской вылазки в горах Дагестана погибли девять пограничников. Но ведь речь не о них. А об их начальниках. О том, что сопровождает операцию по поимке преступников. И как это выглядит. А выглядит так, что российская армия во главе с большезвездными генералами ведет стратегическое сражение на территории двух районов и на подступах к нескольким населенным пунктам. Но противника никто в глаза не видел. Хотя постоянно сообщается, что он в блокаде, рассеян и разбит, убито уже не то восемь, не то двенадцать боевиков. И даже обещают показать трупы, но не показывают. Последним штрихом сюрреализма стали для меня слова помощника командующего войсками округа полковника Конашенкова: «Среди бандитов находятся так называемые чистильщики. В их задачи входит захоронение убитых. Причем хоронят они таким образом, чтобы не оставалось никаких следов, даже остатков крови на снегу».

Значит, мощная группировка войск, снабженная всем, что только можно, найти следы врага не может. Потому что у 60 замерзших бандитов, прячущихся в горах, есть спецкоманда, заметающая следы. Так и хочется спросить: а спецкоманды визажистов и спичрайтеров у бандитов нет? Нашим, во всяком случае, они необходимы. Армии и так тяжело, а вот такие информаторы-комментаторы выставляют ее уж и вовсе в сюрреалистическом свете. Потому-то, наверно, бывший командующий десантными войсками Георгий Шпак не сдержал раздражения и сказал по-военному прямо: «Позор на весь мир».

А что до сюрреализма, то отчетливый отпечаток его обозначился и на ежегодном телевизионном общении президента с народом. Как считают в телевизионных кругах, это и есть главное телевизионное событие ушедшего года.

Сама идея такого общения в принципе может быть и интересна. Прямой разговор о самом наболевшем. Звонят и выходят к камерам человек шестьдесят-семьдесят из разных регионов и говорят с президентом о стратегических путях развития страны, о политике, экономике, народном образовании, морали…

Но полтора миллиона!

Оставим в стороне специально подготовленный народ перед телекамерами (спецнарод), кордоны-оцепления милиции на площадях больших и малых городов и прочие прелести бюрократического режима. Меня ввергает в шок количество телефонных звонков. Их-то не подготовишь в таком количестве! Телевизионщики с гордостью объявляли в прямом эфире, что установлен рекорд — больше полутора миллионов!

Но ведь полтора миллиона — это каждый девяностый житель страны. Неужто каждый девяностый у нас искренне считает, что он сейчас вот позвонит и поговорит с президентом. И что других таких желающих нет или очень мало, и можно дождаться, как у автоответчика в справочной вокзала.

Может, это отчаяние. Кто-то дозвонился до президента — и теперь на ставропольский хутор проведут воду, а матери солдата из Якутска, погибшего в Чечне десять лет назад, дадут квартиру. А вся остальная власть, от местной управы начиная, и чихать не хотела на эти многолетние мольбы. Сколько ж президентов путиных надо на нашу страну?

Чистый сюрреализм. На абсолютно реальной почве. К сожалению.

ВСЕМ — ВОЗДАСТСЯ

Александр Невзоров

Об идеалах журналиста и журналистики
(13 января — День российской прессы)

«О чем печалишься, душа моя?»
В. Мономах, XII век

Вот вам судьба журналиста Александра Невзорова, который играл по-крупному. На уровне ведомых и неведомых нам структур власти еще в СССР. Это вам не скрытую рекламу в эфире пристроить и получить «бабки» от бизнесмена средней руки. В начале перестройки и гласности он обличал в эфире очень популярной телевизионной передачи коммунистические порядки и власти. Потом в составе войск этой власти освещал в эфире захват независимого телецентра в Вильнюсе. Мало того, встал в строй солдат и взял в руки автомат. И так, с автоматом, красовался два вечера подряд (передачу повторяли!) в программе «Время». Иностранные собкоры в СССР потеряли дар речи. Для мирового журналистского сообщества это — профессиональное самоубийство. Такой человек в профессиональной среде объявляется прокаженным. Но наше журналистское сообщество не обратило особого внимания на автомат в руках коллеги. Мы тогда были далеки от международных норм. И только спустя четыре года записали в свои документы: «Журналист осознает, что его профессиональная деятельность прекращается в тот момент, когда он берет в руки оружие». (Из Кодекса профессиональной этики российского журналиста, принятого на Конгрессе журналистов России 23 июня 1994 года.)

Далее наш персонаж стал депутатом Госдумы. То возникал на телевидении, то исчезал. А потом и вовсе потерялся. Такое ощущение, что никому стал не нужен. Как-то даже непонятно. Такие, вроде, никогда без дела не остаются в годы всеобщей смуты. Но, с другой стороны, видно, слишком одиозный след за ним тянулся. И сильные мира сего решили найти других, новых. Благо, долго искать не надо. А наш персонаж в конце концов заявил в опубликованном интервью, что готов работать против кого угодно, даже против своего товарища и спонсора, некогда могущественного, а ныне опального олигарха Березовского: «Мне, конечно, не хотелось бы работать против Бориса, но я же наемник… Это вопрос цены».

Кто-то, наверно, скажет с негодованием: «Дошел до предела цинизма, совсем совесть потерял!». А мне слышится в этих словах отчаянный жалкий крик. Последняя попытка заявить, что он не просто так продается, а что это у него принцип! Дескать, мой идеал — отсутствие любых идеалов! Мой принцип — по фигу все принципы! Попытка бравады, попытка хоть какую-то позу соблюсти, хоть как-то выглядеть… Но никого не обманешь.

Михаил Леонтьев

А вот карьера его младшего товарища, Михаила Леонтьева, который нынче в большом фаворе у власти. Начинал в «Независимой газете», главным редактором которой был яростный ельцинист. В общем, тоже при власти, при тогдашней. Затем молодой человек перешел на телевизионный канал московского мэра. Оттуда — на первый канал, к Березовскому. Публично заявив, что его совести импонируют принципы информационной политики господина Березовского, не в пример Лужкову. Но власть сменилась, Березовский добровольно изгнался в Лондон, а первый канал стал по сути государственным. Но наш журналист остался на нем, из «березовца» мгновенно оборотившись «государственником». Причем, таким, что «ястребам» и не снилось. Это он на всю страну заявил, что Чечню надо подвергнуть ковровым бомбардировкам. Это он облил грязью в эфире память журналиста Дмитрия Холодова, взорванного в своем кабинете в 1994 году. После этой передачи Вячеслав Измайлов публично назвал его нерукопожатным и призвал коллег даже имени его не упоминать. Ну, подумают люди несведущие, мало ли кто и что про кого скажет. Да, конечно. Но это сказал Вячеслав Измайлов, журналист, ходивший в пекло чеченской войны, вытащивший оттуда десятки военнопленных, вернувший матерям детей — то есть человек с репутацией деятельного праведника. Но с нашего персонажа всё как с гуся вода, он продолжал красоваться на всех каналах. И готовился стать депутатом от партии, которую называют партией власти. Хотя опять же в нашем Кодексе записано: «Журналист полагает свой профессиональный статус несовместимым с занятием должностей в органах государственного управления, законодательной или судебной власти». Но это его не останавливало. Да он и сам говорил, что видит себя в будущем не журналистом, а политиком. Но… депутатом почему-то не стал. Значит, в последний момент не включили? По каким причинам? Может, решили, что он будет полезнее партии в качестве телевизионного трибуна-комментатора? В любом случае от него тут ничего не зависело и не зависит. Ни место в списке, ни место в телевизионном эфире. Существует ли он в природе как самоценный и самодостаточный автор? Если уберут с экрана — кто-нибудь вспомнит, статью в журнал попросит, дабы порадовать читателей интересными рассуждениями, глубокими и оригинальными мыслями? Не знаю…

Что его ждет? Пусть сам думает, глядя на судьбу предшественника.

У человека нашей профессии идеалы ясные и простые. Журналист никому и ничему не служит, кроме общества. А в людском сообществе принципы определены — от библейских заповедей до Декларации прав человека. Включая и Кодекс нашей профессиональной этики.

Сергей Золовкин

Меня всегда поражали и поражают коллеги-журналисты, ведущие расследования махинаций, преступлений, коррупции в коридорах власти. Что это за люди? Я не знаю, ни с кем из них не знаком. Разве что с Георгием Рожновым, да и то шапочно. Пару раз пересекались еще в коротичевском «Огоньке» да пару раз перезванивались по делам, касающимся других наших коллег. Как сейчас можно вести расследования, когда журналист оставлен один перед преступным миром? Очень многое и очень многие повязаны, на самых разных уровнях. Задевая воров, расхитителей, убийц и террористов, задеваешь власть, в первую очередь зловещих оборотней в силовых структурах. Задевая коррупционеров во власти, задеваешь паханов уголовно-бизнесменского мира, которые на всё способны и ничего не боятся. Наемный убийца, пойманный при попытке покушения на собкора «Новой газеты» Сергея Золовкина, не выдал своих заказчиков, не смогли наши следователи его «расколоть». Зато этот убийца написал судье длинное письмо. Если перевести его с языка безграмотно-канцелярского на язык откровенный, то получится примерно следующее: «Кореша судьи! За что ж вы меня-то? Мы же с вами за одну мазу. Мы же вместе с вами хотим замочить этого фрайера беспонтового, который гавкает на нашу родную власть. Почему ж я, свой вам в доску, на зоне парюсь, а эта падла на воле ходит?!»

Интересно, с чего он решил, что государственное правосудие душой на его стороне? Какие он имеет основания для этого?

И как можно работать журналистам-расследователям в такой атмосфере? Наверное, азарт, жажда славы, молодое суперменство, адреналин в крови уже как наркотик, без которого нельзя.

Но, во-первых, среди расследователей молодых мало. Для такого дела нужен большой опыт. Тот же Георгий Рожнов — подполковник милиции по прежней профессии. Отсюда следует, что расследователи при всем азарте лучше нас знают, что такое их работа и чем она чревата.

Так что не азарт и не суперменство (смешно думать об этом). И уж точно — не слава. Потому что многие читатели воспринимают расследования в прессе как само собой разумеющееся. Они даже фамилии авторов не всегда запоминают. Для таких читателей журналист-расследователь — не живой конкретный человек, а фамилия, набранная жирным шрифтом в конце или в начале текста. И его, читателя, понять можно. Потому что, сидя в кресле с газетой в руках, трудно представить, что это жуткое расследование провел такой же человек, как и ты.

А всенародной славой и даже любовью пользуются шоумены с телеэкранов и «смельчаки», которые из безопасных телестудий призывают подвергнуть кого-нибудь ковровым бомбардировкам.

Тогда что?

Ведь журналисты-расследователи знают, что наше общество их не защитит. Сергей Золовкин после своих разоблачительных статей о коррупции в Краснодарском крае, после попытки покушения на него уехал в Германию. Его там обеспечили охраной со всех сторон. А когда он однажды сказал, что чувствует себя неловко, что на него тратится столько денег, столько людей заняты, приставленный к нему сержант воззрился на Золовкина с недоумением: «Да как вы можете так говорить!? Вы, журналисты, работаете на общество, и мы обязаны вас защищать и охранять!» Вот такой простой немецкий полицейский…

Способно ли наше общество мыслить, чувствовать и действовать, как этот сержант? Увы-с. И что в итоге имеют расследователи? Золовкин скрывается за рубежом (от кого?). Рожнов лежит с инфарктом. После того, как на его глазах скрупулезный и неумолимый во время процесса судья вдруг вынес… практически оправдательный приговор заведомым убийцам-террористам. И пишет статью, но не про очередного оборотня в погонах, а о парне-волкодаве из МУРа, который за границей, безоружным (за границей нашим операм оружие иметь нельзя) повязал двух крупных российских мафиози и привез в Россию, где его тут же вывели за штат, по сути — уволили…

Что держит этих людей, наших коллег-расследователей, в жизни и в профессии? Мы уже выяснили, что не слава и не деньги, которых нет. Не азарт молодости. Тогда остается одно громкое слово — идеалы. Только идеалы дают человеку такое спокойствие и такую твердость. Обыкновенные идеалы служения обществу. Но никто из них об этом не говорит и не скажет. Если пристать, то ответят, наверно, как ответил Портос: «Я дерусь, потому что дерусь, черт возьми!»

Я же хочу сказать, что иметь идеалы выгодно.

Никто и никогда не скажет про Георгия Рожнова, Сергея Золовкина и их товарищей по опасному цеху ничего, кроме слов уважения и почитания. Каждый волен судить и решать для себя, много это или мало.

Наша профессия справедлива и жестока. Здесь не спрячешься. Сразу видно, кто ты, что ты, чему служишь. Даже если захочешь притвориться — все равно твоя строчка тебя выдаст. И запомнится то, что запомнится, и останется то, чему суждено остаться. Хоть строчкой-мыслью, хоть общим портретом в памяти. Как говорил Назаретянин: «Две мелющие в жерновах: одна берется, а другая оставляется».

Не одним днем живем. Медленно мелют жернова Господни, но неостановимо. Каждому воздастся. И всем воздастся. Как говорил тот же Назаретянин: «За всякое праздное слово… дадут они ответ в день суда. Какая польза человеку, если он приобретет весь мир, а душу свою потеряет?»

А чтобы снизить пафос, свести разговор с экстремальных высот на обыденную жизнь, приведу беседу коллег, при которой присутствовал. Назову их Богатый журналист и Бедный журналист. Богатый работает в крупной газете. Имеет зарплату, которая Бедному и не снилась. У Бедного ее вообще нет, зарплаты. И вот Богатый удивленно спрашивает товарища: «Слушай, с чего ты всегда такой веселый? На гонорары-то нынче не проживешь…» На что Бедный отвечает: «А у меня никто над душой не стоит — потому и веселый. Я ничего не делаю поперек души. А вот почему ты всегда хмурый и подавленный? Потому что хозяева газеты поставили главным редактором непрофессионала, вообще не журналиста. И этот хмырь олигархический на планерках учит вас, профессионалов, как делать газету и что писать. И вы сидите молча, потому что на любое ваше слово получите ответ: не нравится — идите, мы никого не держим! Так ведь?»

И Богатый признал, что так.

Журналист — тоже человек. А душа у человека — одна. И принадлежит только ему. Никто не отнимет, кроме него самого.

Человек — это звучит гордо

Владимир Зворыкин

В России до сих пор мало кто знает и помнит Владимира Кузьмича Зворыкина — уроженца города Мурома Владимирской губернии, 1889 года рождения. А между тем этот человек придумал то, на чем стоит нынешняя цивилизация, которую называют информационной. Попробуйте представить свою жизнь без телевизора? А ведь именно он, Владимир Кузьмич Зворыкин, и придумал телевизор! Будучи к тому времени гражданином США. Возможно, это имело решающее значение в его и нашей жизни. Ведь неизвестно, что бы сталось с выпускником Петербургского технологического института и Парижского Коллеж де Франс, помещичьим сыном Зворыкиным в СССР к середине 1920-х — началу 1930-х гг., ко времени изобретения им иконоскопа — первой телевизионной передающей трубки.

И вполне возможно, что столп современной компьютерной цивилизации — Билл Гейтс — обязан своим успехом именно Зворыкину, то есть телевизору. Почти уверен, что маленький американский мальчик, глядя на экран, однажды удивился: как это делается, как это происходит? И неужели всё это придумал человек?

Ведь с удивления и начинаются изобретения. От которых голова кругом идет, если задумаешься. Я хорошо помню тот день 1997 года, когда моя маленькая дочь впервые выходила в Интернет. И я, глядя на крутящийся синий глобус и светящийся экран, связывающий ее со всем миром, сказал: «А теперь, Дина, представь, что в эту самую минуту в Петропавловске сидит у окошка твой столетний дедушка, который своими глазами видел в Петропавловске первый паровоз, первый автомобиль и первый телефон…».

Кстати, телефон ведь тоже загадка. Как это получается — нажал на несколько кнопочек — и тебе отвечает на другом конце земного шара твоя теща? Какие неведомые звуковые волны порождаешь ты во всемирном пространстве нажатием этих кнопочек?

Не меньше, чем телефон и компьютер с Интернетом, меня удивляет вроде обыкновенный, привычный башенный кран. Сейчас ведь дома строят высокие — на 25 этажей. И рядом со стройкой высится диковинный журавль — решетчатая башенка из тоненьких перекладин-трубочек. Кажется, ну не может стоять такое сооружение, обязательно упадет! А оно не падает. И более того — переносит и вздымает в высь бетонные блоки.

И ведь всё это придумали люди, человеки. С виду такие же, как и я — вот что поразительно. Придумали, построили и управляют. Каким же это надо обладать божьим даром, какими знаниями, какой светлой головой и какими умелыми руками!

Нет, что ни говорите, а человек — это звучит гордо.

С наступившим Новым годом, друзья!

Главная страница | Архив | Содержание номера

Номер 1(338) 07 января 2004 г.

[an error occurred while processing this directive]