Главная страница

Главная страница | Архив

Номер 26(337) 24 декабря 2003 г.

Cover 12/24/2003

С.Фрумкин. Ежегодные нелепости. Моё перемирие с Францией. Секретная мицва Рональда Рейгана
Kаждый декабрь, как только год подходит к концу, я анализирую события за прошедшие 12 месяцев и составляю список тех, которые меня рассердили или озадачили. Некоторые из них особого значения не имеют, другие, наоборот, весьма значимы, но все они одинаково непостижимы. Я продолжаю надеяться, что кто-нибудь когда-нибудь даст мне вразумительные объяснения по поводу этих событий, но, увы, до сих пор такого не произошло.

Н.Журавлёв. Смех и грех российских выборов
Итоги минувших выборов столь многообразны, что я в некоторой растерянности, — как это всё изложить относительно логично и понятно?
Поскольку все страсти кипят вокруг цифр, то с них и начнём. При этом хочу заметить, что, в конечном счёте, они окажутся завязкой нескольких очень смешных новелл.

С.Баймухаметов. Взгляд из Москвы
Собственно, внушает сомнения только «Родина». Возможно ли за несколько месяцев из ничего сделать чего и убедить в этом жителей малых городов и весей, где и был ее основной избиратель? Большой вопрос.
Но пока не доказано — будем считать, что все произошло так, как произошло. И потому я был бы счастлив, окажись выборы сфальсифицированными. Все остальное — гораздо хуже.

С.Баймухаметов. Обманутые надежды-2, или загадочный крах коммунизма
Мне кажется, что уже второй десяток лет мы живем, как автоматы. И почти не задумываемся над тем, что произошло с СССР в 1991 году.
А ведь случилось нечто непонятное и до сих пор непонятое, необъяснимое и необъясненное. Быть может, таинственное или загадочное. Даже те единичные люди, что предрекали неминуемый крах коммунизма, относили его, крах, на какие-то далекие будущие времена. Вполне возможно, что они сами не верили, а твердили в силу инерции, потому что роль такая, образ такой. А между собой даже ярые диссиденты констатировали: «Это — стена!».

Из редакционной почты

В.Нузов. Интервью с Риммой Казаковой
Тем, кто внимательно следил за русской (в недалеком прошлом — советской) поэзией, это имя хорошо знакомо. Оно не входило в обойму самых-самых (Ахмадулина, Вознесенский, Евтушенко, Рождественский), но, пожалуй, в десятке лучших поэтов-шестидесятников занимает достойное место. Я и сейчас могу прочитать на память многие строки ее стихотворений…
 

Б.Езерская. Музыкальная история
«Нет, он не уголовник, не бандит. Это ложное представление о нем, это неправда. Да, он убил человека, но ведь — обороняясь! Да, он участвовал в грабежах, но лично никого не грабил, а лишь «стоял на стреме». Разве он виноват в том, что его нигде не брали на работу, а ему нужны были деньги на жизнь, на еду? Он был нищим. А ведь у него — университетское образование! Он — романтик по натуре, честный и порядочный человек, уверяю вас. Но обстоятельства жизни… И потом, примите во внимание, что он сирота, никогда не знавший материнской ласки. А они его приговорили к ссылке на 10 лет без права переписки. Представляете?!»

Б.Кушнер. Больше, чем ответ
В любой коммуникации между людьми, в любом произведении искусства, политическом послании и т.д. можно различить три главных элемента: что сказано, как сказано, кем сказано. Казалось бы, решающее значение должно принадлежать первому элементу, т.е. содержанию. Затем, разумеется, следует форма. От того, как оформлено послание, зависит очень многое. Достаточно попробовать пересказать «своими словами», например, 73-й Сонет Шекспира, или сыграть одним пальцем Шестую Симфонию Чайковского. И, в конечном счёте, какое значение имеет это сакраментальное «кто»? Станет ли тот же Сонет хуже, если обнаружится, что он приписан Шекспиру по ошибке, а сочинён безвестным поэтом, современником английского мастера? Увы, в реальной жизни часто оказывается, что именно «кто» подавляюще весомее всего остального.

В.Головской. Фильм «Перед судом истории», или об одном киноэпизоде в жизни В.В.Шульгина
Когда после 12 лет заключения Шульгин вышел из Владимирской тюрьмы и поселился в том же Владимире, хрущевский режим решил использовать его в своих пропагандистских целях. Отчасти системе это удалось: появились письма русским эмигрантам, письмо Аденауэру и прочее.
Немного позднее, в начале 60-х Шульгиным заинтересовалось КГБ. Тогда-то около него и появился «некто Владимиров, журналист». Стоит рассказать немного об этом человеке.
Под псевдонимом В.Владимиров скрывался довольно известный кинорежиссер Владимир Петрович Вайншток.

М.Качурин, М.Шнеерсон. Побег из молчания
Время иногда можно определять названиями журналов. Но не всяких.
Это было время «Нового мира», куда в 1958 году вернули главным редактором Александра Твардовского. Журнал сразу стал самым притягательным в стране, едва приходившей в себя от смертного страха и унижения.
В «Новом мире» печатались истинно талантливые произведения, он самим существованием своим противостоял «заказной» литературе, хотя едва ли не каждая публикация с кровью продиралась сквозь цензуру.
Для многих «Новый мир» стал тогда чем-то неизмеримо большим, чем журнал. Ему верили. На него опирались в сомнениях, мечтаниях и надеждах. Вдруг показалось, что дышать стало легче, говорить можно смелее.
Иллюзии были недолгими. Переломным в общественном сознании стал 1968 год, когда советские танки раздавили надежды на «социализм с человеческим лицом».
А в 1970 году партийная власть удавила журнал. Через год скончался и его поэт-редактор.

А.Бергер. Annenschule
В этом году отмечается трехсотлетие основания Ст. Петербурга (май 1703 г.) — города мечты Петра Великого — открытия «Окна в Европу». Уже через несколько лет после основания города один из иностранных дипломатов, побывав в нем, назвал его Северной Венецией. Петербург был – и по сей день остаётся – северной столицей России.
Мне хочется рассказать о маленьком, но характерном уголке этого города, неразрывно связанном с его историей – школе, основанной по приказу Петра Первого, в которой я сама училась, а позже – работала.

П.Межирицкий. Капкан
Заметные страницы истории обладают особым свойством: по мере удаления их в прошлое интерес к ним возрастает. В событиях всегда остаются лакуна, а, значит, и истолкования. Даже участники событий многого не видят, а уж потомки их и вовсе дают волю фантазии. Сейчас, столько лет спустя после великого поворота в войне, молодой немецкий режиссер Себастьян Денхардт экранизировал свою версию Сталинграда. И после выпуска этого фильма в прокат интерес к событиям тех лет неизбежно воспламенится снова.

Н.Винокур. «Как сердцу высказать себя?..»
«Без Тютчева жить нельзя» (Л.Толстой).
M
ожет быть, оттого, что Тютчев не знал ответа на этот вопрос, его поэтическая жизнь и судьба сложились так трудно и необычно. «Один из величайших лириков на земле», по словам Фета, которого высоко ценили Толстой, Тургенев, в наше время Набоков, Мандельштам, — мало был знаком его современникам и приобрел заслуженную известность лишь после смерти.

Р.Казакова. Стихи
В один из трепетных моментов,
когда чиновники нежны,
сказал редактор «Аргументов»:
«Стихи! Кому они нужны?!

В.Матлин. «Полтинник» и Тая
Их женитьба стала сенсацией. В течение нескольких недель в институте только и разговоров было, что об их женитьбе. Действительно, как понять этот странный выбор? Странный, конечно, с его стороны, со стороны Волкова. Блестящий аспирант, без пяти минут кандидат наук, протеже самого Гаврилина, и на вид, как говорится, в полном порядке: высокого роста брюнет со светлыми глазами. Мог бы сделать такую партию… любая побежала бы вприпрыжку.

А.Розенбойм. Пир во время холеры
Xорошие книги тем и отличаются от остальных, что поначалу их можно с упоением читать, с сожалением поглядывая на все уменьшающееся количество оставшихся страниц, а потом, многократно и с той же долей эстетического наслаждения, перечитывать, каждый раз открывая для себя что-либо новое, ранее не задевшее душу, не востребованное сознанием или попросту не замеченное. Одним из великолепных тому примеров давно обернувшийся классикой, поколениями читанный-перечитанный, инсценированный, экранизированный, в телевизионную версию превращенный роман Шолом-Алейхема «Тевье-молочник», о котором без преувеличения можно было бы сказать, что он являет собою энциклопедию местечковой еврейской жизни, если бы подобное давно уже не было сказано применительно к другому литературному произведению и к другой жизни.

В.Кордовский. Романтика под стук колёс
Три месяца назад судьба занесла меня в политический центр Европы — Брюссель. Осматривая город, я наткнулся на небольшой выставочный комплекс, посвященный 120-летию легендарного поезда «Восточный экспресс». Соблазн проникнуть за 10 евро внутрь этого павильона был велик. Еще бы, кто только не мечтал в свое время стать пассажиром этого экспресса, за несколько дней пересечь в роскоши и комфорте значительную часть Европы и оказаться в экзотическом Стамбуле, городе, открывающим дверь в Азию.

А.Шварц. Нефть и «зелёные» автомобили

Из записной книжки гроссмейстера

Кроссворд

Главная страница | Архив

Номер 26(337) 24 декабря 2003 г.

[an error occurred while processing this directive]