Главная страница

Главная страница | Архив | Содержание номера

Номер 24(335) 26 ноября 2003 г.

Мария ШТЕЙН (Нью-Йорк)

Исаак Вайншельбойм: Портрет крупным планом

И.А.Вайншельбойм

Недавно в центре Манхеттена, в доме 70 по 36-й улице, закрылась персональная выставка известного в русской иммиграции художника Исаака Абрамовича Вайншельбойма. Выставка эта продолжалась полтора месяца. Её посетители с восторгом отзывались о представленных здесь пейзажах, натюрмортах и исторических полотнах. Особое внимание приковывали к себе две картины: «Клезмер. Последняя мелодия» и «Хупа в гетто».

У обеих — общая невесёлая история. Обе написаны по следам действительных трагических событий, произошедших на Украине, в одном из еврейских гетто во время 2-й Мировой войны. На них — конкретные люди из старинного еврейского местечка Староконстантиново. Картины написаны образно, проникновенно, с огромной эмоциональной силой, и потому вызывают одновременно и боль, и гордость за наш многострадальный мужественный народ! Вот Клейзмер — под этим именем он и остался в памяти людской — потомственный местечковый скрипач исполняет свою последнюю мелодию «Фрейлехс» на своём последнем жизненном пути в колонне евреев-односельчан, которых фашисты гнали на расстрел к Поповецкому лесу. Мелодия оборвалась, когда конвоир выстрелил, и скрипач упал вместе со скрипкой…

А накануне этот клейзмер играл на свадьбе прекрасного, как герои древнегреческих эпосов, юноши — студента Якова Штейна и юной, не менее прекрасной, библейской красавицы Сони. Они обречены. И знают об этом. Но в последние часы жизни хотят исполнить многовековую еврейскую традицию. И вот мы видим их на картине Вайншельбойма в момент совершения обряда бракосочетания — под хупой — на фоне обреченного на смерть населения еврейского гетто. Завтра утром все они будут расстреляны… Но художник силой своего таланта словно вернул их из небытия. Теперь они останутся в сердце и памяти каждого, кто увидел эту картину хотя бы раз. А видели её многие — «Хупа в гетто» побывала уже на нескольких художественных выставках Большого Нью-Йорка.

«Клезмер. Последняя мелодия» и «Хупа в гетто»

Впервые же она была показана в выставочном зале муниципалитета города Лонг-Бич штата Нью-Йорк в 1994 году. Тогда, по решению оргкомитета выставки, который возглавлял настоятель католического собора этого города, именно «Хупа в гетто» удостоилась первой премии, как написано в дипломе — «За высокую духовность». Что может быть для художника выше такой оценки?

«Хупа в гетто» — одно из 6-ти произведений, которые составляют исторический цикл Вайншельбойма под общим названием «Холокост». В него входит также триптих. Первая створка его символизирует памятник детям — жертвам Холокоста. Вторая посвящена Варшавскому гетто, поднявшемуся на восстание против фашистов. А третья —гимн высоте еврейского духа. Гимн единению безоружных евреев, сумевших сплотиться и победить хорошо вооружённых охранников в польском лагере уничтожения Собибур. Более 400 человек под командованием советского лейтенанта-еврея перебили охрану и бежали. Многие из них живут теперь в Израиле. Собибур — единственный лагерь смерти, где евреи не только сопротивлялись, но и одержали победу.

— Какие ещё работы входят в ваш цикл «Холокост»? — cпрашиваю художника.

— Четвёртое полотно называется «Молитва», — отвечает он.

На нём девушка в белом, стоя на коленях, молится на фоне сожжённого до тла еврейского местечка. Пятая картина этого цикла — «Поминовение»: мать и её сын — солдат, пришедший с войны на костылях — у памятника евреям, расстрелянным фашистами в Поповецком лесу. Над шестой картиной — «Женщины гетто» — художник продолжает работать. Во всех произведениях цикла «Холокост» талантливо сочетаются реализм и символизм. Они не только предельно эмоциональны, но и пронизаны философской глубиной, одновременно тревожат душу и заставляют о многом задуматься.

Тема Холокоста — одна из главных в творчестве Исаака Абрамовича. И это не случайно. Ведь он, 19-летний выпускник военного училища участвовал в Великой отечественной войне с самого её начала. Молодой лейтенант, а затем — капитан пехоты, тяжело раненый в боях, награждённый многими орденами и медалями, не только видел эти гетто и лагеря смерти, но и причастен к их освобождению. Исаак Абрамович, уроженец большого украинского местечка Староконстантиново, помнил многих из погибших там людей, среди которых были и его родственники. В душе его навсегда отпечатались рассказы о них земляков, которые чудом спаслись… Память о тех событиях, местах и людях долгие годы жгла его сердце — пока он не воплотил картины памяти в живописные полотна. Теперь они стали не только частью истории еврейства, но и явлением истинного искусства.

Живописец

И.А.Вайншельбойм. «Весна»

Живописью Исаак Абрамович занимается всю жизнь. Она — его призвание, его любовь. Тем не менее, долгие годы она оставалась как бы на уровне увлечения, хобби. Основным же делом — после долгого лечения в госпиталях, после демобилизации и окончания юридического института — стала для него юриспруденция. Многие одесситы, вероятно, до сих пор помнят талантливого адвоката Вайншельбойма, который кардинально помог сотням людей в их критических ситуациях. Лишь после выхода на пенсию и иммиграции в Америку в 1989 году, он полностью отдался искусству.

Тематика, жанры и стили его творчества многогранны: помимо исторических картин, он пишет портреты, пейзажи, натюрморты. Но — вне зависимости от темы и жанра — в его работах всегда чувствуется настроение, всегда читается подтекст, мысль. Например, ностальгия в его «Одесском морском пейзаже» или в этюде «Поповка, Подмосковное село», светлый лиризм и нежная грусть в пейзаже «Ранняя осень в украинском селе», восторг перед величием и красотой мироздания в пейзажах «Утро на море», «Весеннее половодье», в натюрмортах «Сирень», «Осенний букет», «Букет с подсолнухом» да и во всех остальных произведениях. И все они отличаются изысканным отношением к цвету.

Исаак Вайншельбойм участвовал почти в 30 выставках русскоговорящих художников Большого Нью-Йорка. Причем не только как автор, но и как активный общественный деятель, помогающий в их организации и подготовке. Он стоял у истоков создания молодой (ей исполнилось 3 года) иммигрантской творческой ассоциации — Гильдии еврейских художников при «Бней Ционе», старейшей в Америке еврейской организации.

— Официально его «должность» (он работает как волонтёр, на общественных началах) называется сопредседатель Художественного совета Гильдии еврейских художников, — рассказывает президент Гильдии Илья Натансон. — Но в действительности Исаак Вайншельбойм — моя «правая рука», моя опора. Он — один из столпов нашей организации. Его вклад в её жизнь невозможно переоценить. Исаак Абрамович — не только непременный участник всех собраний и всех выставок, не только авторитет, к мнению которого прислушиваются в спорных ситуациях, но и генератор ценных идей. Так, например, именно он еще во время подготовки к прошлогодней выставке в «Бней Ционе» предложил доход от аукциона передать в Фонд Израиля. Художники единодушно поддержали его замечательную идею. Это предложение действовало и во время выставки, которая вновь проходила в зданиии «Бней Циона» с 21-го сентября по 15-е октября нынешнего года.

Между прочим, именно Исааку Абрамовичу принадлежит и другая важная идея — установить в Бруклинском мемориальном сквере, наряду с уже существующими памятниками жертвам Холокоста, также памятник погибшим жителям еврейского местечка Староконстантиново.

Исаак Абрамович активно участвует и в жизни Клуба художников при Еврейском центре в Бенсонхёрсте, которому в декабре исполняется 10 лет, и в работе редколлегии газеты «Одесса на Гудзоне», членом которой является.

А ещё он оказывает огромную, поистине бесценную помощь художникам нашей общины своей публицистической популяризаторской деятельностью. Опубликовал в русскоязычных газетах Америки десятки глубоких искусствоведческих статей о художниках и мастерах прикладного искусства. И прочно зарекомендовал себя не только как талантливый живописец, но и как тонкий ценитель искусства. Его развёрнутые, точные и глубокие публикации помогают лучше узнать и понять представляемого художника, раскрыть замысел его работ. Одновременно в доступной и увлекательной форме он знакомит широкую публику с новыми направлениями и стилями в искусстве.

Что такое счастье?

В жизни нередко так бывает: если человек талантлив, то талантлив во всем, и в делах семейных — прежде всего. С женой Зинаидой Марковной он познакомился — и полюбил её на всю жизнь — ещё в школе. А после войны они, жизнерадостные, оптимистично настроенные студенты-выпускники (она — медицинского, он — юридического) институтов, поженились. И вместе построили замечательную, скреплённую еврейскими традициями и любовью семью. Давно выросли и оперились дети. Взрослыми стали и внуки: у каждого — своя жизнь. Но постоянная забота друг о друге по-прежнему цементирует эту прекрасную пару.

Годы бегут. Вот уже и золотую свадьбу отпраздновали. А в прошлом году – 80-летие Исаака Абрамовича. В эту цифру трудно поверить, видя его живые молодые глаза, вглядываясь в его радостные пейзажи и натюрморты, читая его глубокие эссе, зная о его до предела насыщенной, творческой и общественной жизни. Но факт есть факт…

… В последние годы уже здесь, в Америке, я познакомилась (и о многих из них написала) с замечательными пожилыми людьми разных творческих профессий. Такими, например, как поэтесса Белла Дижур — минувшим летом ей исполнилось 100 лет; американская писательница Бэл Кауфман (внучка Шолом Алейхема) — в свои 92 года она продолжает выступать с лекциями и разъезжает по миру; 86-тилетний бард Роман Чемеревский; 82-летняя преподавательница оздоровительной гимнастики по системе йоги Рахиль Перцовская; полная энергии и творческих идей 81-летняя руководительница Клуба любителей книги в Бенсонхёрсте Евгения Лебедева... К их числу, безусловно, относится и Исаак Вайншельбойм. Всех этих людей объединяет то, что, несмотря на возраст и, увы, связанные с ним недуги, они продолжают интенсивно заниматься творчеством. Похоже, чем человек деятельнее и оптимистичнее, тем вернее он вступает на стезю радостного творческого долгожительства. Закон прост, как истина, но почему-то не все, увы, ему следуют…

Гладя на героев моих очерков, вновь и вновь вспоминаю мудрые строчки Михаила Светлова:

Старость — это юность уставших людей,
Поседевшее великолепие
Наших помыслов, наших идей.

Исаак Абрамович — человек думающий, тонкий. И потому не без колебаний, но всё же я отважилась на такой вопрос:

— Счастье, мне думается, понятие интимное: у каждого — своё представление о нём. А как бы вы сформулировали, что такое счастье?

В ответ он прочёл мне два четверостишия:

Благодарю и прославляю
Я каждый день и каждый час,
Когда в восторге созерцаю
Красу, окутавшую нас.
И счастлива, когда в мгновенье
Блеснёт мне чудо вдохновенья,
Чтоб благодарною душой
Воздать за жизни дар земной.

Эти стихи мне тоже очень близки — своим оптимизмом и мироощущением, чувством благодарности за подаренную жизнь, за каждое подаренное мгновение. И я рада, что мы оказались единомышленниками.

Стихи эти принадлежат перу одесской художницы Дины Фруминой. В прошлом она преподавала в Одесской художественной академии, воспитала плеяду всемирно известных художников, ныне живущих и работающих в Париже, Израиле, США, России. Она справедливо считается основоположницей знаменитой одесской школы живописи. В минувшем году, когда ей исполнилось 87 лет, в Одессе состоялась её грандиозная выставка: художница представила более 600 своих работ! Выставка стала важным явлением в культурной жизни города. Исаак Абрамович приурочил первый после эмиграции приезд на родину к этому событию. Он встречался с Диной Михайловной. А возвратившись в Нью-Йорк, написал о ней большое восторженное эссе. Оно было опубликовано весной.

— Я счастлив и горд тем, что могу считать себя учеником и последователем Дины Михайловны Фруминой, — говорит Исаак Абрамович.

Писатель

Примерно полтора года назад читающая публика узнала «ещё одного» Исаака Вайншельбойма — писателя: вышла в свет его книга «Староконстантиновские новеллы». Она издана на Украине. И это, конечно же, не случайно. Дело в том, что её первая часть посвящена родному для автора и его семьи украинскому местечку с 300-летней историей — Староконстантиново (на территории нынешней Хмельницкой области), его трагической судьбе, а также — дружбе населявших его простых людей: евреев и украинцев. Она написана увлекательно, эмоционально. Иллюстрирована самим автором: его рисунки сопровождают каждую новеллу. И это придаёт произведению особый колорит.

Вторая часть книги — избранные искусствоведческие очерки, уже публиковавшиеся в американских газетах. Обе презентации — здесь, в Бруклине, где автор живёт уже 14 лет, и там, на его родине — прошли с большим успехом. Было много откликов. Среди них — и письмо от президента Украины. Леонид Кучма пишет:

«Уважаемый Исаак Абрамович! Дорогой друг! Сердечно благодарен за Вашу книгу «Староконстантиновские новеллы». В ней Вам удалось чрезвычайно тонко соединить впечатления молодых лет со сложными чувствами человека, носящего большой груз прожитых лет. Здесь есть всё: и ностальгическая тоска, и скорбь за пережитое, и жизнеутверждающая вера… Вызывает восхищение доброта и любовь, с какими вы относитесь к своей малой родине. И я уверен, что Ваш талант писателя, художника, журналиста, авторитет общественного и культурного деятеля будут и впредь верно служить укреплению дружбы между украинским и еврейским народами.

Желаю крепкого здоровья и новых творческих свершений. Счастья Вам и Вашим родным! Мир Вашему дому!

С уважением

Леонид Кучма.»

— Интересно, а как возникла идея книги? — спрашиваю у автора.

— Всё очень просто, — отвечает он. — Мне захотелось для детей и внуков оставить память о наших корнях, о нашей «малой родине». И я начал писать воспоминания в виде отдельных новелл. Их печатали в газете «Еврейский мир». Стали приходить взволнованные отклики читателей. Тогда друзья решили собрать все новеллы под одной «крышей»-обложкой и издать. Вот так и получилась книжка.

Исаак Вайншельбойм — в расцвете творческих сил. В его мастерской стоит натянутый холст с очередным пейзажем из нового живописного цикла «Времена года» — он готовится к очередной традиционной выставке Клуба художников Бенсонхёрста, которая откроется 1-го декабря в помещении Globe Institute of Technology. В книжном шкафу — недавний номер газеты с его последним искусствоведческим очерком о двух замечательных представителях одесской школы живописи Илье Шенкере и Александре Рихтере, произведения которых недавно демонстрировались в одной из художественных галерей в SOHO. А на письменном столе — стопки листов, исписанных неторопливым почерком — главы готовящейся к изданию его второй книги. Таков предметный ответ Исаака Абрамовича на традиционный вопрос: «Каковы ваши творческие планы?»

Перефразировав некогда популярную песню, можно сказать о Вайншельбойме: он — в дороге, он — в пути. И потому мне хочется пожелать этому человеку — талантливому, доброму, отзывчивому и в то же время на редкость скромному — и впредь, на долгие годы: ни дня без строчки, ни дня без кисти, ни дня без радости и любви!

Главная страница | Архив | Содержание номера

Номер 24(335) 26 ноября 2003 г.

[an error occurred while processing this directive]