Главная страница

Главная страница | Архив | Содержание номера

Номер 24(335) 26 ноября 2003 г.

Виктор КОРДОВСКИЙ (Калифорния)

Марафон с чужим сердцем

 

Мое 4-дневное пребывание в Нью-Йорке совпало с традиционным осенним марафоном. Знакомые говорили: на нашу машину не надейся, поедем на метро, это быстрее. А я так боялся опоздать на этот спортивный хит года с участием 35 тысяч (!) бегунов…

Центральный парк. Никак не выбраться из толпы на удобное место — туда, где колышется финишная ленточка и большой, в четыре этажа, экран. В городе «Большого яблока» негде упасть даже маленькому: ведь недаром марафон — венец Олимпийских игр.

В 34-м марафоне маршрут пролегал по всем пяти районам (боро) Нью-Йорка, и каждый горожанин мог воочию наблюдать за ходом схватки на шоссе. Сюда слетелись бегуны из 80 стран. Атлетов ожидала дальняя дорога — 26 миль, а двух победителей, на финише — чек на 100 тысяч долларов каждому и по новенькой «Тойоте».

Если бы победителем оказался американец, его приз возрос бы до 150 тысяч долларов. 50 тысяч являлись своего рода стимулом — американские бегуны давненько не пересекали первыми финишную черту. И на этот раз победили не они. Пьедестал почета оккупировали бегуны из Кении. Они только и успевали дарить зрителям воздушные поцелуи и со слезами на глазах пробивались через напиравшую на них толпу к своим призам - блестевшим неподалеку «Тойотам».

Отдадим должное победителям — они сполна заслужили свои награды. Кенийские спортсмены молоды, у них все впереди: новые победы, новые рекорды. Меня же привлек другой герой забега — 53-летний американец Роберт Скаретка, в чьей груди бьется… пересаженное сердце.

Скаретка — ветеран марафона «Большого яблока», выступал уже в девяти забегах. Начинал соревноваться в Нью-Йорке еще с «первым» сердцем. Затем дело чуть не закончилось трагически. Анализы показали: сердечные мышцы не справляются с обязанностью кровяных насосов. Скаретку уложили в госпиталь, поставили на очередь для трансплантации.

Четыре месяца ожидания. Он был на грани гибели, когда нашелся донор. Пересадка буквально воскресила Роберта. По совету медиков он приступил сначала к ходьбе, затем даже к бегу трусцой. Но его звал очередной марафон.

— Уже в 1992 году я стартовал вместе с другими участниками. Это была моя ошибка. Когда я закончил забег, мусорщики уже подметали улицы вдоль трассы. Бежать пришлось по тротуару. А финишировал уже в полной темноте, — вспоминает Роберт.

Но пересаженное сердце не хотело покоя. Он принял участие еще в нескольких забегах. Внешне этот участник отличался от других лишь надписью на белой майке: «Пересаженное сердце». С разрешения судей, чтобы не бежать по опустевшим улицам, Роберт стартовал на три часа раньше начала забега.

— На какое-то мгновенье я, выходит, лидировал, — шутит он. — А финиш казался вожделенной чертой. При мысли о нем мое сердце стало качать адреналин.

К концу нашей беседы подошли супруги Райан из Гентелича (штат Нью-Йорк). Милые люди, они болели только за Роберта. Еще бы! В груди Роберта бьется сердце их 16-летнего сына, погибшего в автокатастрофе. Опасаясь психических травм, врачи обычно не рекомендуют близость реципиента с родственниками донора. Здесь — исключение.

— Сейчас Роберт — как бы член нашей семьи, — говорит моложавая Кэтти Райан. — Он счастлив, что снова родился на свет. И наш сын мог бы гордиться, что его сердце бьется в груди настоящего мужчины. Вряд ли нашлось бы для него лучшее место.

При виде Роберта Скаретки на трассе марафона сознаешь: и впрямь нет для человека ничего невозможного. Были бы воля и… сердце.

Эпилог. Осенний марафон завершен. Мое трижды инфарктное сердце работало весь день натужно, на пределе возможного. После такого спортивного праздника долго валялся в постели. А в голове крутился сюжет: мне пересадили донорское сердце и я начал готовиться к следующему нью-йоркскому марафону. Мечты, мечты…

Главная страница | Архив | Содержание номера

Номер 24(335) 26 ноября 2003 г.

[an error occurred while processing this directive]