Главная страница

Главная страница | Архив | Содержание номера

Номер 19(330) 17 сентября 2003 г.

Виктор КОРДОВСКИЙ (Калифорния)

ЭТИ ЗВУЧНЫЕ ИМЕНА НОБЕЛЕЙ

Людвиг Нобель

В начале осени мы узнаем имена новых Нобелевских лауреатов. Каждый год весь цивилизованный мир с нетерпением ждет: на кого на этот раз падет выбор Нобелевского комитета. Об Альфреде Нобеле и учрежденных им премиях я рассказывал читателям в своих предыдущих работах в «Вестнике» (№22 от 23 октября, 2001 г. и №25 от 4 декабря, 2001 г.) В дополнение к этому было опубликовано содержательное эссе Александра Лейзеровича «Неизвестные» поэты — Нобелевские лауреаты» (№26 от 25 декабря, 2002 г.)

Работая над материалом о жизни и творчестве великого Нобеля, перелистывая обветшалые архивные страницы, я всякий раз поражался удивительной целеустремленности членов семьи Нобелей. О родословной Нобелей, об их делах на пользу Санкт-Петербургу, России в целом, пойдет наш рассказ.

До конца XVII века о фамилии Нобель не слышал никто, потому что и фамилии такой тогда не существовало. И вот в 1682 году крестьянский сын швед Педер Олафсон задумал стать студентом Упсальского университета. В то время в Швецию пришла мода на необычные фамилии, и многие стали их себе брать. Педер Олафсон тоже решил не отставать от моды, тем более что Олафсон — это ведь всего-то «сын Олафа». А тут еще в него влюбилась дочка самого ректора университета, знаменитого ученого, и крестьянский парень придумал назвать себя Петрусом Олави Нобелиусом. Прошло чуть больше века, вкусы переменились, и его потомок, полковой врач Нобелиус в свою очередь изменил казавшуюся теперь смешной латинскую фамилию и стал Нобелем. Пройдет еще один век и эта фамилия прогремит на весь мир.

МАТРОС, АРХИТЕКТОР, ЗАВОДЧИК

Сын полкового врача — Иммануэль (отец будущих ученых, изобретателей, предпринимателей) удрал от строгого отца, устроился матросом на корабль и отплыл в Африку. Здесь он работал на стройке у египетского паши Мухаммеда Али и так вошел в курс строительного ремесла, что, когда вернулся в родной город Евле, сразу стал городским архитектором.

Вообще, с Нобелями постоянно происходили всякие неожиданности. В город должен был прибыть король Карл XIV, и Иммануэлю поручили соорудить триумфальную арку. Арка получилась такая, что поразила воображение всех. Король в знак признательности послал Иммануэля учиться в Стокгольм, в Академию искусств и даже сделал его своим стипендиатом. До сих пор в Швеции в разных городах стоят архитектурные работы Иммануэля Нобеля.

Но вскоре он увлекся всевозможными изобретениями, даже открыл мастерскую, которая, конечно же, немедленно сгорела (этот бич будет преследовать семью не один раз). И в тот момент, когда Эммануэль раздумывал, как отделаться от кредиторов, ему пришло послание из Петербурга — русское правительство приглашало его в столицу России. Пройдет еще несколько лет, и Иммануэль вместе с русским полковником Огаревым на Петроградской стороне построит завод по производству военной техники.

НОБЕЛЬ СПАСАЕТ ПЕТЕРБУРГ

Роберт Нобель

1842 год. К Иммануэлю из Швеции на паруснике приплыла жена Каролина с тремя сыновьями: Робертом, Людвигом и Альфредом. К мальчикам стал ходить русский учитель. Вскоре все трое заговорили по-русски. Иммануэль на своем заводе производил для военного ведомства станки, паровые машины и даже первые установки парового отопления для столичных домов. А еще он изобрел морскую магнитную мину.

— Вот чудак! — смеялись военные моряки, — корабли все парусные, деревянные, а он со своими магнитками.

Смеялись до тех пор, пока не началась Крымская война. Когда в Черное море вошла англо-французская эскадра с паровыми машинами, русским адмиралам пришлось затопить свой деревянный флот в Севастопольской бухте: парусный флот не способен воевать против парового.

Угроза возникла и Петербургу. Ранней зимой у края льдов в Финском заливе стояла вражеская эскадра. В эту пору Иммануэль вместе с сыновьями не спал ни днем, ни ночью: они делали на своем заводе тысячи подводных магнитных мин. И как только лед начал подтаивать, российские моряки стали выплывать на лодках к Кронштадту и в стылой ледяной воде устанавливать мины поперек фарватера. На вражеской эскадре об этом не догадывались, но стоило пяти судам двинуться на Петербург, как они подорвались на «адских машинах Нобеля». Остальные вернулись восвояси.

Тем не менее, война кончилась, и надобность в военной технике отпала. Заказы иссякли, и военное производство Нобеля свернулось. Обрусевший Иммануэль, двадцать два года отработавший на Россию, вернулся в Швецию. Свой завод он оставил на 28-летнего сына Людвига.

ПРИТЯГАТЕЛЬНЫЙ ЗАПАХ НЕФТИ

Альфред Нобель

Отцовские гены сыграли свою роль. Все сыновья Иммануэля проявили склонность к изобретательству. Младший брат Людвига, Альфред — один из лучших учеников знаменитого химика Зимина — изобрел динамит. Это принесло ему всемирную славу и богатство. А Людвиг по-прежнему жил в Петербурге. Он сумел выгодно избавиться от ставшего обузой отцовского завода, основал на берегу Невы мастерскую, которая через считанные годы превратилась в механический завод. Это предприятие обеспечивало российскую армию разнообразной техникой, в том числе — скорострельными пушками.

Но главное, Людвиг придумал, как осветить всю Россию. Во время деловой поездки на Кавказ, где он искал древесину, пригодную для ружейных прикладов, он увидел, как в Баку нефть сама стихийно вытекает из-под земли. В то время нефть продавали в аптеке: ее использовали для приготовления снадобья. Продавали также американский керосин — продукт перегонки нефти, пригодный для освещения, но безумно дорогой. Пытались делать керосин и в России — он получался еще дороже. Цены же накручивались из-за «средневековых» способов добычи и транспортировки нефти: ее хранили в земляных ямах, перевозили в бочках сначала до Астрахани, потом вверх по Волге, без конца перегружая с баржи на баржу.

В то время, когда «динамитный король» Альфред покорял континенты, Людвиг стал «отцом» российской нефтяной промышленности и создал в России современный нефтепровод с перекачивающими системами емкости для хранения нефти и газа, первые корабли-цистерны (по-современному — танкеры), выстроил нефтеперегонные заводы. Скоро о русском керосине братьев Нобелей (Альфред тоже владел акциями нефтяных предприятий) узнала вся Россия. Он был таким дешевым, что его мог купить любой обыватель. Газеты того времени писали об отечественном керосине с воодушевлением и ликованием. В те годы это воспринималось как большая победа прогресса над тьмой и невежеством. Теперь уже Америка покупала керосин у России.

ДВЕ НОБЕЛЕВСКИЕ ПРЕМИИ

За неустанную работу на благо России власти награждали Людвига Нобеля одним почетным орденом за другим. Он просвещал общество своими журнальными статьями, идеи которых были просты и всегда актуальны. «Чтобы продвинуть Россию вперед, — писал Людвиг Нобель, — предприниматель должен выпускать товар безукоризненного качества, в большом количестве и как можно дешевле. (…) При нынешнем столь высоком развитии техники необходим надежный кадр постоянных квалифицированных рабочих. Для этого нужны три условия: справедливая оценка труда, постоянные платежи и подъем нравственности» (газета «Ведомости» от 17 февраля 1881 года). Поэтому Людвиг сокращал рабочий день на своих заводах, создавал школы, технические училища, построил Народный дом и стал одним из основателей Русского технического Общества, содействовавшего техническому прогрессу и нравственности…

Людвиг скончался внезапно во время поездки в Швейцарию. Тело доставили в Петербург, панихиду отслужили в шведской церкви. Туда пришла масса рабочих с завода «Людвиг Нобель», и впервые в истории этой церкви службу вели на двух языках: шведском и русском. В память об отце его дети учредили в Петербурге ежегодную Нобелевскую премию за выдающиеся изобретения и усовершенствования в технике. Она вручалась только российским инженерам и изобретателям. Поэтому у Альфреда Нобеля перед составлением его знаменитого завещания о Международной Нобелевской премии за выдающиеся достижения на благо человечества уже был пример старшего брата.

ДЕТИ ЛЮДВИГА НОБЕЛЯ

В Петербурге и сегодня есть много мест, хранящих память о русских Нобелях. Дома, в которых они жили, завод, Народный дом и больница, которую они построили, их могилы на Смоленском кладбище…

Эммануил Людвигович Нобель

У Людвига выросли талантливые дети. Сын Эммануил был знаменитым инженером. Многократно получал золотые медали на международных технических выставках, первым в России наладил выпуск дизельных двигателей и сделал завод «Людвиг Нобель» одним из самых технически совершенных предприятий в Европе (после революции завод переименовали в «Русский дизель»).

Дочь Марта стала известным врачом-рентгенологом. Она построила в Петербурге хирургическую клинику. Эта клиника была в России лучшей по медицинскому оснащению.

Потом разразилась революция, которая разметала русских Нобелей по всему свету… Не будь ее, в России наверняка и сегодня жили бы потомки этих талантливых людей, так много сделавших для страны. Когда буду в Петербурге, обязательно посещу Смоленское кладбище, чтобы поклониться могилам тех Нобелей, что остались там навсегда.

·

Мой рассказ о Нобелях ещё не окончен. Впереди читателя ожидает публикация о современных представителях этой удивительной династии…

Главная страница | Архив | Содержание номера

Номер 19(330) 17 сентября 2003 г.

[an error occurred while processing this directive]