Главная страница

Главная страница | Архив | Содержание номера

Номер 19(330) 17 сентября 2003 г.

Давид МЕЛЬЦЕР (Нью-Йорк)

У ИСТОКОВ ЕВРЕЙСКОГО СОПРОТИВЛЕНИЯ

Еврейская улица до Кишинева и еврейская улица после Кишинева — не одно и то же…Позор Кишинева был последним позором. Затем был Гомель… Скорбь еврейская повторилась беспощаднее прежней, но срам не повторился.

В. Жаботинский 

K началу двадцатого столетия Белоруссия по размаху революционного движения занимала одно из ведущих мест в Российской империи. Не остались в стороне от революционных событий и евреи, что объяснялось, прежде всего, вопиющей дискриминацией, бесправием и унижением со стороны властей. Антисемитизм в России был обдуманной государственной политикой.

Белоруссия входила в «черту еврейской оседлости». «Временными правилами» 1882 года евреям запрещалось селиться вне городов и местечек, покупать землю и заниматься земледелием. Они не имели права служить в государственных и земских учреждениях. Несмотря на то, что евреи составляли абсолютное большинство городского населения, они были изгнаны из органов местного самоуправления. Евреям препятствовали в занятиях свободными профессиями, закрывали доступ к высшему образованию. Вводилось жесткая процентная норма при поступлении еврейской молодежи в университеты. Ликвидировались иешивы. Так, в 1892 году власти запретили деятельность всемирно известной Воложинской иешивы. Уровень жизни основной части еврейского населения был предельно низкий, просто нищенский. Как отмечали современники, еврей вечно хлопочет и вечно трудится над приобретением куска хлеба, обращая всю энергию на то, как бы прожить день. Суть политики царского правительства в отношении евреев нашла отражение в известном заявлении обер-прокурора Синода Победоносцева: «Одна треть их вымрет, еще одна уедет из России, а остатки бесследно растворятся в среде окружающего населения».

Бесправие толкало евреев в ряды революционеров. Молодежь, мечтавшая о справедливости и равенстве, вступала в нелегальные политические партии. Представители Минска, Витебска, Гомеля приняли активное участие в создании первой массовой политической партии в России — БУНДа. В марте 1898 года в Минске состоялся первый съезд Российской социал-демократической рабочей партии. Здесь же находился один из центров формирования партии социалистов-революционеров, который возглавил минский провизор Григорий Гершуни. В конце 1901 года в Минске проходил первый съезд партии «Поалей Цион» (Рабочие Сиона).

Царизм, обеспокоенный ростом революционных настроений в еврейском обществе, прибег к испытанному методу — организации антисемитских выступлений. По словам министра внутренних дел России Плеве, «волна антиеврейских погромов послужит сдерживающим фактором на пути дальнейшего распространения революционного движения в стране». В своих воспоминаниях граф С.Ю.Витте рассказывал, что Департамент полиции, который должен бороться с еврейскими погромами, сам изготавливал прокламации, призывавшие население к погромам.

Первой крупной антисемитской акцией в двадцатом веке — 6-8 апреля 1903 года — стал печально известный Кишиневский погром, описанный Хаимом-Нахманом Бяликом в его знаменитой поэме «Сказание о погроме». Вот мрачная статистика одной из страшных еврейских трагедий: убито 49 человек, искалечено 587, разорено 1500 домов и магазинов. Своей жестокостью Кишиневский погром всколыхнул общественность всей Российской империи и в первую очередь — еврейскую.

В то же время император Николай Второй в письме к матери Марии Федоровне цинично заметил: «Народ возмутился дерзостью революционеров и социалистов, а так как 9/10 из них жиды, то вся злость обрушилась на тех — отсюда еврейские погромы».

Через несколько месяцев после Кишиневской резни состоялся еврейский погром в старинном белорусском городе Гомеле, где проживало свыше 20 тысяч евреев, более половины его жителей. Как и в Кишиневе, он был спровоцирован Охранным отделением, всемерно подогревшем антисемитские настроения среди христианского населения города и соседних деревень. Повсеместно распространялись подстрекательские листовки с погромными призывами.

Но погром в Гомеле не застал евреев врасплох. Местный комитет БУНДа и партии Поалей-Цион извлекли должный урок из Кишиневского погрома, где власти не только не пытались поддержать порядок в городе, а, наоборот, активно помогали громилам. БУНД и Поалей-Цион приняли беспрецедентное решение: организовать вооруженные отряды национальной самообороны, способные в случае погрома защитить жизнь и честь общины. На этот призыв откликнулись сотни молодых людей, среди которых, кстати, было немало активистов спортивного общества «Маккаби». Несколько человек с большим трудом смогли приобрести револьверы, большинство же вооружилось холодным оружием или даже палками.

Поводом для погрома стала драка на городском базаре 29 августа. Группа крестьян набросилась на еврейских лавочников и стала их избивать. Известие об инциденте распространилось по городу. Участники самообороны смогли быстро собраться и защитить соплеменников.

Через два дня эти беспорядки переросли в погром. Огромная толпа в несколько сот пьяных, озверевших горожан устремились в еврейские кварталы. Городская чернь стала избивать, грабить и убивать евреев. Однако отряды самообороны во главе с Иехесхалем Ханкиным дала насильникам решительный бой, обратив их в бегство. Молодых парней не испугало и то обстоятельство, что на стороне погромщиков стояли не только жандармы, но и армейские войска. Только благодаря энергичным и мужественным действиям бойцов самообороны, к вечеру погром был локализирован, да и жертв оказалось меньше, чем в Кишиневе.

В тот день были зверски убиты десять евреев, 160 ранены, 250 домов и лавок разгромлены и разграблены. Сотни людей остались без крова и средств к существованию.

Вооруженное сопротивление, впервые организованно оказанное в Гомеле, продемонстрировало, что отныне погромщикам не удастся безответственно и безнаказанно убивать и грабить евреев.

В ходе схваток погибло восемь громил.

События первого сентября показали, что еврейская молодежь может и должна своими силами положить конец бесчинствам антисемитов.

Еврейское сопротивление гомельчан вызвало гнев и возмущение в Петербурге: как это евреи посмели защищать свою жизнь и жизни родных!

В появлении еврейских отрядов самообороны царское правительство усмотрело «начало полного беззакония и начатки гражданской войны». Оно стремилось запугать и ликвидировать еврейскую самооборону в зародыше. Вместе с группой погромщиков и убийц власти арестовали 36 евреев, почти исключительно участников самообороны. На них было заведено судебное дело — лишь на том основании, что еврейская молодежь оказала сопротивление насильникам. Это позорное судилище строилось на сфабрикованных властями материалах следствия, согласно которым вина за погром лежит на самих евреях. Они, якобы, являлись зачинщиками схватки с православными гражданами, учинив 29 августа «русский погром».

К сожалению, и в наши дни находятся писатели и публицисты, в частности А.Солженицын, которые пытаются оправдать действия погромщиков. В своей книге «Двести лет вместе» он уверяет читателей, что в Гомеле виноваты были обе стороны: евреи громили христиан, а христиане — евреев, что здесь речь шла не о самозащите, а о необходимости отомстить за Кишиневский погром. «Так злоба, проявленная в одном месте, — пишет Солженицын, — потом отдается в другом, далеком — и на совсем невинных». Таким образом, автор вслед за царским «правосудием» намеренно искажает суть Гомельского погрома, поставив в один ряд убийц-погромщиков и оборонявшихся евреев. Однако фальсификация фактов на процессе была столь очевидна, что в итоге 15 участников еврейской самообороны были оправданы, остальные приговорены к незначительным срокам наказания.

Мужество еврейской молодежи Гомеля, смело отстоявшей свое национальное и человеческое достоинство, получило огромный отклик по всей Белоруссии и за ее пределами. Боевые отряды самообороны стали формироваться в Гродно, Витебске, Бобруйске, Минске, Бресте, Мире, Паричах и других городах. Голда Меир в своих воспоминаниях пишет: «пинские евреи стали готовиться защищать себя оружием и самодельными бомбами».

Члены организации «Ха-Шомер»

Спасаясь от погромов и унижений, многие белорусские евреи приняли решение отправиться на родину своих предков. Вторую волну алии открыли в декабре 1903 года 14 участников гомельской самообороны, избежавших ареста, во главе с И.Ханкиным. На святой земле они собственными силами организовали охрану еврейских поселений, положив конец бесчинствам местных арабских банд. В апреле 1909 года гомельчане основали первую вооруженную организацию в Эрец-Исраэль «Ха-Шомер» (Страж). Ее руководителем стал 18-летний юноша Исраэль Шохат, активный участник дружины самообороны в Гродно. «Ха-Шомер» явился ядром, из которого в последствии сформировалась Хагана — подпольная вооруженная организация самообороны в подмандатной Палестине, — а молодые люди из Гомеля стали ее первыми борйцами.

Отмечая значение гомельских событий, Хаим Герцог, бывший президент Израиля, писал, что отныне евреи «не будут терпеть чужой гнет и довольствоваться сохранением собственной религии и национальной самобытности. На удары они станут отвечать ударами — и удары эти будут становиться все мощнее. Воистину, Маккавеи восстали вновь». 

Главная страница | Архив | Содержание номера

Номер 19(330) 17 сентября 2003 г.

[an error occurred while processing this directive]