Главная страница

Главная страница | Архив | Содержание номера

Номер 18(329) 3 сентября 2003 г.

Элиа МИРЗОЕВ (Москва)

Владимир Кара-Мурза: «В России надо жить долго и уметь терпеть»

В.А.Кара-Мурза

Несмотря на необычный для «Вестника» тон этого интервью, редакция решила опубликовать его ввиду популярности В.А.Кара-Мурзы в России и значительности некоторых поднятых им тем.

Владимир Алексеевич Кара-Мурза родился 24 октября 1959 года в Москве. В 1981 году окончил исторический факультет МГУ по специальности «преподаватель истории новейшего времени». С 1982 по 1992 год занимался частным репетиторством по истории — готовил абитуриентов в вузы, недолго работал дворником. С 1992 года работает на телевидении. С 1992 по 1993 год — старший редактор еженедельной информационно-аналитической программы Евгения Киселева «Итоги» на РГТРК «Останкино». В 1993 году вместе со всем составом «Итоги» перешел в штат НТВ, где вел информационно-аналитическую программу «Сегодня в полночь». С марта 2000 года — автор и ведущий еженедельной публицистической программы «Свидетель века». С апреля 2001 г. — на ТВ-6. С сентября 2001 г. — ведущий программы «Грани». С 2002 года — на ТВС, где вел передачи «Грани» и «Место печати».

Как обстоят дела с трудоустройством?

— Сейчас я формально работаю в котельной. Но реально я проработал этот месяц на «Эхо Москвы», вместо Черкизова — он ушел в отпуск — делал каждый день авторскую реплику. Эта же реплика записывается и для нью-йоркского телеканала Гусинского RTV International (RTVI). Тряхнул стариной и поработал в своем прежнем качестве. Теперь меня уговорили с 18-го августа вести вечерний выпуск новостей на телекомпании «ЭхоТВ», которое вещает на канале RTVI. Будет три выпуска новостей в день под названием «Сейчас в России». А ближе к выборам хотят сделать итоговую воскресную аналитическую передачу. Конечно, технические возможности там скромные. Всё делается в полевых условиях, лицензия у них зарубежная. Но уже из Нью-Йорка, Лондона звонили мои родственники, у которых есть подписка на этот канал, и они его видели. Естественно, за это я ни копейки не получаю. Нужно не терять форму. Главное — дожить до того, когда рухнет этот режим. Я надеюсь, мой сын, внуки увидят…

Вы не рассчитываете это увидеть?..

— Мало ли... Юра Щекочихин тоже на это рассчитывал, а его взяли и отравили кэгэбэшники1. Все под Богом ходим.

Не виновато ли само общество? Как бы ни сильна была власть со своим карательным аппаратом, без карт-бланша со стороны общества она не посмела бы так поступать.

— Большинство населения эта власть пока устраивает. Вроде бы есть стабильность, рубль не шатается, дефолта нет, нет войны, если исключить Чечню… Кроме того, сейчас в обществе апатия. Это закономерный спад после революционного периода Ельцина, после бури и натиска. То, что именно в этот момент пришло кэгэбэшное руководство, — совпадение. Если бы было демократическое руководство, тоже была бы апатия. Потому я прекрасно понимаю, что никого мы на улицы не выведем — сейчас…

— Я слышал, вы недавно встречались с Березовским?

— Мой сын — корреспондент «Коммерсанта» в Лондоне, то есть они коллеги: сын — корреспондент, а Борис Абрамович — владелец газеты. Березовский хотел со мной познакомиться. Пока не убили Сергея Юшенкова2, в интернете, на сайте партии «Либеральная Россия», проводилась акция «Твой кандидат»: пользователи Интернета, а также читатели некоторых газет голосовали за людей, которым они больше всего доверяют. Все три месяца первое место уверенно держал Витя Шендерович, а я под конец был на шестом месте вместе с Григорием Пасько. Меня опередили Витя Шендерович, Гарри Каспаров, Юрий Любимов, Войнович и т.д. После смерти Юшенкова акция прекратилась. Они («Либеральная Россия») хотели предложить этим людям возглавить список партии. Своих активистов у них нет. Вот Березовский и предложил мне войти в список, а я пошутил: «А то у вас двоих уже убили?!» И отказался. Мой брат, Алексей, — в федеральном списке СПС («Союз Правых Сил»), двоюродный брат, Сергей Кара-Мурза, — в списке у Сергея Глазьева. И сын, Владимир Кара-Мурза, баллотируется от СПС по Чертановскому округу по одномандатным спискам. Куда мне четвертому? Будет у нас семейный подряд в Госдуме… Я так понял, что он вызывает всех тех, кого хотел бы ввести в список.

— А что думает Березовский об убийстве Юшенкова?

— Он уверен, что вся ситуация с Коданевым — эфэсбэшная провокация. У Винника половины легкого нет, у него рак. И эфэсбэшники ему предлагают, мол, признайся в убийстве Юшенкова, а мы твою семью будем защищать, все равно у тебя рак. Понятно, что и их, и Платона Лебедева выпустят за недоказанностью. И Гусинский сидел три дня в Бутырке в общей камере. И все дело по «Русскому видео», из-за которого развалили Медиа-Мост, в конце закрыли за недоказанностью. А спустя год, после отключения ТВ-6 от эфира, Арбитражный суд признал это судебной ошибкой. А дело-то сделано. Это полное беззаконие.

Мы не всегда говорим о том, что знаем. У меня свои информаторы в администрации президента — его пресс-секретарь, Леша Громов, у меня пять лет за пивом бегал, потому что учился на курс младше. И Серега Девятов, пресс-секретарь ФСО (Федеральная служба охраны. Охрана первых лиц государства, в том числе президента), и Миша Кожокин, главный редактор «Известий», Раф Шакиров — все они на курс младше нас учились. Они все были наши шестерки. Мы их совершенно в расчет не принимали, другое дело, что они все, оказалось, были при погонах, и Путин их, своих коллег, потом собрал. Они никакие не журналисты, они разведчики.

— ТВС как-то спасти можно было? Многие простые сотрудники пострадали, остались без работы…

— Все они стали заложниками нашей с Витей (Виктор Шендерович — ведущий программы «Бесплатный сыр» на ТВС) принципиальности. Если бы наши выпуски были «причесанными», не было бы и многих проблем. Например, операторы, это же не политические люди, а лишились работы из-за нас. Поэтому мы перед ними виноваты, но не могли мы себя иначе вести… И только благодаря Киселеву мы три года проработали при этом режиме. Это войдет в историю. Можно по разному относиться, например, к Твардовскому, из-за которого закрыли «Новый мир», или к Мейерхольду, из-за которого закрыли самый лучший театр в СССР, но только благодаря им существовали эти оазисы свободы. «Новый мир» потом опять выходил, но без Твардовского его никто не читал. И только за широкой спиной Киселева, который в начале договорился с Гусинским, мы смогли продержаться. И никого он не предал, пока нас не закрыли. Потом нас подобрал Березовский, потом эта группа олигархов, которую в январе заставили не платить нам деньги.

В Кремле подумали, что мы настолько капризные и алчные журналисты, что сами прекратим работать. А мы, как защитники Брестской крепости, пять месяцев без копейки денег работали. Я последние дни ходил пешком на работу, потому что у меня не было денег даже на метро. Из самолюбия я не стал ни у кого одалживать. Почему я должен у кого-то одалживать, если, например, в апреле я имел первое место по Москве среди информационно-аналитических передач. Никакое не «Зеркало», не «Вести недели». Не получилось у Кремля, и в «интересах телезрителей» наш канал закрыли.

— Если Путин и его верноподданные из «Единой России» пройдут на президентских и парламентских выборах, что будет дальше?

— В какой-то момент, обанкротившись и перед лицом Запада, и перед российским обществом, ему придется переориентироваться, если он хочет уцелеть. Чтобы сохранить свою команду, свои деньги, ему надо будет покончить со своей фашистской идеологией.

— А он сможет? Вернее, ему позволит его окружение?

— Придется. Как сделал Ленин с НЭП. Это же сделал Ленин, который детей маленьких расстреливал. Раскаялся в своем идиотизме большевистском и сделал. Чтобы спасти свою шкуру и свой режим, понял, что надо идти к либерализации. Другое дело, что он умер…

С января надо платить по внешним долгам. Таких денег нет. К тому же Путин со своим Устиновым обрушил индекс российской товарной системы после наезда на ЮКОС и Сибнефть. Все наше благоденствие — до января.

Что касается «Единой России»… Вот заложники Норд-Оста — это миниатюра, типичные российские избиратели, совершенно случайные люди. И кого они в результате позвали для переговоров? Не Грызлова (глава МВД и лидер «партии власти» — «Единая Россия»), не Беспалова, не Пехтина, не Слиску. Позвали Явлинского, Немцова, Хакамаду и певца Кобзона. Об Ане Политковской (политобозреватель «Новой газеты») наши государственные СМИ замалчивают, что такой журналист вообще существует. Оказалось, что ее все знают. Позвали из Америки. Вот кому доверяют. Не Мовсар Бараев (лидер террористов, захвативших Норд-Ост) какой-то их звал. Это заложники позвали этих людей. У меня много друзей было среди них. Вот кого люди любят и уважают. СПС и Яблоко. Никакие не «Единая Россия», не коммунисты…

— Но у нас ведь немало и тех, кто любит и уважает коммунистов…

— Понятно. Если бы это был концерт какой-то Людмилы Зыкиной, то позвали бы еще и Зюганова. Но «Единую Россию» и там бы никто не позвал. Их же все презирают. Когда были выборы в 99-м, Шойгу (глава Министерства по чрезвычайным ситуациям) позировал на фоне палаток беженцев в Ингушетии, хотя это не дело МЧС. Бог с ним, выбрали. Теперь ему подчинили пожарную службу. За зиму сгорело пять интернатов с детьми. Тогда Шойгу не позировал на фоне детских трупиков. Хотя пожарная служба подчиняется ему. Это же преступление. Вот и цена предвыборной кампании. Я знаю, как дела делаются в Избиркоме, в Кремле. Потому, не удивлюсь, если они победят, как Садам Хусейн с 99, 9 процентами голосов.

— Интересно, всегда ли приближение к власти в России ведет к моральной деградации?

— Конечно, это продажность. Тебя держат на крючке. Покупают дачу, возят на казенной машине и т.д. И тогда всё — как журналист ты пропал. Мы держались за счет того, что были частным телевидением, не связанным с государством. Ошибку мои коллеги сделали в 96-м году, когда дали власти подумать, что нами можно манипулировать. Когда руководство НТВ вошло в предвыборный штаб Ельцина и превратило канал в один из агитационных рупоров. С какой стати — и так бы за него проголосовали. Я всегда давал слово в своих ночных новостях и Зюганову, и другим коммунистам, потому что это 25 процентов электората. Я это понял в 96-м году и не участвовал в этом.

На чем строилась вся предвыборная борьба с ними — коммунистам приписывали грехи КГБ. Раскулачивание, массовые репрессии и т.д. Они вообще этим не занимались. У самих коммунистов половину Политбюро КГБ расстрелял — это была самая пострадавшая партия. Пока мы обвиняли коммунистов в чужих грехах, сам КГБ, пользуясь нашей борьбой, контрабандой прошел в Кремль. Коммунисты оказались вообще безобидными. А тут Вовка пришел.

— Что делать-то теперь? Просто пассивно ждать?

По мере сил. В России надо жить долго и уметь терпеть. Всё уже. Закрыли канал. Ради Бога, посмотрим кто кого. Я помню, как хоронили Брежнева, помню, когда советская номенклатура ездила по Москве с охраной. Где они все? Сейчас о них никто не вспоминает, если только с презрением. А они считали себя очень важными, влиятельными людьми. И нынешний режим будет лететь кувырком по лестнице, их тоже добрым словом не помянут. Павел I тоже был императором — сумел только все развалить, и получил табакеркой в висок. А пока они правят балом, могут каналы закрывать. Это самые примитивные, мстительные и необразованные люди, никчемные чинуши. Россия не может долго терпеть такую серость. Россия великая страна, где жили Пушкин, Высоцкий. Народ-то дурят в открытую. В Рязани их за руку поймали. Их надо в Гааге судить, как Милошевича. А они руководят страной. Мы все это знаем. И они знают, что мы знаем. Живем с ними бок о бок, притворяясь, что у нас перемирие. Никакого перемирия нет. Они первыми нанесли удар. Россия не может долго терпеть такую серость.

Последний вопрос: если не секрет, за кого голосовать будете?

— Я голосую за СПС (Союз правых сил) на парламентских выборах, а на президентских — за Явлинского (лидер «Яблока»).


1Юрий Щекочихин был заместителем главного редактора оппозиционной «Новой газеты», депутатом Госдумы, членом фракции «Яблоко». 3 июля 2003 г. скоропостижно скончался, официальный диагноз — аллергический синдром.

2Сергей Юшенков — председатель оппозиционной партии «Либеральная Россия». Был убит неизвестными в Москве 17 апреля 2003 г. В августе прошлого года в Москве был убит другой лидер «Либеральной России» — Владимир Головлев. По делу об убийстве Юшенкова власти арестовали членов «Либеральной России» Михаила Коданева и его помощника Александра Винника.

Главная страница | Архив | Содержание номера

Номер 18(329) 3 сентября 2003 г.

[an error occurred while processing this directive]