Главная страница

Главная страница | Архив | Содержание номера

Номер 18(329) 3 сентября 2003 г.

Сай ФРУМКИН (Лос-Анджелес)

БЛАГОДАРНОСТЬ ЗА ВОСПОМИНАНИЯ

В человеческую память встроен механизм защиты. Мы стараемся забыть плохое и запомнить хорошее. Именно поэтому люди так часто говорят о «добрых старых временах», которые на самом деле были совсем не такими уж «добрыми», или вспоминают с ностальгией свое детство, хотя неприятного в нем было гораздо больше, чем приятного. Я считаю, что, если бы мы помнили все наши бедствия и несчастья так же ясно, как мы помним радости и удовольствия, мы бы просто не выжили. Именно поэтому я думаю, что слова известной песни Боба Хоупа «Благодарность за воспоминания» весьма проблематичны: некоторые воспоминания лучше всего навсегда забыть.

С другой стороны, этот самый механизм защиты настолько укорачивает нашу коллективную память, что, когда плохое повторяется снова и снова, мы воспринимаем это как нечто совершенно новое. Нельзя сказать, что мы обречены повторять историю, потому что мы не делаем правильных выводов из ее уроков, дело в том, что мы просто-напросто забываем уроки истории.

Приведу недавний пример. Что вам показалось странным в сводках о последнем террористическом акте в Индонезии, когда в гостинице «Мариотт» произошел взрыв? Да то же самое, что и в сообщениях о теракте в Нью-Йорке 11 сентября: отсутствие каких бы-то ни было требований, указания специфических причин. Злоумышленники не добивались денег, политических или религиозных уступок. Они не хотели вести переговоры. Они верили в то, что сам Бог уполномочил их уничтожить как можно больше «иноверцев», и что наша смерть будет им наградой. Ничего больше им не было нужно. Не выдвигалось никакой, даже формальной причины, не было признания об ответственности за содеянное какой-либо группы; нас, жертв их фанатизма, сочли заслуживающими только презрения безо всяких объяснений.

Даже Гитлер вёл себя осмотрительнее. В сентябре 1939 года он инсценировал жестокий фарс, одев заключенных в польские униформы, чтобы распространить по всему миру фотографии, демонстрирующие, как «поляки» напали на немецкую радиостанцию. Это дало ему возможность напасть на Польшу. Гитлер позаботился о том, чтобы иметь «вескую» причину, оправдывающую его действия. Мусульмане, ответственные за теракт 11 сентября, об этом даже не побеспокоились.

В Индонезии, мусульманской стране, влияние которой на внешний мир довольно-таки незначительно, около ста ни в чем неповинных мусульман и несколько христиан-европейцев были в результате взрыва разорваны на кусочки, а два американца были ранены. И опять, никаких требований, никаких объяснений, никакого диалога. Что же можно ожидать дальше? Это будет происходить снова и снова, пока мы все будем искать объяснение непонятной нам ненависти и стараться понять, отчего миллионы мусульман считают, что убивать во имя Бога — это великое благо, за которое убийцы попадут в рай, где каждому достанется по шесть дюжин девственниц.

Наш механизм защиты заставляет нас забывать то, что мы не можем понять.

Есть много примеров нашей забывчивости. Неблагодарность Южной Кореи, спасенной американцами, которые жертвовали своими жизнями, чтобы сохранить это государство от коммунистического порабощения. Если бы не наше вмешательство, была бы сейчас Южная Корея частью Северной Кореи, где за последние два десятилетия 10 миллионов человек умерли от голодной смерти, а приблизительно 4 миллиона по сей день гниют в корейских ГУЛАГах.

Еще один пример — советская блокада Берлина в 1948 году, когда США посылали свои самолеты с продовольствием в Берлин, рискуя спровоцировать тем самым еще одну мировую войну. Эта и многие другие американские акции спасли Европу от превращения в советский континент.

А сколько забыто из того, что происходило на Ближнем Востоке, в частности, в Израиле!

Наши СМИ изошли от жалости к палестинцам, которым израильтяне не разрешают работать в Израиле. Они забыли, что в течение 20 лет, с 1948 по 1967 годы, все ныне так называемые «оккупированные территории» принадлежали арабам: Иордания управляла Западным берегом, а Египет — Сектором Газа. В течение всего этого времени никто из арабов не работал в Израиле, не торговал с Израилем, не имел вообще никаких контактов с Израилем и не имел права посещать Израиль. И, представьте себе, они выжили, хотя в то время там никто и не думал, и не говорил о палестинском государстве и национальности, о правах человека, демократии или о чем-либо подобном. Все разговоры начались только после того, как в 1967 году Иордания напала на Израиль и потеряла территорию, захваченную ею в 1948 году.

Кстати, во времена иорданского правления все евреи с этих территорий были высланы, а святые места Иерусалима были для них закрыты. Забыли? Конечно, забыли.

Но забыли не только это. Кто помнит про американское эмбарго на поставку оружия для нового крошечного государства Израиль в 1948 году, когда на него напали пять арабских государств? А кто помнит отступление Израиля из Синая и Суэцкого канала в 1956 году, после того, как Эйзенхауэр пообещал свободный проход для израильских судов и так никогда и не сдержал своего обещания? Кто вспоминает про три войны, выигранные Израилем против арабов — союзников Советов, пытавшихся подмять Ближний Восток под СССР? А, между прочим, это были победы, добытые израильтянами без потери единой капли американской крови.

Мы забыли, что евреи не допускаются на арабские территории, в то время как 20% населения Израиля — арабские граждане. Главная цель палестинцев — это не создание своего государства, их главная цель — это создание своего государства, свободного от евреев.

Мы забыли, что Яссир Арафат был союзником и верным другом Саддама Хусейна и что палестинцы танцевали на крышах своих домов, когда Ирак обстреливал Израиль советскими СКАДами. Мы забыли, что палестинцы жгут американские флаги. Мы забыли, что более четверти миллиона палестинцев были высланы саудовцами и кувейтцами за сотрудничество с иракскими захватчиками, о чем весь мир предпочел хранить молчание.

И (как я уже писал) те, кто с гордостью заявляют, что «Война — это не решение проблемы!» забыли, что именно войной были решены главные проблемы человечества. Примеров куча: вторая мировая, война в Корее, борьба Израиля за существование, Холодная война, недавние войны в Югославии, Афганистане и Ираке. Скоро, я надеюсь, войны освободят Либерию и другие африканские государства, где люди ни за что, ни про что уничтожают друг друга.

Так неужели селективная память наивных «борцов за мир», мягкосердечных либералов вдруг восстановится? А те, кто нас ненавидит, станут ли они нашими друзьями? Как бы не так!

 

ФЮРЕР И БРОДЯГА

Ч.Чаплин в фильме «Великий диктатор»

ва человека родились на одном и том же континенте в один и тот же месяц и год — в апреле 1889 года, с разницей всего в четыре дня. Оба вошли в историю.

Оба начинали весьма скромно, переехали в другие страны и, в конечном итоге, стали, пожалуй, одними из самых известных личностей 20-го столетия. Они даже немного похожи друг на друга — тщедушное телосложение, забавные маленькие усики.

Их карьеры соприкоснулись, когда «маленький бродяга» Чарли Чаплин решил осмеять фюрера Адольфа Гитлера. Он сделал это в фильме, в котором впервые заговорил, и который появился через 13 лет после появления первой звуковой ленты Ала Джолсона «Певец джаза».

В 1933 году Гитлер пришел к власти в Германии. Гражданские свободы были для всех граждан «временно ограничены», но восстанавливать их не торопились. В 1935 году немецкое правительство приняло законы, лишающие евреев гражданства и всех прав. В 1938 году Германия захватила Австрию, после чего Рузвельт пригласил 32 страны на международную конференцию, чтобы обсудить резко усугубившуюся проблему европейских еврейских беженцев. Через три месяца Германия заняла Чехословакию, проигнорировав заявление британского премьер-министра Чемберлена о «мире на нашем веку», и во время печально известной Kristallnacht 30000 евреев были арестованы, 91 — убиты, 7500 магазинов были разграблены, 1000 синагог — сожжены. В это же самое время Чаплин зарегистрировал свой сценарий под названием «Диктатор».

Когда Чаплин начал снимать фильм по этому сценарию, изменив название на «Великий диктатор», он не получил никакой поддержки. Ему пришлось самому финансировать съемки, потому что против производства этого фильма почти единодушно возражали не только евреи, возглавлявшие киностудии, но также правительства Англии и Франции, считавшие, что не надо провоцировать Гитлера, когда Европа стоит на грани войны. Съемки начались в сентябре 1939 года, спустя всего лишь 6 дней после того, как Гитлер вошел в Польшу, и закончились через 458 дней. Однако некоторые сцены пришлось переснимать, так что время создания фильма затянулось до 559 дней. К этому времени Франция, Голландия, Бельгия и большая часть Европы были заняты нацистами, Англия горела, а Соединенные Штаты все еще сохраняли нейтралитет. Германия подарила Сталину половину Польши и сделала его своим союзником, за что он исправно снабжал гитлеровский рейх продовольствием, сырьем и нефтью. Следует заметить, что первоначально Чаплин предполагал ввести в свой фильм Сталина, чтобы иметь дуэт шутов-диктаторов, но его отговорили те, кто восхищались «дядюшкой Джо».

Самая большая оппозиция Чаплину исходила из Голливуда, где считали, что фильм нанесет непоправимый урон прибыльному европейскому прокату американских фильмов. Кроме того, по мере развития военных действий Чаплин сам стал считать, что «Гитлер — это скорее страшная угроза цивилизации, нежели объект для осмеяния» и был на грани прекращения съемок. Раздираемый противоречиями, он проконсультировался с Белым домом и получил восторженную поддержку от президента Рузвельта, попросившего его продолжать работу над фильмом.

Фильм Чаплина рассказывает о еврейском парикмахере, который впал в амнезию во время мировой войны и проснулся через двадцать лет в совершенно другом мире, не сознавая, как все изменилось. Арийские штурмовики патрулируют улицы, избивая еврейское гражданское население. Слово ЕВРЕЙ написано на окнах его парикмахерской. Убийцы со свастикой на нарукавных повязках под руководством своего лидера Аденоида Гинкеля намерены захватить весь мир.

Чаплин изучал кинохронику часами, чтобы вдохнуть жизнь в персонаж Гинкеля. Он разговаривает на абракадабре, звучащей абсолютно по-немецки, его жесты и походка до боли похожи на гитлеровские. Потрясает до глубины души его дуэт с комическим персонажем по имени Наполони Бактерия (гротесковый вариант Муссолини), настолько блестяще сыгранный Джеком Оки, что он получил номинацию на «Оскара» за эту роль. Не менее смешны и узнаваемы соратники Гинкеля: фельдмаршал Херринг (в переводе с английского — селедка) и министр пропаганды Гарбидж (в переводе с английского — мусор). Один из самых ярких эпизодов фильма — игра Гинкеля с воздушным шаром в виде глобуса, который он бросает, гладит и ласкает, пока тот не лопается прямо ему в лицо. Диктатор плачет.

Фильм «Великий диктатор» стал одним из самых прибыльных фильмов за десятилетний период с момента начала его проката, несмотря на то, что во многих странах он был запрещен. Однако есть свидетельства, что этот фильм видел сам Гитлер: Рейнгард Спици, офицер СС из приближенного к фюреру круга, подтвердил, что Гитлер дважды заказывал копию для частного просмотра. Более того, Спици заявил, что у Гитлера было здоровое чувство юмора и что «внутри узкого круга он позволял себе смеяться над подобными шутками… Гитлер вовсе не был брюзгой».

«Великий диктатор» начинается с декларации: «Это — история периода между двумя мировыми войнами, времени, когда безумие взяло верх над разумом, когда свобода ушла в глубокое подполье, когда над человечеством глумились юродивые». В тот самый день, когда Чаплин снимал эпилог картины, в котором его герой произносит волнующую речь: «Теперь давайте бороться, чтобы освободить мир и очистить его от национальных барьеров, жадности, ненависти, нетерпимости», гитлеровские войска вошли в Париж и начали устанавливать в побежденном городе «новый порядок».

Во время войны в британском журнале «Спектейтор» появилась статья без подписи, высоко оценивающая роли, сыгранные Чаплиным: «Каждый его персонаж по-своему выразил идеи, чувства, стремления миллионов борющихся граждан, находящихся между молотом и наковальней… Каждый его персонаж отразил одну и ту же действительность — тяжелое положение «маленького человека» в современном обществе. Каждый из них — зеркальное отображение добра и зла».

Главная страница | Архив | Содержание номера

Номер 18(329) 3 сентября 2003 г.

[an error occurred while processing this directive]