Главная страница

Главная страница | Архив | Содержание номера

Номер 16(327) 6 августа 2003 г.

Сай ФРУМКИН (Лос-Анджелес)

Молитва о войне

Я стою на перекрестке магистрали, где автомобили двигаются очень медленно и где всегда стоит длинная очередь машин на правый поворот. Я стою и высматриваю жертвы.

Кто же они, мои жертвы? Добродетели, гордящиеся своей добродетельностью, невежи, всегда готовые выкрикивать: «лживые правые, империалисты, милитаристы, поджигатели войны!». Их собственные намерения кажутся им чистыми и их сердца - готовыми служить миру, любви и благоразумию. Мои жертвы — это те, кто ненавидит насилие, - любое насилие, независимо от обстоятельств.

 

Я распознаю их по тексту наклеек на автомобильных бамперах. Самый обидный и оскорбительный для меня лозунг: «Война — это не решение проблемы!» — «War is not the answer!»

Да, для меня это — личное оскорбление, потому что именно война решила мои проблемы и помогла мне остаться в живых. А вот проблемы моего отца война решить опоздала: он умер за 20 дней до того, как американские солдаты освободили наш концентрационный лагерь.

Я стою на том перекрестке, и я вооружен. Не пугайтесь, я не держу в руках пистолет или даже баллоны с аэрозольной краской. Я держу только бумагу — копии статьи из газеты «Лос-Анджелес Таймс», самой уважаемой и либеральной газеты в Лос-Анджелесе. В этой статье говорится о маленькой группе женщин в Либерии, которых били, насиловали и пытали бандиты, которые хотят отобрать власть у других бандитов, отнявших в свою очередь эту власть десять лет назад у третьих бандитов. Эти женщины собираются в пустом поле и молятся о помощи. У них почти нет надежды, что мольбы их будут услышаны, но они продолжают молиться — это единственное, что им осталось. Они обращают свои молитвы к единственному, кто может им помочь, — президенту Соединенных Штатов Америки Джорджу Бушу. Они молят о том, чтобы пришли американские солдаты и остановили убийц - не уговорами или рассуждениями, а силой оружия. Да, да, насилием. Да, да, войной. Война — это единственное решение их проблемы.

Мы видим этих несчастных африканцев на экранах наших телевизоров. Они танцуют на улицах. Они целуют наши автомобили. Они надеются, что Америка поможет. Они надеются, что американцы спасут их самих, их семьи и их страну. Спасут не пустыми разговорами, не дипломатическими переговорами и уж никак не наклейками на бамперах, провозглашающими, что «Война — это не решение проблемы»! Они верят в то, что их спасут насилием — войной.

Посмотрите вокруг. Почитайте историю. Можете вы привести мне в пример хотя бы одно общество, которое выжило, отказавшись от войн и насилия, проповедуя мир во всем мире, любовь и благоразумие? Конечно, не сможете: эти общества были давным-давно разрушены теми, кому не было никакого дела до евангельского изречения «владеющие мечом от него и погибнут». Да, конечно, от меча погибают — это неизбежно, но в реальной жизни владеющие мечом управляют теми, кто меча не имеет.

И не цитируйте мне, пожалуйста, Ганди, Мартина Лютера Кинга и теорию о пассивном сопротивлении. В отличие от подавляющего большинства своих современников XX века, Ганди и Кингу повезло жить в обществах, которые отличались благоразумием, законопочитанием, прочностью, терпимостью к общественному мнению. Ганди и его сторонники погибли бы в муках, если бы Индией правили Советы или нацисты. Мартин Лютер Кинг не выжил бы, если бы он возглавлял свое движение в Ираке Саддама Хуссейна, или при диктаторских режимах большинства африканских стран, Северной Кореи, Кубы, и уж, конечно, большинства арабских стран, включая Палестинскую Автономию, которая пока ещё страной не является.

Я не слышал о добровольцах, которые стремились бы спуститься на парашютах в Освенцим или Треблинку, чтобы стать «живыми щитами» перед газовыми камерами. Хиппи не останавливали советские танки в Чехословакии, Венгрии или Афганистане. Никто не пробовал остановить батанский марш американских военнопленных сидячей забастовкой перед японскими солдатами. Террористы не рассуждали о любви и дружбе с заложниками похищенных самолетов — они их убивали.

Мы празднуем 4-е июля, потому что мы выиграли войну против Англии. Калифорния, Техас, Аризона и другие штаты сегодня являются частью Соединенных Штатов, потому что мы выиграли войну. Мы живем в свободном мире сегодня, потому что 50 лет назад мы победили Гитлера и потому что в течение Холодной войны угроза насилия с американской стороны была достаточна реальна, чтобы нанести поражение коммунизму. Да, да, не насилие, а только его угроза частенько бывает совершенно достаточна: что еще сдерживает прожжённых преступников, если не вероятная угроза законного насилия со стороны вооруженной полиции? Законы ничего не стоят, если они не поддерживаются силовым аппаратом, т.е. угрозой насилия.

Так что я буду раздавать свои листовки и буду умолять всех тех, кто верит, что «Война — это не решение проблем!» отправиться в Либерию, Руанду, Бурунди, Анголу, Сьерра-Леоне, Сомали и прочие «горячие» точки. Пусть они убедят жертв африканского террора, что справедливые освободительные войны позорны. Я, однако, не думаю, что мне удастся кого-нибудь уговорить. Но, возможно, хотя бы ради приличия, они снимут наклейки с бамперов своих автомобилей или хотя бы заменят их на: «Иногда война — это не решение проблемы!» Но я-то знаю, что только иногда, а вот по большей части — это единственное решение.

Кровавая смесь

Уганда. Больница для больных СПИДом.

Много был написано за последнее время об эпидемии СПИДа, которая охватила весь африканский континент. Статистика воистину ужасает: в центральной Африке зарегистрировано 30 миллионов случаев СПИДа, причем только в 2002 году — 3,5 миллиона новых. В прошлом году от СПИДа погибли 2,4 миллиона африканцев. С самого начала эпидемии умерли 10 миллионов молодых людей в возрасте от 15 до 24 лет и 3 миллиона детей в возрасте до 15 лет. 11 миллионов детей осиротели, потому что их родители стали жертвами СПИДа.

В этой африканской трагедии есть два аспекта, которые делают ее уникальной. Очевидный аспект — это, конечно, размах эпидемии. Приведу для сравнения следующие цифры: процент жертв СПИДа в США равен приблизительно 2,7% (815148 человек при численности населения 292 миллиона); в Японии — приблизительно 0,1 % (12000 случаев заражения СПИДом и 1270 смертельных исходов при численности населения 127 миллионов). В то же время в Южной Африке свыше 20% населения инфицированы СПИДом, в Ботсване, Лесото, Свазиланде и Зимбабве — свыше 30%, и только в Сомали и Гамбии — всего 2 %!

Другой аспект, однако, менее понятен: африканская эпидемия, в отличие от других стран, где СПИДом болеют в подавляющем большинстве случаев гомосексуалисты, распространилась в результате гетеросексуальных отношений, что привело к тому, что этим вирусом заражено больше женщин, нежели мужчин. Наши СМИ в угоду политической корректности практически игнорируют эти данные. Об этом вспоминают только тогда, когда надо доказать, что СПИД одинаково опасен и для мужчин, и для женщин. Я никогда не встречал аргументированное и приемлемое объяснение двух противоречащих друг другу фактов: (1) в Соединенных Штатах и Западной Европе СПИД распространен в основном среди мужчин (гомосексуалистов и наркоманов) и передается половым путем или через грязные шприцы. (2) В Африке на каждых 10 инфицированных СПИДом мужчин приходится 13 женщин, заразившихся в результате гетеросексуальных отношений.

(Те, кто считают, что СПИДом в западном мире болеют не только гомосексуалисты, могут легко проверить статистику в Интернете: из общего количества (815148) инфицированных СПИДом в Америке 368971 приходится на мужчин-гомосексуалистов; 201326 — на наркоманов; 51293 — на гомосексуалистов-наркоманов; 81091 — на неидентифицированных личностей и только 89771 (32735 мужчин и 57396 женщин), — на индивидов гетеросексуальной ориентации. Итог этих данных однозначен: только один из десяти американцев, инфицированных СПИДом, относится к последней категории).

Этому есть вполне резонное объяснение: СПИД передается при контакте с инфицированным объектом через кровь. Например, когда грязная игла вводится в вену здорового человека. Или когда в процессе анального секса ткани рвутся и начинают кровоточить, чего во время гетеросексуального акта обычно не случается. Именно поэтому эффективный метод предотвращения попадания инфицированной крови в организм — это использование презерватива.

Но если гетеросексуальный секс настолько безвреден в США, почему же он так опасен в Африке? Ответ на этот вопрос — потница, расчесанная до крови (по латыни — tinea cruris), которой страдают большинство африканцев.

Многие из нас испытали горение и зуд на внутренней верхней области бедра, вызванные потом и трением при жаркой погоде. Это неприятно, но не слишком серьезно. Достаточно принять душ, присыпать потницу антисептическим порошком, в более серьезных случаях — смазать мазью с антибиотиком из любой аптеки, и потница не превратится в кровоточащую незаживающую язву. Никто от потницы в западном мире еще не умер.

Умирают от этого в Африке, где душ и чистое нижнее белье для многих — недоступная роскошь, где личная гигиена далека от западных стандартов, где открытые язвы встречаются сплошь и рядом. Временные сезонные рабочие и водители грузовиков мигрируют по сельской местности, часто вступают в случайные связи, через кровоточащие ранки передается инфекция — и очередная жертва заболевает СПИДом.

Короче говоря, эпидемия СПИДа бушует в Африке, потому что там слишком много мужчин и женщин не имеют доступа к средствам личной гигиены. Они не в состоянии предотвратить заражение кровью инфицированных партнеров.

Этот элементарный вывод никогда не упоминается ни СМИ, ни занимающимися проблемами СПИДа медицинскими профессионалами — из-за боязни, что это будут воспринято как уничижающее и расистское восприятие африканской культуры. При умалчивании очевидного, акценты смещаются в сторону сокращения стоимости лекарств для лечения жертв СПИДа, на образовательно-разъяснительную деятельность, пропагандирующую пользование презервативами, которые большинство африканского населения в глаза не видели.

А ведь гораздо эффективнее и намного дешевле было бы направить пропаганду на разъяснение того, что СПИД предотвращает личная гигиена, тогда как открытые язвы и раны — самый простой способ им заразиться. Больным СПИДом это уже не поможет, но миллионы жизней можно было бы спасти, если бы только мы смогли открыто говорить политически некорректную правду.

Главная страница | Архив | Содержание номера

Номер 16(327) 6 августа 2003 г.

[an error occurred while processing this directive]