Главная страница

Главная страница | Архив | Содержание номера

Номер 14(325) 9 июля 2003 г.

Лев ШАПИРО (Калифорния)

НОВОДЕЛ У ПЕТРОГРАДСКОЙ НАБЕРЕЖНОЙ

Крейсер I ранга «Аврора». Фотография 1903г.

«Великая борьба за мир и дружбу
превращена в борьбу за мир и службу.
Пока еще не пойманные воры
торгуют даже гайками с «Авроры»,
а винтики вчерашние, не ноя,
торгуют развинтившейся страною».
                     (Е.Евтушенко, «Прелестный» сон)

Сто лет исполнится 16 июля 1903 года, когда военный флот царской России пополнился построенным в Санкт-Петербурге в Новом Адмиралтействе (ныне «Адмиралтейские верфи») бронепалубным крейсером I ранга «Аврора», вошедшим в историю не столько благодаря боевым делам, сколько символу, каковым его сделали большевики.

В 1904-1905 годах «Аврора» в составе 2-й Тихоокеанской эскадры совершила переход с Балтики на Дальний Восток, где 15 мая 1905 года участвовала в Цусимском сражении с японским флотом. Несмотря на большие потери личного состава, гибель командира и полученные серьезные повреждения, крейсер сумел вырваться из кольца вражеских кораблей, дошел до Манилы, где был интернирован. С окончанием русско-японской войны в 1906 году «Аврора» вернулась на Балтику. После ремона крейсер вошел в состав учебного отряда Морского корпуса, участвовал в Первой мировой войне. В Февральскую революцию его команда одной из первых перешла на сторону восставших.

В дни Октябрьского переворота «авроровцы» поддержали большевиков. Утром 26 октября 1917 года радиостанция «Авроры» передала ленинское воззвание «К гражданам России», провозгласившее переход государственной власти в руки Петроградского Военно-революционного комитета. В 21 час 40 минут холостым выстрелом из носового орудия крейсер подал сигнал к штурму Зимнего дворца — резиденции Временного правительства. Этот единственный холостой выстрел советская пропаганда возведет в «залп «Авроры» по Зимнему дворцу. По Зимнему действительно стреляли, но не «Аврора», а два орудия, установленных на невском берегу у Петропавловской крепости, выпустивших по верхним дворцовым карнизам десятка три снарядов.

Во время гражданской войны орудия главного калибра с «Авроры» сняли и отправили на плавбатареи Волжской Флотилии. Носовое орудие, многократно воспетое большевистской пропагандой, из которого якобы революционные матросы палили по Зимнему дворцу, установили на бронепоезд. Следы его затерялись, а посетителям корабля в качестве такового представляли пушку неизвестного происхождения. После ремонта и восстановления в 1923 году крейсер использовали в качестве учебного корабля для подготовки курсантов военно-морских училищ. В 10-летнюю годовщину революции Призидиум НИК СССР наградил «Аврору» орденом Красного Знамени, и первым в советском РККФ корабль поднял орденоносный Военно-Морской флаг.

Притопленная «Аврора» в гавани Ораниенбаума зимой 1941-1942 гг.

«В буднях великих строек» и «обострения классовой борьбы» об «Авроре» подзабыли. К началу Великой Отечественной войны крейсер настолько морально и физически устарел, лишился хода, что было решено его разоружить и под буксирами отвести в Ораниенбаум под Ленинградом для использования в качестве плавказармы подводников. Во время налета немецкой авиации в октябре 1941 года «Аврора», получив более тысячи пробоин, затонула прямо у причала на ровном киле, так что под водой оказался весь корпус до орудийных батарей.

В таком полузатопленном положении корабль находился до 1944 года. Предлагалось поднять его и разделать на металл, но благодаря вмешательству наркома ВМФ адмирала Н.Г.Кузнецова крейсер решили сохранить для истории, переоборудовав в учебную базу недавно созданного в Ленинграде Нахимовского училища. Когда «Аврору» поставили в док, выяснилось, что клепанная обшивка корпуса во многих местах настолько разрушилась, что потеряла герметичность. Ремонтники, не мудрствуя лукаво, забетонировали изнутри трюмы корабля, закачав в них около 250 тонн раствора.

В ноябре 1948 года «Аврору» поставили на вечную стоянку напротив Нахимовского училища на Большой Невке у Петроградской набережной. В 1950 году на борту крейсера создали корабельный музей, преобразованный в 1956 году в филиал Центрального Военно-Морского музея. Усилиями пропаганды история корабля насыщалась подробностями во многом надуманными. Так, место стоянки «Авроры» в дни Октября, отмеченное известной стелой на Английской набережной, переименованной большевиками в набережную Красного Флота, на самом деле находилось метров на триста пятьдесят ниже по Неве.

В экспозиции, относящейся к Цусимскому сражению, представлен фотопортрет командира «Авроры» капитана I ранга Е.Р.Егорьева, погибшего в этом бою. Портрет, вставленный в кусок стальной обшивки, пробитой японским снарядом, был подарен офицерами крейсера семье погибшего командира. А пояснительная надпись под портретом уверяет, будто его подарили матросы. Рядом выставлена подзорная труба с указанием, что командир «Авроры» ею пользовался в Цусимском сражении. На самом деле Е.Р.Егорьев подарил трубу своему сыну мичману крейсера «Россия» В.Е.Егорьеву во время их последней встречи во Владивостоке в 1903 году.

Очередной вымысел — подвиг минера А.П.Подлесного, под огнем неприятеля сумевшего соединить перебитый электрический кабель рулевого управления кораблем. Действительно, на «Авроре» служил матрос Подлесный, проявивший мужество в Цусимском бою, за что в числе других отличившихся членов экипажа был награжден Георгиевским крестом. Но упомянутый подвиг не имел места по той простой причине, что подобного повреждения крейсер не получал. Экспозиция музея пестрит подобными «фактами», призванными укрепить имидж «легендарного корабля революции». В феврале 1968 года в честь 50-летия советских вооруженных сил флаг «Авроры» украсил второй орден — Октябрьской революции.

Между тем, за годы стоянки «на мертвом якоре» между бетоном и обшивкой корпуса активно развивалась коррозия. Через неплотности, образовавшиеся в клепанных швах, просачивалась забортная вода. Специально созданная в 1980 году комиссия вынесла вердикт — без капитального ремонта крейсер протянет не более 5-10 лет. К этому времени днище корабля уже касалось грунта.

Появившееся Постановление ЦК КПСС и Совмина СССР предписывало капитально отремонтировать крейсер на ленинградском Судостроительном заводе им. А.А.Жданова (ныне «Северные верфи»), совместив ремонт с реставрацией, обеспечивающей первоначальный облик корабля. Окончание работ увязывалось с приближающейся 70-й годовщиной революции. В проблемах не было недостатка. Проектная документация на крейсер была утеряна более полувека назад. Чертежи пришлось восстанавливать на основе изучения архивов, грешивших «белыми пятнами». Проект реставрации прошел массу согласований, прежде чем был утвержден главкомом ВМФ и министром судостроительной промышленности, но несмотря на это содержал ряд серьезных отступлений от первоначальной конструкции крейсера, что вызвало многочисленные протесты моряков и кораблестроителей. Но их обращения к командованию ВМФ, к прессе, вплоть до ЦК КПСС, как это было принято в те времена, оказывались на столе у идеологов «реставрации».

Жарким августовским днем 1984 года простоявшая без малого 40 лет в приколе «Аврора» двинулась под буксирами вниз по Неве к заводу имени Жданова. Сроки были предельно сжатыми. На все про все отводилось около трех лет. В этой связи поощрялась любая рационализация, направленная на сокращение объема работ. В сухом доке корабль расчленили на фрагменты, которые для восстановления направили разным заводам. Радикальным способом избежали хлопот с подводной частью корабля, решив ее не восстанавливать, а, отделив от корпуса, заменить копией, изготовленной современными методами, с имитацией заклепок. Отрезанная в спешке подводная часть четыре года провалялась в Ленинградском морском порту на разделочной базе «Вторчермета», и была отбуксирована в отдаленную зону Финского залива для использования в качестве основы возводимого волнолома…

Новодел у Петроградской набережной

В августе 1987 года буксиры доставили «Аврору» к традиционному месту стоянки у Нахимовского училища. Реставраторы гордо заявляли, что крейсер выглядит так же, как и в 1917 году. Но это, мягко говоря, не соответствовало действительности. Хотя на борту экскурсантов встречали моряки в бескозырках с надписью «Аврора», сам корабль лишь отдаленно напоминал памятное судно, стоявшее на Неве в Октябре 1917 года. От прежней «Авроры» мало что осталось. У Петроградской набережной установили новодел с проступающим на бортах сквозь краску сварочными швами — следами расчленения корабля и замены его подводной части.

Исчезла облицованная медью, 10-сантиметровая деревянная обшивка ниже ватерлинии, защищавшая корпус от обрастания морскими обитателями. Ведь в ту пору не было специальных защитных красителей. Установленные на обновленной «Авроре» орудия, доставленные со складов старого вооружения, лишь отдаленно напоминают стоявшие в 1917 году. Часть пушечных портов (отверстия для орудий), прорезанных в бортах и надстройках, заварена. С верхней палубы исчезли минные дорожки — рельсы, по которым моряки во время минных постановок подкатывали к корме мины заграждения.

Не ищите знаменитую радиорубку, откуда было передано историческое воззвание: «Всем! Всем! Всем!…» Ее поглотил продпищеблок, оборудованный с соблюдением современных стандартов. А радиоаппаратура, схожая с той, что находилась в рубке, демонстрируется в выгородке — витрине на верхней палубе. На месте штурманской рубки расположилась кладовая. Походную церковь превратили в выставочное помещение. Вместо камбуза в надстройке, где во все времена готовилась пища для команды, разместилась электростанция, прежнее помещение которой отвели под… экскурсионное бюро. Коммунальные помещения под полубаком, где были санитарно-гигиенические службы команды и прачечная, превращены в зал с декоративной обшивкой и люминесцентным освещением, мало отличающимся от любого берегового музейного помещения. Разве что потолок пониже да вместо окошек — иллюминаторы. Перечень можно продолжить…

То, что сотворили с «Авророй», во многом объясняется юбилейным синдромом — во что бы то ни стало уложиться в сроки, «поставленные партией и правительством», и отрапортовать. Сказалось и совковое традиционное пренебрежение мировым опытом сохранения кораблей-памятников, в результате чего Советский Союз и его преемница Россия лишились кораблей и судов, оставивших заметный след не только в отечественной, но и мировой истории. Только на иллюстрациях потомки смогут увидеть один из лучших линейных кораблей своего времени типа «Севастополь», самый быстроходный эсминец кануна Первой мировой войны типа «Новик», первую советскую атомную подводную лодку «Московский комсомолец», первый в мире ледокол «Ермак» и первенец ледокольного атомного флота — «Ленин». На этом фоне «Авроре» еще повезло.

Главная страница | Архив | Содержание номера

Номер 14(325) 9 июля 2003 г.

[an error occurred while processing this directive]