Главная страница

Главная страница | Архив | Содержание номера

Номер 12(323) 11 июня 2003 г.

Семён ВАЙНШТЕЙН (Чикаго)

ПЕРВАЯ В РОССИИ ЕВРЕЙСКАЯ ГАЗЕТА НА РУССКОМ ЯЗЫКЕ

Семён Вайнштейн родился в Одессе в 1924 г. Участник ВОВ. После войны окончил Одесский политехнический институт, работал инженером-конструктором, публиковался в технических и специальных изданиях. С 1996 г. живёт в Чикаго.

«За работу! За работу, стар и млад!
Родная нива ждет своих пахарей!
Она до сих пор орошалась нашими слезами,
Теперь оросим ее потом нашим!»

 

Этот призыв сопровождал сообщение о рождении в России первого печатного органа еврейской общественности — еженедельной газеты «Рассвет» на русском языке. Издатели ее во всеуслышание заявили: «Мы будем твердо держаться правды… Наш лозунг — свет, наша цель — вперед, наша награда — сознание исполнения долга».

Первый номер газеты вышел в свет 27 мая 1860 года в Одессе. Эпиграф на титульном листе гласил на русском и иврите:

«И сказал Бог: да будет свет!»

Время перемен — веяния и надежды

Издание собственной газетычрезвычайное и знаменательное событие в жизни еврейского общества России середины XIX столетия. Это событие следует рассмотреть и оценить по достоинству на фоне общественно-политической ситуации в стране.

В годы правления Николая I (1825-1855) еврейское население черты оседлости жило особой, замкнутой жизнью. Оно, в силу своего бесправного положения, не принимало никакого участия в русском общественном движении. Евреи, лишь единицы из которых могли получить высшее образование — в основном за границей, мало интересовались оппозиционными движениями русской интеллигенции и практически связь с ней не поддерживали.

В 1855 г. закончилось недоброй памяти тридцатилетнее царствование Николая I. Все вопросы он решал преимущественно полицейскими мерами и жестокими правительственными указами, держал народ и государственные учреждения империи в беспрекословном повиновении. Историк В.О.Ключевский писал: «Узнав о смерти императора Николая I, Россия вздохнула свободнее. Это была одна из тех смертей, которые расширяют просторы жизни».

Новый император Александр II пошел по пути преобразования и оздоровления общества. Известны его слова, сказанные после вступления на престол: «Лучше отменить крепостное право сверху, нежели дожидаться того времени, когда оно само собой начнет отменяться снизу». Наряду с отменой крепостного права было учреждено земское самоуправление, созданы независимые суды с присяжными заседателями, запрещены телесные наказания, осуществлена реформа печати, введена всеобщая воинская повинность взамен рекрутчины с кантонистами, университеты получили относительную автономию.

На фоне этих преобразований, положительно встреченных русским обществом, несколько изменилось отношение и к евреям. Появились надежды на уравнение еврейского населения в правах с коренным русским. Это обусловило желание еврейской молодежи к светскому образованию и она устремилась в высшие учебные заведения Российской империи, в частности в Новороссийский университет (Одесса), в Харьковский и др. Благо, в то время еще не существовало процентной нормы на поступление евреев в учебные заведения России. (Напомним, что она была введена позднее — при Александре III, и проводилась в жизнь при Николае II).

Новый генерал-губернатора Новороссийского края граф М.С. Воронцов, получивший европейское образование, благосклонно относился к оживлению деятельности еврейской общины. Были открыты общественные еврейские школы, больница, главная синагога. Все это способствоволо переселению еврейской интеллигенции и молодежи из западных губерний России в университетскую Одессу. Прогрессивнеые русские газеты и журналы, отражая на своих страницах гуманистические, либеральные идеи просвещённой русской интеллигенции, в какой-то мере формировали общественное мнение — новое явление в российской жизни. Интерес и сочувствие к еврейским проблемам проявлял профессор Н.И. Пирогов (1810-1881) — великий русский ученый и общественный деятель, основатель полевой хирургии. В те годы он был попечителем Одесского учебного округа Новороссийского края. Николай Иванович говорил о громадной пользе, которую могло бы получить российское государство от предоставления евреям равноправия с коренным населением. В «Одесском вестнике» Н.И. Пирогов с профессиональным знанием дела отметил гораздо более высокую успеваемость в еврейских религиозных школах, чем в христианских училищах. Он не побоялся поставить в пример русскому обществу традиционное стремление евреев к образованию: «Еврей считает священнейшей обязанностью научить грамоте своего сына, едва научившегося лепетать. У него нет ни споров, ни журнальной полемики о том, что нужна ли его народу грамотность. В его мыслях тот, кто отвергает грамотность, отвергает и закон. И эта тождественность в глазах моих есть самая высокая сторона еврея».

Чтобы «…отечество увидело поближе полтора миллиона сынов своих»

О.А. Рабинович

Происходившие в стране перемены вдохновили еврейскую интеллигенцию на создание своей собственной газеты. Инициатором и организатором ее издания в Одессе стал популярный в то время писатель О.А. Рабинович, неоценимую помощь и поддержку которому оказал Н.И. Пирогов.

О.А. Рабинович был известен читающей публике как автор рассказов, повестей и статей в русских газетах и журналах. В книге его однофамильца Я.И. Рабиновича «В поисках судьбы. Еврейский народ в круговороте истории» (изд-во Международные отношения. М., 2001) мы находим следующие сведения: «Имя писателя Осипа Аароновича Рабиновича (1817-1869) ныне известно лишь исследователям литературы и краеведам. Между тем, в культурной и литературной жизни Одессы 1840-1860 годов этот человек занимал достойное место. Талантливый, умный, терпеливый просветитель, защитник обиженных и оскорбленных, безжалостный обличитель национальных предрассудков и суеверий — таким предстает О.А.Рабинович перед читателем. Влияние его в Одессе, особенно среди еврейской молодежи, было огромным». Уроженец местечка Кобеляки (Полтавская губерния), он после окончания Харьковского университета переехал в 1845 г Одессу.

Приступая к изданию газеты, О.А Рабинович писал: «Мы, наконец, дожили до момента сознания собственных сил и достоинства. Мы излечились от того страшного равнодушия, с которым принимали всякую брань и упреки… Мы начали чувствовать обиды, это — важное начало».

Любопытно колоритное описание истории Одессы О.Рабиновичем в 3-м номере «РАССВЕТА» от 10 июня 1860г.: «…мы находим в первых годах жизни нашего города большое сходство с началом жизни Калифорнии… Одесса тогда представляла самую пеструю смесь одежд и лиц, племен, наречий, состояний; …Эта смесь еще резче отражалась на наших единоверцах, которые, вырвавшись, по большей части, из душной атмосферы своих переполненных местечек и увидев себя на просторе в этом новом Эльдорадо, предавались большим эксцентричностям, как в костюме, так и в образе жизни. Как при этом не вспомнить созвучные описания Эльдорадо классика американской литературы, умудренного жизненным опытом Марка Твена и его весьма образное высказывание о евреях: «Египтяне, вавилоняне, персы поднялись и наполнили мир шумом, великолепием и изяществом, но их блеск погас, и они канули в вечность. Греки и римляне пошли по их стопам — вызвали большой шум и исчезли… Еврей видел их всех, победил их всех, и сейчас он такой же, каким был всегда. Он не показывает ни признаков заката, ни старческого бессилия. Его таланты не поблекли, и его бодрость не изменила ему. Все смертны в этом мире, кроме евреев. Все исчезают, только они остаются»».

Главная задача новой газеты состояла в объективном освещении жизни российских евреев, привлечении внимания русской общественности к насущным еврейским проблемам. Переодическая печать, как правило, писала о евреях с явно выраженным оттенком иронии и безразличия, даже когда речь шла о трагических событиях. Так, в остранённо-насмешливом тоне местная русская газета откликнулась на жестокий еврейский погром во время празднования христианской пасхи в Одессе в 1859 г. Погром начали греческие матросы со стоявших в порту кораблей, к ним присоединились местные греки и определенная часть жителей города. Погром продолжался несколько дней — грабили лавки, погреба. Примерно 30 евреев были жестоко избиты, несколько человек умерли от побоев и ран. А газета благодушно умилялась тем, «…до какой степени русский человек считает естественным разгуляться на праздник».

Деятельность газеты не ограничилась только публикацией информативных материалов на еврейские темы и правдивым отражением текущих событий. Газета заняла активную позицию в жизни еврейского общества. Ярким примером явилась организация сбора добровольных пожертвований на сооружение памятника 500 воинам-евреям, погибшим во время Крымской войны 1854-1855 г.г. Газета обратилась к своим читателям с призывом: «Да соорудится памятник, — и да гласит он потомству, что в годину испытаний мы проливали свою кровь наравне с прочими сынами России». И евреи России откликнулись на призыв газеты.

Для претворения в жизнь этой благородной инициативы был создан комитет в составе писателя О.Рабиновича, врача Леона Пинскера — участника Крымской войны и раввина Шимона Швабахера; большую помощь комитету оказал севастопольский купец Савелий Шмерлинг. В 1863 г. Морским министерством было дано разрешение «на сооружение памятника еврейским солдатам, убитым при осаде Севастополя» — города, в котором в мирное время евреям жить было запрещено.

В 1864 г. на берегу Панайотовой бухты в Севастополе по проекту одесского скульптора Франсуа Вернета был воздвигнут четырехметровый трехгранный обелиск. На одной из его граней до нашего времени сохранился русский текст: «Памяти еврейских солдат, павших за Отечество при обороне Севастополя во время войны 1854-1855 гг.» Заметим, что в туристических путеводителях дореволюционного и советского периодов обелиск не значился. Лишь в изданном в 1989 г.в Севастополе Списке памятников истории этот чудом оставшийся неразрушенным обелиск был зарегистрирован официально под названием «Братская могила воинов русской армии» — в чисто советском духе. И потому история сооружения памятника мало известна даже экскурсоводам и музейным работникам.

«Закрыть до более благоприятных обстоятельств…»

Основным требованием властей, обусловливающим возможность существования газеты «Рассвет», был запрет на публикацию материалов, поднимающих вопросы уравнения прав евреев с коренным русским населением. Подчиняясь требованию, редакция, однако, даже при беспристрастном освещении жизни еврейских общин косвенно привлекала внимание общественности к проблеме бесправного положения евреев, что в конце концов привело «Рассвет» к неизбежному итогу: на 52-ом выпуске газета неожиданно для читателей газета прекратила свое существование. Сообщая о закрытии еженедельника, О.Рабинович представил следующее объяснение: «Нам встретились такие препятствия, которые преодолеть мы не в силах. Мы предпочитаем мужественную смерть за один раз медленному и мучительному разрушению».

Несколько лет спустя природа этих «препятствий» стала достоянием общественности. Не называя имени официального лица, О.Рабинович написал, что ему было сказано и еще трижды «обдуманно и вполне сознательно повторено», что «…если какая-нибудь статья вашей газеты мне не понравится потому, что мне скучно или я в дурном расположении духа, или у меня желудок плохо варит — я немедленно закрою вашу газету». «Таким образом, — продолжает бывший издатель, — существование моей газеты поставлено в зависимость от того, варит или не варит желудок… Для спасения газеты вопрос может быть поставлен таким образом: 1) переливать из пустого в порожнее; 2) быть доносчиком на нацию, раскрывая одни только темные ее стороны и не смея ни слова произнести в защиту; 3) закрыть до более благоприятных обстоятельств. Тут ни одно честное сердце не поколебалось бы в выборе, и я со спокойной совестью прекращаю свою журнальную деятельность».

 

После закрытия «Рассвета» в июле 1861 г. в Одессе вышла в свет новая одесская газета: «Сионъ», которая тоже издавалась лишь год, после чего ее постигла участь «Рассвета». Затем в течение семи лет в России не было еврейской газеты на русском языке. И лишь в 1869 г. стала выходить газета «День», которая, спустя три года, после очередного еврейского погрома в Одессе в 1871 г., была закрыта по требованию цензуры.

Преемником одесских газет в 1871 г. стал в Петербурге историко-литературный сборник «Еврейская библиотека», цель которого была «ознакомить русскую публику с тем, кем были евреи, кем они стали теперь и кем они могли бы быть при известных условиях». В 1879 г. появился еженедельник «Русский еврей», в 1881 г. — ежемесячный литературный и политический журнал «Восход», издававшийся четверть века и пополнивший полки многих библиотек.

Публикации в русскоязычной еврейской прессе 1860-80 годов о еврейских погромах потрясли еврейские общины и отрезвили умы надеявшихся на лучшую и равноправную жизнь российских евреев. Наступили времена разочарования, переосмысления происходящего, появления новых идей, планов, стремления к изменению условий жизни и даже места жительства.

Если в одесских еженедельниках «Рассвет», «Сионъ» и «День» речь шла преимущественно об эмансипации и ассимиляции (но не эмиграции), то под влиянием прокатившихся по России погромов — предвестников ненадежного и беспокойного будущего, еврейская периодическая печать во всеуслышание и вполне конкретно заговорила о более решительных мерах, в первую очередь — об эмиграции. И, как результат, — первые 8 тысяч беженцев отправились в 1881 году в Палестину и Америку. Этот год стал печальной вехой в истории русских евреев. Именно тогда Леон Пинскер в своей брошюре «Автоэмансипация» сказал предельно ясно: «Пока мы не будем иметь, как другие нации, своей собственной родины, мы должны раз и навсегда отказаться от благородной надежды сделаться равными со всеми людьми….»

Материал подготовлен к печати Софией Кугель (Бостон)

Главная страница | Архив | Содержание номера

Номер 12(323) 11 июня 2003 г.

[an error occurred while processing this directive]