Главная страница

Главная страница | Архив | Содержание номера

Номер 11(322) 28 мая 2003 г.

Мария ШТЕЙН (Нью-Йорк)

Мария Штейн — журналист. Жила в Москве. Около 18 лет проработала в редакции газеты «Советская торговля». Была членом Союза Журналистов СССР. В декабре 1992 г. иммигрировала в США. Живёт в Нью-Йорке. Печатается в русско-американских газетах и журналах.

Элексир молодости и долголетия

Р.Л.Перцовская, фото Анны Клейнер. Май 2003 г.

Рахиль Львовна Перцовская — в отличие от многих других женщин — не скрывает свой возраст.

— Мне 83-й год, — с улыбкой и некоторой гордостью говорит она.

А гордиться ей есть чем! Ведь в свои 82 года она не только прекрасно выглядит и чувствует себя молодой и здоровой. Не только легко садится «на шпагат», выполняет позу «лотоса» и другие сложные йоговские упражнения. Но и занимается серьёзной общественно-полезной деятельностью, причём бескорыстно, на волонтёрских началах. При этом она полна энергии, оптимизма и творческого потенциала — в такой степени, что ей могут позавидовать люди вдвое моложе. Хотя за плечами у неё — жизнь, наполненная невероятными драматическими событиями.

Зигзаги судьбы

Детство и юность Рахили были счастливыми. Она родилась в Белоруссии в семье врачей, которая впоследствии переехала в Харьков. С отличием окончила школу, поступила на химический факультет Харьковского университета. В 20 лет вышла замуж за Льва Воловельского, тоже студента-химика.

Но вот пришла война. 1941-й год нарушил жизнь страны, миллионов семей. Льва мобилизовали на военный завод, затем он добровольцем ушёл на фронт. А Рахиль вместе с мамой и младшим братом эвакуировали в Среднюю Азию. Там, в Самарканде, она родила сына Игоря. Ей надо было продолжать учёбу. А документы… пропали. Как быть? Рахиль экстерном вновь сдаёт экзамены за 10-ый класс. И вновь — с отличием. Поступает в Самаркандский медицинский институт. Училась в тяжелейших условиях, с сынишкой на руках.

Диплом врача получила уже в Харькове, куда в конце войны вернулась семья. Вернулся туда и Лев — после госпиталя, увешанный орденами и медалями. Шли годы — тяжёлые годы послевоенной разрухи и голода. Но постепенно жизнь налаживалась. Лев работал в химической лаборатории, прославился как создатель ряда бесценных лекарственных препаратов. Рахиль, cпециализировавшаяся в невропатологии, работала в детской клинической больнице. Со временем овладела и второй медицинской профессией — врача-физиотерапевта. Это помогло ей найти метод лечения церебрального паралича — метод электростимуляции мышц-антагонистов. В результате, ей удалось улучшить состояние сотен тяжело больных детей. Кстати, один из её бывших пациентов, Сеня Рахман, сейчас — здесь, в Америке, достиг колоссальных успехов.

— Сеня попал в нашу больницу в возрасте 6-ти месяцев с церебральным параличeм. До 12-ти лет он не мог ни ходить, ни говорить, руки висели, как плети, — рассказывает Рахиль Львовна. — Сейчас ему около 30. Он окончил университет, работает с компьютерами, хотя у него действует только…. один палец. Родители периодически привозят его ко мне на консультацию. Недавно он был приглашен на научный симпозиум в Японии — демонстрировал возможности психотренинга.

…Казалось, счастье вернулось в семью. Однако в 1960-м году судьба вновь совершает ужасный зигзаг: у 39-тилетней Рахили обнаружили рак груди. И — метастазы. Сделали одну операцию. А вскоре — и вторую, полостную. Но во время второй операции анастезиолог дал неправильный наркоз, который был Рахили противопоказан. В результате — остановка дыхания, остановка сердца… С большим трудом удалось вернуть её к жизни. Но судьба была к ней беспощадна. Возникла тяжелейшая токсическая желтуха. Более того: начался сепсис — общее заражение крови. Затем — микроинсульт, тяжелая аритмия, вновь — остановка сердца… Плюс полное истощение от изнуряющей рентгенотерапии. При этом печень, поражённая желтухой, все лекарства отторгала. Положение — безвыходное…

— Медицина тут бессильна. Ей осталось жить совсем немного, — сказал врач мужу Рахили.

Между жизнью и смертью

Экстремальные ситуации у разных людей вызывают разную реакцию. У слабых — отчаяние, покорность судьбе: мол, чему быть, того не миновать. А у душевно сильных — наоборот: стремление бороться. Рахиль физически очень ослабела, не поднималась с постели. Однако она сумела сконцентрировать все свои духовные силы на выздоровлении.

— Я должна выжить! — внушала она себе. — Должна!

Ей было ради кого бороться: её забот требовали парализованная мама, и сын, и муж, и её маленькие пациенты в детской больнице. Лев тоже не сдавался, ведь он очень любил свою жену. Он пригласил известного психотерапевта Эмиля Телешевского, который научил Рахиль методам расслабления и психотренинга — абсолютно без лекарств снимать сердечные приступы.

Кроме того, муж достал болгарскую книгу о йоге, которая в Советском Союзе в то время была фактически запрещена. Благодаря этому пособию Рахиль постепенно начала овладевать некоторыми техниками йоги, научилась правильному дыханию и стала медленно возвращаться к жизни. Так, в неравной схватке со смертью — подобно герою повести Джека Лондона «Любовь к жизни» — вопреки прогнозам врачей и возможностям официальной медицины — победила Рахиль. Это было невероятно! Но так было!

Когда она выздоровела, решила, что методы так называемой нетрадиционной медицины, которые спасли её, могут помочь и другим тяжёлым больным. И стала глубоко их изучать. Вначале поехала в Москву, на курсы йоги, на которых преподавали специалисты из Индии. О том, что она их успешно окончила и получила право преподавать йогу, свидетельствует удостоверение, выданное ей в Индийском посольстве. Потом продолжала учёбу в Московском институте усовершенствования врачей. Периодически поступала и на другие курсы по изучению восточных методик. Таких, например, как китайские Тай-дзи-цюань (Тай-чи) и Цу-гун. А в промежутках между курсами вбирала в себя древние восточные учения самостоятельно, по книгам. Рахиль узнала, что йога и вообще все восточные системы — это не только определённые позы, физические упражнения и медитация. Это, прежде всего, философское мировоззрение. Это — образ жизни, основанный на благородстве, высокой духовности, любви к людям и живой природе.

— Я поняла, почему мне были посланы такие тяжкие испытания, — рассказывает Рахиль Львовна. — Уверена, Бог подверг меня им и оставил в живых для определённой миссии: вселять надежду людям, оказавшимся, как и я, в тяжелейших ситуациях, и помогать им выжить.

Так Рахиль Львовна пришла к идее организации Школы реабилитации, цель которой — помочь людям, перенесшим инсульт, инфаркт, тяжёлые операции, возвратиться к нормальной жизни. Ей пришлось вести изнурительную борьбу с многочисленными бюрократами. Однако её убеждённость и энергия всё преодолели: она создала такую Школу в Харькове. И вела её много лет — вплоть до самой эмиграции в Америку.

НОВОЕ ИСПЫТАНИЕ

За год до эмиграции на её долю выпало новое испытание: Рахиль попала в автомобильную аварию. Когда её привезли в больницу, хирург, рассматривая рентгеновский снимок, заявил:

— У вас полностью раздроблено колено. Если сейчас не собрать кости и не наложить гипс, вы останетесь инвалидом на всю жизнь. Но у нас … нет медикаментов ни для наркоза, ни даже для местной анестезии.

— Оперируйте, я потерплю, — превозмогая боль, сказала Рахиль.

— Но это невозможно! — воскликнул врач. — Боль будет так сильна, что мышцы сожмутся, станут твёрдыми, как железо, и я не смогу ничего сделать…

— Дайте мне 20 минут, — попросила Рахиль.

— Для чего? — не понял хирург.

— Я подготовлю себя для операции без наркоза, — объяснила она.

— Но это невозможно! — снова возразил он.

— Всё будет нормально, — успокоила она врача.

«Сборка» колена длилась 45 минут. Ни единого стона не вырвалось из её уст. Врачи и медсёстры больницы сбежались смотреть на это чудо.

— Никакого чуда не было. Просто за счёт глубокой медитации и психотренинга я настолько расслабилась и отключилась, что совсем не чувствовала боли, — вспоминает Рахиль Львовна и со свойственной ей мягкой улыбкой добавляет: — Наверное, Судьбе захотелось проверить, насколько хорошо я овладела системой йоги и имею ли право преподавать её другим.

Ну что ж, и это испытание она прошла достойно!

Приехав в 1996 году в Нью-Йорк и поселившись в Бенсонхёрсте, Рахиль Львовна обратилась в Еврейский центр JCH, что на углу Bay Parkway и 78-ой улиц, прославившийся прекрасными программами для пожилых. Её предложение вести группу реабилитации — в качестве волонтёра, то есть на общественных началах — руководители Русского иммиграционного отдела Владимир Вишневский и Любовь Микитянская с радостью поддержали.

На занятии группы здоровья в JCH в Бенсонхёрсте. Справа (стоит) Р.Л.Перцовская. Фото Анны Клейнер.

На занятиях — перед началом упражнений и медитаций — Рахиль Львовна не устаёт напоминать:

— Наша задача — достичь физической и психической устойчивости, без лекарств — повысить свой иммунитет. Научиться — без лекарств, подчёркивает она — помогать себе и тем, кто рядом. Наша цель — быть в гармонии с самим собой, с людьми, которые нас окружают, с природой, частицей которой мы являемся. И главное — научиться радоваться жизни! Каждый день! Радоваться всему, что нас окружает: восходу солнца, дереву, цветку, умной книге, встрече с хорошим человеком.

Рахиль Львовна сама олицетворяет Доброту и Любовь. И все, кто с ней соприкасаются, как бы втягиваются в её орбиту — орбиту благородства и высокой духовности.

… 6-й год 25 человек регулярно — два раза в неделю — посещают её уроки. Некоторые из них, несмотря на возраст — от 65 до 81 года — уже умеют не только расслабляться и медитировать, но даже, подобно своей наставнице, выполнять позу «лотоса» и другие сложные упражнения. Однако, главное — не в этом.

— Главное — в том, что я чувствую себя лучше, легче преодолеваю свои хронические заболевания, — говорит лидер КЛК, Клуба Любителей Книги, Евгения Лебедева.

— А я чувствую себя не только здоровее, но и моложе, — с весёлым азартом добавляет активист этого клуба Ирина Поволоцкая. Такого же мнения и остальные «ученики».

В минувшем году Рахиль Львовна переехала на Манхэттен-Бич. Конечно же, организовала и в этом районе группу психофизической тренировки. Но и в Бенсонхёрсте её не отпускают. К тому же, она и сама продолжает учёбу на высших курсах йоги и иных восточных систем: ведь для самосовершенствования, как известно, предела нет. В общем, все рабочие дни недели у неё заняты полностью.

— Мама, нельзя так много работать, особенно в твоём возрасте, — говорит ей сын Игорь.

— Ты же знаешь, чем больше я работаю, тем лучше себя чувствую, — смеётся она в ответ.

Надо заметить, что к Рахили обращаются и молодые люди — родственники и знакомые её учеников, перенесшие тяжёлые болезни и операции, и она никому не отказывает в консультации.

Мы пришли в этот мир научиться любить

А как же Рахиль отдыхает? Чем заполняет часы, свободные от работы, учёбы и консультаций? В основном — читает. Она — человек большой эрудиции и широких интересов. Интересуется философией, открытиями в области медицины, физики, вопросами мироздания. Увлекается художественной литературой и поэзией, причём, в основном — на английском языке. Хотя до эмиграции никогда не изучала английский, а тут настолько овладела им, что даже переводит английских поэтов.

Рахиль Львовна — человек творческий, многогранно одарённый. Она и сама сочиняет стихи. Впервые начала писать их тоже здесь, в Америке. Её стихи пронизаны мудростью, добротой, любовью. Вот, например, последняя строчка стихотворения «Стихи живут своею жизнью»:

…Но что б ни делала, всё делаю любя.

В этой строчке — её жизненное и философское кредо. Другое стихотворение «Мы пришли в этот мир…» как бы расшифровывает это её кредо:

Мы пришли в этот мир научиться любить —

Не себя, и не деньги, не власть.

А помочь, отозваться, забыть про корысть.

Ведь любовь не купить, не украсть…

Теперь — маленькое отступление. В канун Нового, 2003 года, в Нью-Йорке, в Международном Пушкинском обществе, проходил 12-й ежегодный поэтический конкурс. В нём приняли участие 282 поэта из многих штатов Америки, из Россиии, стран Европы. Звание Лауреата конкурса и первое место, не присуждавшиеся здесь в течение трёх предыдущих лет; на сей раз жюри присудило Рахили Перцовской — за стихотворение, отрывок из которого приведен выше.

Рахиль любит людей. И они отвечают ей тем же. Недавно, в день её 82-летия, её ученики — члены группы «Здоровья» при Бенсонхёрстской «Джуйке» — подарили имениннице фотоальбом. На каждой его странице, под каждым снимком — горячие слова благодарности и любви. Есть там и такая запись:

Спасибо за то, что Вы есть!

Спасибо за то, что Вы — такая, какая есть!

… Одно из любимых стихотворений Рахили Львовны — «Душа обязана трудиться» Николая Заболоцкого:

Душа обязана трудиться

И день, и ночь. И день, и ночь.

Наверное, потому, что оно созвучно её собственной душе. И ещё потому, что неустанный труд души и тела — и есть главный компонент «эликсира» молодости и долголетия. Того самого, который она «пьёт» всю жизнь, и который помогает ей сохранять оптимизм, энергию, стремление к творчеству в её 82 года.

Послесловие

В заключение — небольшая загадка. Вот имена нескольких знаменитых людей:

БЕРТРАН РАССЕЛ — английский философ, писатель и математик, лауреат Нобелевской премии,

ЭМИЛЬ БЕРТРАН — французский учёный-биохимик,

СОМЕРСЕТ МОЭМ — английский прозаик и драматург,

БЕРНАРД ШОУ — английский драматург,

АЛЕКСАНДРА ЯБЛОЧКИНА — великая русская актриса,

ПОЛЬ БРЭГГ — знаменитый американский врач,

НОРМАН УОКЕР — ещё один знаменитый американский врач.

Эти люди жили в разные эпохи. В разных странах. Имели разные профессии. Тем не менее, всех их объединяют три одинаковых обстоятельства. Угадайте — какие?

Во-первых, они были творческими людьми. Во-вторых, интенсивно трудились до последних дней жизни. А в-третьих — полагаю, эти три обстоятельства взаимосвязаны — все они были долгожителями. Каждый из них прожил от 91 (Сомерсет Моэм) до 119 (Норман Уокер) лет. Выводы делайте сами.

Главная страница | Архив | Содержание номера

Номер 11(322) 28 мая 2003 г.

[an error occurred while processing this directive]