Главная страница

Главная страница | Архив | Содержание номера

Номер 11(322) 28 мая 2003 г.

Леонид ХАНИН (Айдахо)

Леонид Ханин родился в 1956 г. в Ленинграде. В 1978 г. получил диплом математико-механического факультета ЛГУ, а в 1985 г. защитил кандидатскую диссертацию в Ленинградском Отделении Математического Института им. В.А. Стеклова АН СССР. С 1985 по 1991 г. преподавал математику в Ленинградском Институте Инженеров Железнодорожного Транспорта. В 1991 г. вместе с семьёй переехал в Израиль, где продолжил педагогическую и исследовательскую работу в Технионе (Хайфа). С 1994 г. живёт в США. Преподавал математику в Мичиганском Технологическом Университете (Хоутон) и Университете Вэйна в Детройте. С 1997 г. — профессор Университета штата Айдахо (Покателло). Автор более 60 научных работ по математике, статистике, инженерным наукам и теоретической биологии.

Евреи, сионизм, Израиль: размышления о главном

Прошло уже 55 лет с момента провозглашения еврейского государства, но угроза его существованию не только не ослабевает, но напротив, становится всё неотвратимей. Арабское население Иудеи, Самарии и Газы стремительно растёт, намного опережая по темпам роста еврейское население Израиля, и незаконно захватывает еврейские земли. Не прекращается палестинский террор, вызванный ненавистью к евреям и их стране и пользующийся полной поддержкой арабского и мусульманского мира. Террор дополняется глобальной информационной войной против Израиля, в которой активно участвуют либералы и пацифисты всех стран. Чего же ждёт народ Израиля и его политическая элита? Мегатеракта, который даст недостающие «моральные основания» для переселения палестинцев и установления полного контроля над исконными еврейскими землями? Но разве недостаточно уже того, что каждые 3-4 крупных теракта, — а их с начала «мирного процесса» произошёл не один десяток, — по количеству жертв эквивалентны террористической атаке 11 сентября 2001 года, которая привела к коренному пересмотру концепции безопасности, внешнеполитической стратегии и военной доктрины Америки? Сколько ещё можно находиться под гипнозом «проблемы палестинцев» — «народа», исторической родиной которого являются 22 страны необъятного арабского мира и который был выдуман арабской пропагандой в качестве претендента на Палестину и превращён в ударную силу для уничтожения еврейского государства? Или, может быть, Израиль ждёт того, что множественная опухоль, растущая в его исторических пределах, чужеродная по культуре, языку и вере, магическим образом «рассосётся» в результате очередной политической инициативы? Вера в такое чудо, пусть и разделяемая большинством, ведёт еврейскую страну к гибели. Сейчас невозможно предсказать сценарий надвигающейся катастрофы — будет ли она результатом войны, эскалации террора, демографической экспансии или международной экономической блокады, произойдёт ли она по типу Южного Вьетнама или Южной Африки. Однако мы хорошо помним, как европейские евреи во время Второй Мировой войны тоже не хотели поверить очевидному и мечтали о чудесном избавлении, и чем это кончилось. Время для решительных действий, призванных избежать новой еврейской катастрофы, истекает.

Даже если бы израильские политики, проявив несвойственную им мудрость и политическую волю, решили проблему палестинских арабов Иудеи, Самарии и Газы в 1967 году, то и тогда Израиль всё равно оказался бы перед лицом идентичной угрозы со стороны израильских арабов и бедуинов, только отложенной во времени. Проедьте из Хайфы в Кармиэль и поразитесь неудержимому росту арабских городов Галилеи, о чём вам не сообщат ни израильские, ни мировые средства массовой информации: ещё бы, израильские арабы — граждане Израиля, к тому же «угнетаемое и дискриминируемое» меньшинство. Вот почему начатое строительство разделительного заграждения между Израилем и палестинскими территориями — не более, чем временная мера безопасности, неспособная решить основные геополитические проблемы еврейского государства: скудность территории, огромная протяжённость изрезанных границ с Палестинской Автономией, отсутствие стратегической глубины и наличие многочисленных враждебных анклавов. История не знает примеров государств, выстоявших в таких условиях.

Агрессивное арабское окружение, зависимость Израиля от США и Европы, а также от поставок природных ресурсов и оружия — лишь внешняя и не самая большая часть проблем еврейского государства. Позор последнего десятилетия — это прежде всего капитуляция значительной части израильтян и их политического руководства. Это десятилетие отбросило страну к 1967 году, от шамировского «большой алие нужен большой Израиль» к разгулу террора, экономическому кризису, упадку национального духа и массовой эмиграции израильских евреев в Канаду, США и Европу. В результате этой капитуляции право евреев на Эрец Исраэль, один из главных вопросов всей еврейской истории последних двух тысячелетий, теперь определяется не волей, трудом и боевой доблестью евреев, а находится в ведении американских и европейских политиков, арабских лидеров, международных судов и ООН.

Почему же огромное большинство израильтян поддержало так называемый «мирный процесс» и соглашения Осло, гибельность которых была столь же ясна в 1993 году, сколь и сейчас? Почему Израиль практически добровольно объявил односторонний уход с территорий, завоёванных в 1967 году жизнями своих 679 солдат, а впоследствии даже был готов уступить Голаны Сирии, в войне Судного дня с которой полегли 2700 его лучших сыновей и дочерей? В чём причина того, что 70-80% еврейского населения Израиля выступает за создание палестинского государства? Почему даже теперь значительная часть ивритоязычной светской интеллигенции Израиля — профессора, писатели, журналисты и адвокаты, считает палестинских террористов борцами за свободу против сионистской оккупации? Где корни того почти клинического безумия, которое заставляет многих евреев видеть будущее Израиля не в расширении его границ, а в возвращении практически к Зелёной Черте? Увы, искать их нужно в самих основах еврейского государства.

Роковые заблуждения основателей Израиля

Построенный в основном руками идеалистически настроенных европейских социалистов, Израиль неизбежно несёт на себе печать их идей и взглядов. С момента основания Израиля им бессменно правил в течение 30 лет блок левых партий, предшественник нынешней АВОДы. Для её руководителей интересы арабских трудящихся были так же близки, как и еврейских, о чём, например, неоднократно писали и говорили Давид Бен-Гурион и Голда Меир. Следуя духу пролетарского интернационализма, они пытались, и частично успешно, остановить в 1948 и 1967 годах массовое бегство палестинских арабов, значительная часть которых, привлечённая заработком на широко развёрнутых еврейскими переселенцами мелиоративных, сельскохозяйственных и строительных работах и общим подъёмом цивилизации, прибыла в нищую, отсталую, безлюдную и бесплодную Палестину из окружающих арабских государств. Так в фундамент еврейского государства была заложена мина, грозящая взорвать его сегодня.

Иерусалим. Старый и новый город.

Еврейское заселение Палестины происходило в бурное революционное время, проникнутое романтикой построения «нового мира». Движимые этой идеей, пионеры-сионисты («халуцим») мечтали стать ядром нового, свободного еврейского народа, лишённого страхов и комплексов галутных евреев, которые вынуждены были терпеть, молчать и приспосабливаться. Так в Израиле возникло и впоследствии глубоко укоренилось своего рода снисходительное отношение к евреям диаспоры. Ведь им ещё только предстояло «восхождение» к Израилю («алия»), а тех израильтян, которые покидали Израиль, стали презрительно называть «йордим», то есть «нисходящие». В сочетании с зависимостью Израиля от пожертвований и политического влияния богатого и успешного американского еврейства это привело к тяжёлому внутреннему конфликту в душах многих израильтян. Усиленное социалистической идеологией с её прямолинейным материализмом, экономическим детерминизмом и воинствующим атеизмом, чувство гордого превосходства по отношению к евреям стран рассеяния породило среди части коренных жителей Израиля пренебрежение еврейской историей, которая стала восприниматься ими скорее как предыстория еврейского народа. Для новых поколений израильтян, воспитанных в отрыве от религии, Шхем и Хеврон, Синай и Сион, о которых буквально кричит еврейская история и Тора, стали не более чем географическими названиями. Вот почему значительная часть светского населения Израиля с такой лёгкостью поддержала уход из Синая, а затем из Иудеи, Самарии и Газы, и даже предложенную Эхудом Бараком сдачу Восточного Иерусалима палестинцам. Тон этой капитулянтской политике задал ещё Бен-Гурион, заявивший вскоре после Шестидневной войны, что «для достижения настоящего мира с арабами нужно отступить со всех оккупированных территорий, кроме Иерусалима и Голанских Высот».

Линия разлома между израильтянами и евреями не осталась незамеченной. Шимон Перес, например, охарактеризовал одно из поражений АВОДы на выборах такими словами: «Евреи победили израильтян». Помимо «традиционных» противоречий между сефардами и ашкеназами, значительное напряжение возникло и между новыми репатриантами («олим хадашим»), старожилами Израиля («олим ватиким») и коренными израильтянами («сабрами»). В период большой алии из Советского Союза и стран СНГ массовый характер приняли безнаказанная дискриминация и открытая эксплуатация новых репатриантов, о чем каждый из них может поведать с болью и в деталях. Это привело к созданию политических партий олим, что дополнительно усилило и без того запредельный внутренний антагонизм израильского общества.

Но особенно пагубно на судьбе еврейского государства сказалось непрекращающееся противостояние светского и религиозного секторов. Дело дошло до того, что ряд крупных политических партий, таких как МЕРЕЦ и ШИНУЙ, возникли во многом на базе ненависти к религиозным ортодоксам. Можно по-разному относиться к участию деятелей иудаизма в функционировании израильского государства. Но ни на секунду нельзя забывать, что религия явилась той единственной силой, благодаря которой евреи, живя в течение двух тысячелетий в разных странах и на разных континентах и говоря на разных языках, остались единым народом. Нужно помнить и о том, что иудаизм является наиболее надёжным заслоном от угрожающей еврейскому народу духовной и биологической ассимиляции. Неудивительно, что религиозные поселенцы-сионисты стали главной силой в современном Израиле, противостоящей преступному разбазариванию еврейских земель и постепенному превращению Израиля в многонациональное государство. Потому их так и ненавидит либеральный израильский истэблишмент.

Вероятно, социалистический уклад был наиболее подходящей формой организации общества в период становления еврейского государства, являясь как бы продолжением коллективного героизма еврейских пионеров, которые превратили каменистую пустыню в поля и пардесы, насадили леса и осушили малярийные болота. Израиль и сейчас остаётся во многом социалистической страной, где ряд ключевых отраслей экономики и многие банки находятся в руках государства и объединения профсоюзов (ГИСТАДРУТа), а целые категории населения живут на государственные субсидии. Всё это давно уже стало анахронизмом, тормозящим социальный и экономический прогресс Израиля. Особенно характерна в этом плане судьба израильских кибуцов, которые за последние три десятилетия превратились из станового хребта израильского общества в «детские сады для взрослых», как с горечью назвал их один мой знакомый, ныне покойный, европейский интеллигент, отдавший всю свою жизнь кибуцному движению.

Пора назвать вещи своими именами. Леволиберальная, социалистическая линия, доминировавшая в еврейском ишуве времён Британского мандата, линия Бен-Гуриона, ГИСТАДРУТа и АВОДы, отжила своё. Умирая, она породила антиисторические химеры «нового Ближнего Востока» Переса-Рабина, укравшие у еврейской страны десять лет и сотни жизней. В 1977 году монополия социалистов на управление Израилем была разрушена ЛИКУДом, наследником политической линии в сионизме, идущей от Жаботинского. Ныне ЛИКУД вполне утвердился у власти, однако и он находится в плену парадигмы «нового народа на древней земле», которая привела к отрыву части израильтян от еврейской истории и к поискам права на своё существование не в ней и не в собственном духе, а в космополитической либеральной идеологии и лукавой казуистике международного права.

Сионизм вчера и сегодня

Евреи всего мира должны снова собраться в Палестине. Эта главная идея сионизма существовала в душах рассеянных по свету евреев со времён падения Второго Храма как своего рода легенда, обращённая в будущее. Однако политическим течением сионизм стал только в конце XIX века в ответ на жестокие погромы евреев Восточной Европы. Катастрофа европейского еврейства превратила его из экзотической идеи, одной из многих среди широкого спектра решений «еврейского вопроса», в убеждение еврейского большинства. Каким же предстаёт перед нами реальный сионизм, нашедший своё воплощение в Израиле? Увы, уязвимость Израиля и угроза его уничтожения сделала сионизм идеей практичной лишь наполовину. Несомненно, Израиль является единым национальном центром, последней линией биологической защиты от ассимиляции, которой неизбежно подвержено еврейское население диаспоры, и гарантом безопасности евреев, зависящей далеко не в последней мере от сдерживающей силы ЦАХАЛА и израильских спецслужб. Но и евреи диаспоры не менее нужны Израилю как источник политической, финансовой, военной и моральной поддержки и как резервуар, способный принять хотя бы часть евреев Израиля, если его постигнет катастрофа. Не менее важно и то, что диаспора является источником развития и совершенствования еврейства в результате взаимодействия с другими культурами и цивилизациями, а также проводником той неуловимой всемирной миссии евреев, которую многие признают, но ещё никто ясно не сформулировал. И, наконец, последнее: именно в диаспоре продолжает действовать направленный биосоциальный отбор, пресс которого сформировал современное еврейство и обусловил его колоссальные успехи в науке, бизнесе, финансах, праве, медицине, музыке и других областях, в которые евреи в течение многих веков только и были допущены. Разница в силе и характере давления этого пресса привела к огромным различиям между ашкеназийской и сефардской ветвями еврейства. Жертвами этого пресса стали десятки и сотни миллионов не родившихся, не выживших или не давших потомство евреев. Такова цена еврейских достижений, о чём нам стоит почаще вспоминать и напоминать другим народам. Живи евреи в своей стране, они, вероятно, были бы сейчас столь же многочисленны, как два других великих древних народа — индусы и китайцы.

Продолжает ли действовать биосоциальный отбор в Израиле? Далеко не в такой степени, как в странах рассеяния. Свободным жителям свободной еврейской страны уже не надо ничего никому доказывать и выдерживать конкуренцию, зачастую тяжёлую и неравную, с представителями титульных наций. Вот почему в Израиле, где живёт около 40% мирового еврейства, например, нет ни одного лауреата Нобелевской премии в области естественных наук, хотя за последние несколько десятилетий удостоены её были десятки евреев Америки и Европы. Вот почему родившиеся и выросшие в Израиле евреи иногда так неприятно поражают какой-то нееврейской простотой, прямолинейной практичностью и отсутствием интереса к интеллектуальной и духовной жизни. Так Народ Книги, превыше всего ценивший учёность, избавляется от галутных комплексов, как того и хотели социалисты-сионисты во главе с Бен-Гурионом, и становится, пользуясь словами последнего, «нормальным народом со своими ворами и проститутками». Вот только об этом ли мечтали десятки поколений наших предков, веривших в возрождение национального очага и построение Третьего Храма?

Сионизм Герцля и Бен-Гуриона выполнил свою главную историческую задачу — создание национального очага и приём более двух миллионов евреев из послевоенной Европы, Северной Африки, Ближнего Востока, Южной Америки и Советского Союза. В современных условиях интересы развития еврейского народа и обеспечения его безопасности требуют интеграции и более гибкого взаимодействия центра и диаспоры.

Локальное историческое время

Всякого, кто попадает в Израиль, поражает не только разнообразие этнических типов населяющих его людей, но и смешение исторических эпох. И дело не только в том, что жители Израиля или их ближайшие предки прибыли из стран, заполняющих огромный исторический спектр от примитивных обществ до коммунистических диктатур и западных демократий, что окружающие Израиль арабские страны мало отличаются от средневековых халифатов, а религиозные ортодоксы вообще существуют вне исторического времени. Гораздо важнее то, что по характеру задач, стоящих перед народом Израиля, а главнейшей из них является строительство и укрепление национального государства, он совершенно подобен европейским странам, США и России XVII-XIX веков. В процессе своего становления они аннексировали огромные территории и колонизировали целые континенты, покорили многие народы и разрушили древние цивилизации. Не связанные угрозой санкций, интервенций и международных трибуналов по правам человека, они были ограничены в своей экспансии исключительно имеющимися ресурсами, сопротивлением покоряемых народов и противодействием соперничающих стран. Так возникли великие державы и сильные национальные государства, поделившие между собой мир. После Второй Мировой войны правила геополитической игры кардинально изменились. Мировые державы, пошедшие по линии либеральной демократии и одновременно сохранившие за собой право на военное вмешательство в дела других государств, по существу запретили прочим народам повторять исторический путь Запада, пусть даже в несравненно меньших, локальных масштабах. А как же быть странам, опоздавшим на великодержавный пир и только недавно вставшим на путь национального строительства и установления защитимых, исторически обоснованных границ, таким, как Израиль, Сербия и многим другим? Увы, они попали в ловушку двойных стандартов, установленных Западом. Смертельные угрозы своему существованию они вынуждены встречать со связанными руками и балансировать на грани национальной катастрофы, чутко прислушиваясь к грозным окрикам из Вашингтона и европейских столиц, осуждающим «оккупацию», «этнические чистки» и «нарушения прав человека».

В не меньшей мере двойная бухгалтерия присуща и проблеме «оккупированных территорий» — Иудеи, Самарии, Газы и Восточного Иерусалима. А почему, собственно говоря, Израиль должен их отдавать? Разве не имеет он на них исторического права и не завоевал их в справедливой Шестидневной войне? Если нет, то почему Америка не отдаёт Калифорнию и Техас Мексике, а Флориду — Испании? И вообще, не является ли вся территория США и Канады одной сплошной оккупированной территорией? Или ещё, почему бы не вернуть Германии её абсолютно исконную Восточную Пруссию? Не выдерживает исторических сравнений и проблема «палестинских беженцев». Создание Израиля вызвало волну антисемитизма и преследований евреев в арабских странах. Спасаясь от них, в Израиль хлынули, бросив своё имущество, сотни тысяч еврейских беженцев, однако это почему-то не считается «проблемой». Или, например, как насчёт возвращения в родные края многих миллионов немцев, выселенных после войны из Восточной и Средней Европы, и их потомков? Нет, не сходятся тут концы с концами у двуличного политкорректного либерализма, безгранично доверяющего оголтелой пропаганде «угнетённого» арабского мира.

Создав мощные национальные или многонациональные государства, страны Запада обратились затем к улучшению качества их политической жизни, совершенствованию демократических институтов и правам человека. Ведомый извечной еврейской любовью к полемике и идеалистическим стремлением к справедливости, туда же поспешил и Израиль, обеспечив своим внутренним врагам широчайшее поле для подрывной деятельности и перспективу того, что через 2-3 поколения, даже без войн и террора, арабское население демократически изберёт арабское же правительство. Заявив перед всем миром высокие стандарты либеральной демократии, Израиль первым же и оказался их жертвой. Так демократия и права человека вступили в непримиримое противоречие с самим существованием Израиля как национального государства.

Что делать?

Применительно к еврейскому государству, этот сакраментальный русский вопрос имеет две стороны. Первая, внешняя, состоит в том, чтобы обеспечить Израилю большую свободу в принятии политических и военных решений и упрочить его позиции перед лицом антисемитизма, стремительно набирающего силу в Европе и мусульманских странах. Ужасный мир, в котором мы живём, оставляет ему для достижения этой цели только один путь — усиление военной мощи. Размеры и экономический потенциал Израиля не позволяют ему создать огромный подводный флот, многочисленные авианосные группы, иметь десятки стратегических бомбардировщиков, сотни межконтинентальных баллистических и крылатых ракет и другие компоненты стратегических ударных вооружений. Это значит, что основные силы надо сосредоточить на разработке принципиально новых высокотехнологичных систем оружия, которые создадут потенциал сдерживания, способный остановить любое государство или коалицию государств от интервенции и экономической блокады Израиля. Обилие светлых еврейских голов, многие из которых впитали перспективные идеи, циркулировавшие в советском и российском ВПК, и высокий уровень развития израильской военной промышленности позволяют надеяться на разрешимость этой задачи.

Вторая, внутренняя сторона проблемы выживания Израиля состоит в том, чтобы обезопасить его от катастрофических последствий недальновидных решений израильских политиков и его собственных граждан, а также предательской деятельности движений типа ШАЛОМ АХШАВ и ГУШ ШАЛОМ. Для этого, наряду с системой представительной демократии, нужно создать неизбираемый орган типа национального совета с широкими полномочиями и правом вето, который обеспечит соблюдение коренных долговременных интересов всего еврейского народа и не будет подвержен колебаниям мнений, настроений, политических инстинктов и сиюминутных интересов неустойчивого, легко манипулируемого израильского большинства. Такой орган внесёт политическую стабильность в жизнь еврейского государства и будет, в отличие от Кнессета, свободен от внутрипартийных махинаций и межпартийных торгов. Войти в него должны как израильтяне, так и евреи диаспоры, которые всей своей жизнью доказали свою мудрость, волю и приверженность еврейским национальным интересам.

И последнее. Будущее Израиля как национального еврейского очага немыслимо без массового переселения как палестинцев, так и израильских арабов. Для его мирного осуществления потребуется огромный компенсационный фонд, предназначенный как самим переселенцам, так и государствам, согласным их принять. Создание этого фонда надо начинать уже сейчас.

Главная страница | Архив | Содержание номера

Номер 11(322) 28 мая 2003 г.

[an error occurred while processing this directive]