Главная страница

Главная страница | Архив | Содержание номера

Номер 11(322) 28 мая 2003 г.

Сай ФРУМКИН (Лос-Анджелес)

Революционеры из «благородных»

«Вставай, проклятьем заклейменный, весь мир голодных и рабов,
Кипит наш разум возмущенный, и в смертный бой вести готов».
                                                                                       Интернационал

«Даже кухарка сможет управлять государством».
                                                             В.И. Ленин

Читая сообщения репортеров, посвященные последним исследованиям о террористах, жертвующих своими жизнями во имя убийства ни в чем не повинных людей, я воочию представлял себе, как от удивления у этих репортёров приподнимаются брови и прерывается дыхание. Так и сквозило между строк их изумление от того, что, оказывается, в большинстве своем, террористы — вовсе не представители слоев общества, обреченных на голодание, угнетение, дискриминацию и социальное неравенство. Выводы исследователей (какой сюрприз!) противоречат взглядам формирующих наше общественное мнение лиц, считающих, что современный терроризм и насилие — это естественная гневная реакция на притеснения, экономические лишения и социальную несправедливость. Но против фактов возражать трудно: подавляющее большинство террористов, участвовавших в трагедии 11 сентября, и самоубийц, подрывавших себя в израильских автобусах, дискотеках и т.д. — отнюдь не продукты бедности и лишений.

Совершенно очевидно, что в наши дни призыв к «миру голодных и рабов» восстать на борьбу так же не исходит от угнетенных классов, как и в прошлом. Революционные идеологии и воззвания к свержению существующего порядка практически без исключения всегда исходили, неслись в народ и выполнялись так называемой «золотой молодежью», т.е. детьми привилегированных классов.

Мятежники 60-х годов в Америке, выступавшие против войны во Вьетнаме и за гражданские права, не были сталеварами, бездомными бродягами или дворниками. Это были студенты и дипломированные специалисты из дорогих университетов, которые никогда сами не испытывали голод, жестокость полиции или дискриминацию и которые смогли избежать призыва в армию, поддерживая свои экзаменационные оценки на уровне выше среднего.

В американском зазеркалье, в Советской империи, горстка студентов-евреев и интеллигенции, чьи родители зачастую представляли собой высокопоставленных членов коммунистического правящего класса, рисковали жизнью, требуя, чтобы евреям разрешили эмигрировать. Большинство советских евреев не принимали в этом участие, они даже не знали, что такое движение существовало.

Брожение «золотой молодежи» — давняя российская традиция. Восстание декабристов 1825 года было организовано офицерами, молодыми дворянами (из 121 отданных под суд 109 офицеров были моложе 35 лет), готовыми пожертвовать жизнью во имя своей идеи. Восстание потерпело поражение, пятеро декабристов были повешены, а остальные сосланы в Сибирь или пожизненно разжалованы в рядовые.

До начала XX-го столетия доступ к высшему образованию был в основном привилегией богатых. Таким образом, поступление в университет являлось доказательством принадлежности к привилегированному классу. Российские студенты-народники пытались в 1870-х годах распространять революционные идеи среди крестьян. Но народные массы отнеслись к ним враждебно, что вынудило студентов переключиться с «ношения идей в народ» на организацию заговоров против правительства, вплоть до цареубийства. Опасность быть схваченным с вытекающими из этого трагическими последствиями их не пугала; одним из казненных за покушение на жизнь царя был студент Александр Ульянов, старший брат Ленина, будущего вождя Советской России.

Революционные лидеры 1770-х во Франции и Америке были аристократами, отнюдь не представителями угнетенных крестьян или городской бедноты. Международные добровольцы, рисковавшие жизнью, чтобы защитить республику Испанию от фашизма, были вдохновлены идеалами, а не голодными желудками или пустыми кошельками.

Бесчеловечные террористы 1970-х и 1980-х в Германии, Италии, Японии и Испании, направившие свой террор не на отдельные личности, а на невинное гражданское население, были, как правило, студентами или дипломированными специалистами престижных университетов. Их деятельность вдохновила генезис единственного значительного «вклада» арабского мира в современную культуру, а именно, появление убийцы-самоубийцы — идеалиста, готового на смерть ради того, чтобы унести за собой как можно большее количество жизней ни в чём не повинных жертв.

Те, кто организовал недавние демонстрации против войны в Ираке в Европе и США тоже не были членами «угнетенного» класса, но многие из их, возможно, готовы умереть во имя своих убеждений. В конце концов, «человеческие щиты» в Ираке сознательно шли на смерть, чтобы предотвратить изгнание тирана, да и среди тех «борцов за мир», которые едут в Израиль, чтобы собственной грудью защищать коррумпированный и репрессивный палестинский режим, нередки смертные случаи.

Южнокорейские студенты, устраивающие демонстрации в защиту севернокорейского диктатора и против США, также являются детьми привилегированных классов, подобно тем, кто выступал против американских ракет и наращивания ядерного потенциала в Европе несколько десятилетий тому назад. Их идеология и добрые намерения ослепили их и сделали абсолютно равнодушными к реальному страданию реальных людей в тоталитарных государствах.

В возрасте 14 лет меня освободили из Дахау «американские империалистические войска» (Да благословит их Г-сподь!) Я познал, что такое дискриминация, угнетение, рабство на собственном опыте. И из этого опыта я точно знаю, что все угнетенные обычно слишком голодны, измотаны и больны, чтобы всерьез беспокоиться о высоких идеалах, проповедующих о равенстве, правосудии, демократии или правах человека. Они оставляют эти идеалы молодым и сытым, готовым на борьбу с тем, что, по их разумению, считается несправедливостью, вдохновленным теоретическими познаниями, юношеским идеализмом, идеологическими предпосылками, которые основаны на чувствах, на фундаменталистских, квазирелигиозных или политических догмах, а не на разумных доводах. Их побуждения основываются на гипертрофированном восприятии отсутствия справедливости и правосудия, на элементарном гневе, который, как эпидемия, распространяется среди тех, кто живет в достатке и изобилии.

Долгая дорога до Франкфурта

Один из самых замечательных поисковых сайтов на Интернете — это Google, который, между прочим, был изобретен иммигрантом из бывшего Советского Союза. При помощи этого сайта мне потребовалось меньше минуты, чтобы выяснить, что расстояние между Багдадом и Франкфуртом составляет 2024 мили, тогда как расстояние от Багдада до Иерусалима — 546 мили.

На спасательных работах в Турции

А нужна мне была эта информация из-за собак, которых за последние десять лет многократно показывали на телевидении: во время землетрясений в Турции, Армении, в Мехико — столице Мексики и других местах по всему нашему глобусу. Их показывали и в Кении, и в Танзании. И конечно же, их опять и опять показывали в Израиле.

Собаки носят жилеты с красной звездой Давида и с тремя буквами на иврите — акронимом израильских оборонительных войск (по-английски IDF — Israeli Defense Force). Эти замечательные животные — обязательные участники поисковых работ спасательных команд, которые немедленно посылаются в любую точку нашей планеты, туда, где происходят трагедии, где под грудами щебня нужно искать погребенных заживо людей и оказывать им экстренную помощь. Собаки и их тренеры очень эффективны и профессиональны поскольку, к сожалению, у них накоплен огромный опыт работы в экстремальных ситуациях. Террористы взрывали здания в Израиле в течение многих лет, и команды спасателей с собаками стали воистину первоклассными специалистами.

В сентябре 2001 года, когда произошла трагедия в Нью-Йорке, израильских собак там не было. Я читал, что Израиль предложил помощь и свои спасательные команды с собаками, но Америка ответила, что их помощь не нужна, что американцы сами справятся. Я старался узнать подробности этого отказа, но ни Израиль, ни США не желали давать какие бы-то ни было комментарии по этому поводу. Очень больно думать, что по политическим причинам наше правительство отказалось от помощи единственных экспертов с реальным жизненным опытом, но никто не может опровергнуть тот факт, что Израиль от всей души хотел помочь и мог предоставить эту помощь безотлагательно.

Вероятно, кто-то из жертв мог бы остаться в живых, если бы израильские спасательные отряды получили доступ к развалинам Торгового Центра. Также вероятно, что некоторые из жертв взрыва в Оклахома Сити могли бы выжить, если бы Израиль попросили о помощи. Но Израиль не только не попросили, Израилю даже не разрешили предоставить эту помощь. К сожалению, я уверен, что спасательные отряды Красного Могендовида никто никогда здесь не увидит.

Моя уверенность основана на том, что произошло в течение совсем недавней войны с Ираком. Наши раненые, включая спасенных военнопленных, были доставлены самолетами в американские военные госпитали в Германии, в районе города Франкфурта. Я думаю, что их лечили самые лучшие врачи, использовавшие самую современную медицинскую технику, но Германия довольно-таки далеко от Ирака. Полет на расстояние в 2000 миль занимает, по крайней мере, 5 часов, возможно, больше. Для спасения раненых каждая минута на счету, даже из-за совсем незначительной задержки можно потерять жизнь или получить необратимые осложнения.

Но ведь был же — и есть — другой, гораздо более близкий путь! Иерусалим и Тель-Авив находятся всего в 500 милях от Багдада, что в четыре раза короче пути в Германию, а лететь туда всего чуть больше часа. Можно ли считать, что уровень медицинской помощи в Израиле не хуже, чем в Америке и Германии? Да не только не хуже, а даже лучше: в Израиле самая совершенная в мире неотложная помощь раненым, поскольку опять-таки, к сожалению, израильская медицина имела печальную возможность приобрести бесценный опыт по оперативному лечению жертв, получивших ранения в результате взрывов, выстрелов и прочих проявлений террора и насилия, охвативших Израиль в течение десятилетий. Израильские больницы — медицинские учреждения мирового класса, и они спасают жизни израильских солдат и гражданского населения ежедневно и ежечасно. Для американцев они делали бы то же самое.

Арабское население на Ближнем Востоке в последнее время притихло. Взрывы ярости и ненависти, которых так опасались наши американские СМИ, нигде не видны и не слышны. И впрямь — ненависть исламистов к нам уже настолько велика, что опасаться ее дальнейшей эскалации бессмысленно. Дипломатическая робость заставляет нас рисковать жизнями наших солдат, только чтобы не обидеть арабов, не задеть их чувства. Это бессмысленно, непростительно, позорно и преступно!

Пора покончить с дипломатической робостью во имя сохранения жизней наших воинов и разрешить Израилю спасать американцев.

Главная страница | Архив | Содержание номера

Номер 11(322) 28 мая 2003 г.

[an error occurred while processing this directive]