Главная страница

Главная страница | Архив | Содержание номера

Номер 10(321) 14 мая 2003 г.

Людмила ВАЙНЕР (Чикаго)

МИР НОРМАНА РОКВЕЛЛА

«Рози-клепальщица», 1943 г.

Популярные американские журналы 1-й половины прошлого столетия обычно иллюстрировались множеством рисунков, среди которых наиболее эффектной и притягательной была картинка на обложке, — яркая, остроумная и злободневная. На этих рисунках читатели узнавали самих себя: за рулем недорогого форда или с кружкой пива в пабе, на барбекью или у кассы кинотеатра, на ферме или в сельской школе. Картинки эти были столь популярны, что ими украшали разные предметы быта — календари, кофейные кружки, настенные эмалевые плакетки, а художники-иллюстраторы пользовались всеобщей известностью и уважением.

Одним из наиболее талантливых представителей этого искусства и был Норман Роквелл. Он сотрудничал с разными американскими журналами, но больше всего — с филадельфийским еженедельником «Saturday Evening Post». Для этого журнала Роквелл за четыре десятилетия сделал 322 рисунка на обложку и множество рисунков для материалов «внутри».

Начинал Роквелл со скаутского журнала «Boy’s Life» и, с удовольствием рисуя детей, не оставлял скаутских изданий и позже. Кроме того, он иллюстрировал книги Твена и Диккенса, писал портреты американских президентов (и их соперников по выборам), он создал серию «Американские свободы», а также знаменитую не только в Америке, но и в мире картину «Золотое правило», отображающую древний закон: «Поступай с другими так, как ты бы хотел, чтобы поступали с тобой». На этой картине он собрал людей разных вер и национальностей; интересно отметить, что «натуру» для нее — скандинава и индуса, китайца и еврея, не говоря уже об англосаксе и негре, а также других, Роквелл отыскал поблизости, в городке Стокбридже и соседнем Арлингтоне, где эти люди жили в полном согласии.

Рисовать Норман начал с детских лет. Он получил классическое образование в американских художественных школах, специализируясь в искусстве иллюстрации, а позже, в середине 1930-х г.г., продолжил учебу в Париже, где уже было заметно влияние абстракционизма. Намереваясь «идти в ногу со временем», он попробовал себя и в этом жанре, в котором имел успех (стоит упомянуть при этом картину «Знаток»: там он изобразил своего современника, рассматривающего картину «нового искусства» — эта «картина в картине» была замечательной стилизацией известного американского абстракциониста Джэксона Поллака). Все же Роквелл вернулся к своему традиционному стилю, поняв, что абстрактное искусство —не для него: зритель и картина должны, он считал, «общаться друг с другом без посредников», а условное модернистское искусство в значительной степени этого не позволяло… В своих рисунках Роквелл людей не приукрашивал, он просто немного идеализировал увиденное, но благодаря его проницательному взгляду, крупице юмора — и, конечно, таланту — зритель верил, что оно «так и есть»; люди узнавали на картинах своих детей и соседей, свою школьную учительницу и знакомого почтальона. Я недаром пишу «на картине», потому что будущие журнальные и книжные иллюстрации сначала становились картинами маслом, и в редакции он их приносил в рамках — «так лучше смотрится», говорил он; при этом для него всегда было важно, ЧТО изображено — а не только КАК, взявшее верх в некоторых современных течениях искусства.

«Девочка с синяком», 1953 г.

Долгое время Роквелл вместе с семьей (и собаками, которых у них всегда было много) жил в маленьких городках штата Вермонт, предпочитая близость к природе и их патриархальную жизнь толпе и шуму больших городов. В эти края за ним потянулись и другие художники, создалось дружное сообщество, без распрей и зависти, частых в подобном мире; между прочим, неподалеку там жила и «бабушка Мозес» — художница, начавшая в 70 лет рисовать свои «воспоминания детства», трогательные примитивы; эту седую старушку в черном можно видеть на нескольких картинах Роквелла.

Получив заказ иллюстрировать «Тома Сойера» и «Гека Финна», Роквелл отправился в родной городок Твена, Ганнибал, желая самолично увидеть реалии твеновской жизни (городок с тех пор мало изменился); он побывал в доме Твена и в его школе, спускался в пещеру, где заблудились Том и Бекки и где погиб индеец Джо… А его рисунки к рождественским рассказам Диккенса были ничуть не хуже рисунков Крюикшенка, лучшего иллюстратора этого английского классика.

После Пирл Харбора Роквелл пошел добровольцем во флот; он не отличался завидным здоровьем и потому на военной службе пробыл недолго, но всю войну в журналах шла серия его рисунков о «Вилли Джиллисе — молодом солдате» (этого Вилли любили американцы, как у нас — Василия Теркина), был Вилли «на учениях», и «в церкви», и «на марше», и в день высадки на нормандский берег, а в конце Вилли уже был дома — он сидел на окошке с книгой в руках, готовился поступать в колледж, как и многие его «однополчане».

Путь Роквелла не был легким — и сомнения его посещали, и студия его горела, и не сразу он нашел взаимопонимание (и, соответственно, гонорары) в редакциях, и высоколобые критики писали о его искусстве со снисходительной усмешкой. Но Роквелл не унывал, по натуре он был оптимистом. Когда в 1960-е г.г. фотография стала вытеснять рисунок из журналов, он создал серию об исследователях космоса, рисовал свой Стокбридж, ездил по свету, привозя много интересных путевых зарисовок. В 1977 г. Роквелл получил «Medal of Freedom» — «за живое и любовное изображение картин жизни нашей страны», как было сказано в наградном листе, который подписал президент Форд.

Для меня явилось неожиданностью узнать, что в 1960-е г.г. Роквелл, в составе каких-то делегаций, дважды побывал в Союзе и что он сделал серию рисунков «Лица России». Но кто об этом визите (и вообще о Роквелле-художнике) кроме нескольких его московских коллег тогда знал?

Самое большое собрание картин Нормана Роквелла находится в Стокбридже (штат Массачусетс), в музее, организованном энтузиастами и ценителями его искусства. По их инициативе часть этого собрания, названная «Картины для американского народа», не так давно, в 1999-2002 г.г., путешествовала по Америке, от Атланты — и до нью-йоркского музея Гугенхайма. Сейчас, спустя несколько десятков лет после его кончины (Роквелл умер в 1974 г.), общество вновь открыло для себя этого замечательного художника: стали выходить воспоминания о нем, появились альбомы с великолепными репродукциями его картин.

Хочется рассказать о нескольких наиболее характерных картинах, в которых хорошо отразился стиль художника, а также главные темы его творчества.

«Рози-клепальщица», 1943 г. В военные годы в Америке так же, как и в Союзе, на заводы пришли женщины — выполнять мужскую работу, пока их отцы и мужья были в армии. Здесь как раз и изображена крепкая молодая женщина в рабочем комбинезоне, которая запросто, наверное, может орудовать своим увесистым инструментом. У нее в руке — аппетитный завтрак, а под ее ногами не что иное, как книга Гитлера «Майн кампф».

«Дедушка и я на катке», 1948 г.

Портрет Джона Кеннеди, 1960 г.

«Дедушка и я на катке», 1948 г. Сразу видно, с какой симпатией Роквелл взялся за эту картину; ему нравится и неунывающий дед, и лающая собачка, и даже дымок, который поднимается над засыпанным снегом сельским домом…

«Девочка с синяком», 1953 г. Такая девчонка-сорванец встречалась, наверно, и вам. Сейчас она сидит на скамейке в ожидании взбучки от директора школы. Но ей не страшно!

Портрет Джона Кеннеди, 1960 г. Пожалуй, ни на одном другом рисованном портрете или фотографии не передана столь же верно спокойная уверенность, дружелюбие и благородство этого человека.

Может быть, прочитав эти строки, кто-нибудь возьмет в библиотеке один из роквелловских альбомов — или совсем новенькую, полную фотографий и рисунков книгу о нем («Norman Rockwell», L. Claridge, 2003), или даже выберется в картинную галерею Нормана Роквелла в Стокбридже. Смею заверить – вас ждёт увлекательное путешествие…

Главная страница | Архив | Содержание номера

Номер 10(321) 14 мая 2003 г.

[an error occurred while processing this directive]