Главная страница

Главная страница | Архив | Содержание номера

Номер 10(321) 14 мая 2003 г.

Сай ФРУМКИН (Лос-Анджелес)

О чаепитии с террористами

В 1960-х и 70-х, когда Зев Ярославский и я принимали участие в движении за освобождение советских евреев, мы частенько сталкивались с редакторами-евреями, которых гораздо труднее было убедить опубликовать материалы о наших демонстрациях или пресс-конференциях, чем редакторов-неевреев.

Происходило это, скорее всего, потому, что работавшие в средствах массовой информации евреи боялись обвинений в излишней чувствительности к еврейским проблемам или опасались возбудить антисемитские настроения — позорный синдром «sha-shtil», означающий в вольном переводе с идиш «сиди тихо и не высовывайся». Или же потому, что им не хотелось считать себя евреями. Или даже потому, что профессиональное чутье подсказывало им: когда собака кусает человека, — это не новости, то же относится и к преследованию евреев: их веками преследовали и убивали, что же в этом нового? С другой стороны, если евреи сопротивляются, это совсем другое дело. Сиё возмутительное поведение достойно самой широкой огласки, что подтверждается всесторонним освещением насилия в Израиле. Но об этом — в другой раз.

Сегодня же давайте поговорим о редакторе раздела «Мнения» газеты «Лос-Анджелес Таймс» Николасе Голдберге. (Для тех, кто не знаком с этим разделом, поясним, что в нем публикуются комментарии, выражающие мнения по самым различным вопросам). В воскресенье, 20 апреля, в разделе «Мнения» была опубликована статья Голдберга «Ближний Восток — чаепитие с террористами», в которой он распространялся на тему разбитых надежд и уничтожения Израилем мирного процесса. Эта статья всколыхнула в памяти многие горькие воспоминания о евреях-антисемитах в СМИ, с которыми мы столкнулись 30 лет тому назад.

Голдберг, работавший корреспондентом газеты «Лос-Анджелес Таймс» в Израиле с 1995 по 1998 г.г., в апреле 1996 года встречался и пил чай в Секторе Газа с несколькими известными убийцами-террористами.

Среди участников этого чаепития был недавно арестованный Абу Аббас, возглавивший захват круизного судна Achille Lauro, во время которого был застрелен и выброшен за борт прикованный к инвалидной коляске 69-летний американский еврей Леон Клингхоффер. Были на чаепитии и Лейла Халед, участвовавшая в похищении двух самолетов и выглядевшая «на удивление консервативно в синей плиссированной юбке и темном свитере», и Мамдух Нафел, соучастник нападения на израильскую школу в Маалоте, во время которого погибли 24 человека, включая 20 детей.

Голдберг пишет: «Абу Аббас, ныне с брюшком, подчеркнутым спортивным пиджаком, рассказывал об эмоциях, охвативших его, когда он вернулся на родину, за свободу которой он так давно боролся. "Поверьте, я прослезился, когда пересек границу", — растроганно поведал он».

Израильтяне разрешили этим убийцам (это моя формулировка, не Голдберга) вернуться на родину, чтобы принять участие в историческом заседании (это формулировка Голдберга, не моя) Национального Совета Палестины, на котором голосованием должен был решаться вопрос об изъятии основополагающего пункта об уничтожении Израиля из Палестинского национального устава.

Голдберг объясняет: «То были радостные дни мирного процесса (…), всюду царил оптимизм (…), даже те, от чьей руки погибли десятки невинных жертв, так мирно потягивали чай той ночью в секторе Газа, что казались совсем безобидными… Мир в конце концов казался неминуемым… Даже Аббас согласился вернуться в сектор Газа, чтобы голосовать против насилия по просьбе Арафата».

Но оптимизм Голдберга и прочих «миротворцев» быстро иссяк, чему дается следующее объяснение: Израиль так никогда и не принял результатов этого голосования, «предпочитая жаловаться на неправильность процедуры».

На самом деле «историческая» резолюция не была должным образом заявлена и выставлена на голосование, исполнение её решений никому не вменялось в обязанности и, таким образом, уничтожение Израиля как ведущая цель ООП никогда не была публично отвергнута палестинской администрацией. Что еще более важно, волна терактов унесла жизни почти 60 израильтян приблизительно в те же дни, когда эта «историческая» резолюция ставилась на голосование.

Но Голдберг, тем не менее, продолжает гнуть свою линию: «Вскоре после того, как стоящий на твердых позициях «ликудник» Нетанияху замедлил процесс разрядки, дальнейшие усилия по достижению мира с Нетанияху и его преемником Бараком потерпели неудачу». Голдберг не сообщает нам, что Барак был членом левоцентристской партии, причем, самый мягкий из наиболее уступчивых политических деятелей, выказавший желание пойти на чрезмерный, неоправданный компромисс ради мира с арабами, которые ответили на его инициативу кровавой интифадой. Неудивительно, что после этого израильтяне невиданным в истории страны большинством голосов избрали Шарона, чтобы избавиться от Барака.

Игнорируя действительность, Голдберг объясняет, кто, с его точки зрения, был действительно ответственен за насилие, которое длится уже 3 года и продолжается по сей день: «В сентябре 2000 года Ариэль Шарон привел 1000 солдат к самому священному для мусульман месту в Иерусалиме…, и там 12-летний мальчик был застрелен на руках его отца, из-за чего и вспыхнула новая интифада».

Однако Голдберг забыл упомянуть, что Храмовая Гора такое же святое место для евреев, как и для мусульман. Он также не упоминает, что Шарон не приближался к мечети Аль-Акса, которая по решению правительства Израиля находится под контролем мусульман. Шарон пришел на территорию Храма, чтобы говорить о мире и мирном сосуществовании арабов и евреев. Он пришел с охраной. Он знал, что в отличие от евреев или мусульман, которые могут свободно посещать Ватикан, и Арафата, который может беспрепятственно приходить в христианские церкви или синагоги, еврею небезопасно появляться на территории Храма без вооруженной охраны.

И он оказался прав. Мусульманские муллы возмущенно призвали арабов к насилию, и озверевшая толпа фанатиков-палестинцев набросилась на евреев, в результате чего 30 израильских полицейских и несколько арабов были ранены. Мальчик, о котором пишет Голдберг, погиб на руках своего отца спустя несколько дней, во время перестрелки между израильскими полицейскими и палестинскими террористами; существуют доказательства, подкрепленные фотоснимками, что мальчик был убит палестинской пулей. Кроме того, профессиональный журналист Николас Голдберг имеет доступ к материалам, доказывающим, что интифада ни в коей мере не явилась реакцией на посещение Шароном территории Храма, и что начало интифады было запланировано за 7 дней до этого посещения!

Материалы, публикуемые в разделе «Мнения» газеты «Лос-Анджелес Таймс» часто звучат так, будто их писали в штабе Арафата. Этим мы обязаны господину Голдбергу, в чьи должностные обязанности входит отбор из сотни ежедневно поступающих материалов всего нескольких для публикации на 3 или 4 газетных столбцах. Он упрочил постыдную традицию предвзятого отношения редакторов-евреев к еврейским проблемам и Израилю по сравнению с их коллегами-неевреями.

Поделюсь с вами еще одним моим выводом. Я посылал мои статьи на рассмотрение в раздел «Мнения» газеты «Лос-Анджелес Таймс» в течение длительного времени, наивно надеясь, что хоть что-нибудь будет напечатано. Теперь я знаю, что это бессмысленно, и я не буду больше тратить впустую мое драгоценное время, пытаясь изменить пристрастное мнение Николаса Голдберга.

Главная страница | Архив | Содержание номера

Номер 10(321) 14 мая 2003 г.

[an error occurred while processing this directive]