Главная страница

Главная страница | Архив | Содержание номера

Номер 9(320) 30 апреля 2003 г.

Валерий КАДЖАЯ (Москва)

«ЕВРЕЙСКИЙ СИНДРОМ» СОВЕТСКОЙ ПРОПАГАНДЫ
и до какой степени оказался ему верен Солженицын*

ГЕРОИ

В годы Великой Отечественной войны звания Героя Советского Союза удостоились 150 воинов-евреев, еще 14 стали полными кавалерами ордена Славы, что приравнивалось к званию Героя. В пересчете на сто тысяч еврейского населения получается 6,83 Героя. Впереди только русские — 7,66 Героев на сто тысяч, затем, уже после евреев, идут украинцы — 5,88 и белорусы — 4,19.

«Евреи — неполноценные солдаты… Да, евреи — плохие солдаты».

И. Сталин в беседе с главой польского эмигрантского правительства В. Сикорским в присутствии генерала В. Андерса, польского посла С. Кута и В. Молотова в декабре 1941 г. в Кремле.

Две эти книги вышли по случайному совпадению почти одновременно: «Двести лет вместе» Александра Солженицына (II том) и «Энциклопедия еврейского героизма». Автор первой — Нобелевский лауреат, писатель, задумавший стать историком. Автор второй — профессиональный историк, доктор наук, профессор и бывший фронтовик Федор Давыдович Свердлов. Первый — фигура всемирно известная, представлять его читателям нет смысла. Что касается Свердлова, то он родился в 1921 году в Харькове в семье рабочего. Окончив с отличием среднюю школу, поступил в артиллерийское училище. С первых и до последних дней Великой Отечественной — на фронте. Трижды был ранен, награжден шестью боевыми орденами. В 1949 году с Золотой медалью окончил Военную академию им. М.В. Фрунзе и затем в течение 30 лет преподавал в ней.

И еще он — еврей. И как еврею ему всегда было горько и обидно слышать расхожие и досужие разговоры о том, что евреи всячески уклонялись от службы в армии, а, попадая на фронт, старались пристроиться в теплые и безопасные местечки во втором и третьем эшелонах. Поэтому много лет Федор Давыдович посвятил тому, чтобы опровергнуть этот недобрый поклеп на свой родной народ. Итогом и стала эта в буквальном смысле Энциклопедия. К сожалению, сам автор уже не увидел этой книги — он умер минувшим маем, за полгода до ее выхода в свет.

Статья эта написана по материалам «Энциклопедии», и я посвящаю ее светлой памяти Федора Давыдовича Свердлова, русского еврея и патриота России.

ЧЕРНАЯ ПРЕЛЮДИЯ

Я.В.Смушкевич

Вообще-то всего на сегодняшний день числится 157 евреев — Героев Советского Союза, но некоторые из них получили это звание еще до начала Великой Отечественной, например, Яков Владимирович Смушкевич. Первую Золотую Звезду он заслужил за подвиги в небе Испании, вторую — за участие в разгроме японцев на Халхин-Голе. Вскоре после этого его назначили начальником ВВС Красной армии. Но 8 июня 1941-го, после тяжелой операции, его прямо из госпиталя на носилках отвезли в тюрьму НКВД, а 28 октября — расстреляли без всякого суда в Куйбышеве в числе двенадцати других видных военачальников, среди которых были два бывших начальника ВВС — генерал-полковник А. Локтионов, Герой Советского Союза генерал-лейтенант П. Рычагов и начальник штаба ВВС генерал-лейтенант Ф. Арженухин. Смушкевич все еще не мог ходить и его пристрелили прямо на носилках. В 1954 году Яков Смушкевич был полностью реабилитирован. Как и другой участник халхин-гольской операции командарм Григорий Михайлович Штерн, легендарный полководец Гражданской войны.

Г.М.Штерн

За разгром японской группировки, план которого им был разработан совместно с Г. Жуковым, командарм был удостоен Золотой Звезды. Ему присвоили также звание генерал-полковника и назначили командующим Дальневосточным фронтом. Но в тот же черный для Красной армии день 28 октября 1941 года расстреляли, как и Смушкевича.

Расстреляли их, конечно же, не потому, что они были евреями. Это было завершение того совершенно безумного избиения высшего военного звена Красной армии, которое Сталин начал еще в 1937 году и которое стало одной из главных причин наших страшных поражений в начале войны. Евреи-военачальники были выкошены в той же пропорции, что и весь комсостав независимо от национальной принадлежности. Все разговоры о том, что евреи избегли Большого террора и даже сами в нем участвовали, — из области все тех же досужих обывательских разговоров. Был расстрелян единственный еврей из 36-ти командармов I ранга Иона Якир; 5 армейских комиссаров 2 ранга, 13 командиров корпусов, флагман I ранга Эдуард Панцержанский, 20 командиров дивизий, 38 командиров бригад, 30 полковников и т.д.

Всего же в годы массовых репрессий конца 30-х, то есть в самый канун войны, было уничтожено 80 процентов высшего командного и начальствующего состава — всего 830 человек. Красная армия была обезглавлена. Это преступление было совершено под личным руководством И. Сталина, а непосредственными исполнителями и организаторами были его верные «нукеры»: Ежов, Берия, Молотов, Маленков, Хрущев и остальные члены и кандидаты в члены Политбюро ЦК КПСС, среди которых еврей был всего один — Лазарь Каганович.

ОТ БРЕСТА — ДО МОСКВЫ И СТАЛИНГРАДА

В.К.Коновалов

Рассказ о Героях-евреях я начну не с первых дней войны, как обещано заголовком, а с последних, и не с еврея, а с молдаванина А. Маринеско: его подводная лодка С-13 потопила в Балтийском море фашистский транспорт «Вильгельм Гуслов», на котором находились 5,5 тысяч солдат и офицеров. По этому случаю в Германии был объявлен национальный траур. Но прошло всего два с половиной месяца, и 17 апреля в Данцигской бухте подлодка Л-3, которой командовал капитан 3-го ранга Владимир (Вульф Калманович) Коновалов, потопила транспорт «Гойя», на котором эвакуировались фашистские части, блокированные нашими войсками на полуострове Хела близ Гдыни. На дно залива ушло 7 тысяч гитлеровских солдат и офицеров. Это был своеобразный рекорд всей Второй мировой войны.

Но и сама лодка чудом избежала гибели — исключительно благодаря смелости и мастерству командира. Когда Коновалов обнаружил транспорт, тот на полной скорости уходил на запад. Командир принял решение преследовать его в надводном положении — это был смертельный риск. Затем — срочное погружение, обход сторожевого эскорта, выход на позицию и — точный, победный залп. Сторожевые корабли стали преследовать лодку, и опять, благодаря мастерству и опыту Коновалова, удалось оторваться от погони. Несмотря на то, что война фактически завершилась, лодка Коновалова сумела вскоре потопить у побережья Польши еще один транспорт противника — «Роберт Мюллер». Это был пятнадцатый корабль, пущенный на дно отважным капитаном. После войны Герой-командир продолжал службу на флоте, стал контр-адмиралом. Эстафету продолжили два его сына — Марк и Евгений, оба стали командирами подводных лодок, подводником служит и его внук.

Израиль Фисанович

Меньше повезло другому подводнику, командиру «малютки» Израилю Фисановичу. В августе 1941-го он первым среди советских подводников проник в военно-морскую базу в Петсамо и прямо в фиорде потопил крупный транспортный корабль. Отлежавшись сутки, он потопил еще один транспорт, после чего пришлось возвращаться домой: «малютка» несла на себе лишь две торпеды. Всего за 1941 год, когда немцы господствовали и на воде, и в воздухе, «малютка» Фисановича потопила 8 вражеских кораблей! В январе 42-го, после очередного удачного торпедирования транспорта, ее стали преследовать сторожевые корабли и самолеты: десять часов продолжалась погоня, на «малютку» сбросили 326 глубинных бомб, но Фисанович сумел привести ее целой и невредимой на базу. 3 апреля 1942 года вышел Указ о присвоении капитан-лейтенанту Израилю Фисановичу звания Героя, его «малютка» была награждена орденом Красного Знамени и стала гвардейской.

К концу 43-го на счету Фисановича было уже 13 потопленных кораблей, а сам он командовал дивизионом подводных лодок. Его направили в Англию, где он принял новую подводную лодку. Но лучше бы он плавал на родной «малютке». На обратном пути в северной Атлантике фашистским самолетам удалось потопить «англичанку». Израиль Фисанович навечно был зачислен в списки моряков Северного флота, а также коллектива харьковского завода «Серп и Молот», где он работал слесарем, пока не поступил в Высшее военно-морское училище.

М.Н.Плоткин

В начале войны звание Героев присваивали очень скупо, хотя именно благодаря героизму отступающих красноармейцев и удалось спасти страну от неминуемой катастрофы. Чтобы получить Героя, надо было совершить нечто сверхординарное. Как Михаил Плоткин, бывший участник финской войны, совершивший 36 боевых вылетов, успешно бомбивший порты и корабли, за что и был награжден орденом Ленина.

С немцами Плоткин впервые скрестил оружие 30 июня 41-го. Он участвовал в мощном налете на танковые колоны противника в районе Даугавпилса, когда наши летчики уничтожили несколько десятков танков и почти 200 автомашин. За этот бой Михаил был награжден орденом Красного Знамени, и его включили в число двадцати экипажей, которые стали готовить для вылетов на Берлин. В ночь на 8 августа дальний бомбардировщик Плоткина участвовал в первом авиационном ударе по столице Тысячелетнего рейха, в следующую ночь — во втором. В последующую неделю экипаж Плоткина еще дважды участвовал в бомбардировке Берлина.

Каждый полет на Берлин был связан со смертельным риском, летчиков эскадрильи, которая стремительно таяла с каждым днем, называли «смертниками».

13 августа Михаилу Плоткину и еще нескольким уцелевшим командирам было присвоено звание Героев. А еще через восемь месяцев, 7 марта 1942-го, отважный Герой погиб при налете на Кенигсбергский порт.

Одним из первых Героев Великой Отечественной войны стал Борис Хигрин. В бой он вступил 22 июня на реке Друть. Его дивизион стал на пути танковой колонны. Более тридцати бомбардировщиков обрушились на артиллеристов, а вражеские танки все шли и шли. От дивизиона осталось всего пять орудий. Капитан Хигрин сам стал на место наводчика. Танк со свастикой был уже в десяти метрах. Хигрин поразил его в упор, но сам упал, сраженный насмерть. В том бою он лично подбил шесть танков. Указ о присвоении ему звания Героя посмертно вышел 31 августа. Сам «всесоюзный староста» М.И. Калинин прислал письмо вдове капитана в уральский городок, куда она эвакуировалась с детьми. И были в нем такие строки: «Подвиг его никогда не забудется нашим народом».

Уничтожить большее количество танков в одном бою — семь — удалось всего двум бойцам за всю войну — рядовому Дыскину под Москвой и сержанту Орлову под Сталинградом. Дыскину, если так можно сказать, повезло: за его поединком наблюдал сам Жуков. Это произошло 17 ноября у Рузы.

18-летний Ефим прибыл на батарею за две недели до этого. Его назначили заряжающим, всего дважды удалось ему выстрелить из орудия, хотя все время тренировался в наводке. Как это пригодилось ему теперь! Утро началось с мощной бомбежки немецких самолетов. Потом — такая же мощная артподготовка. После этого пошли танки. В батарее осталось одно их орудие: накануне командир — уже немолодой опытный сержант Николай Плохих заставил хорошо окопать его, да и окоп соорудили поглубже. Два танка удалось подбить расчету, но затем одного за другим сразило Плохих, наводчика Гуськова и подносчика снарядов Гнедового. Дыскин остался один. А на орудие, ведя непрерывный огонь с ходу, надвигалось еще не менее двадцати танков. Ефиму удалось подбить — уже одному — два танка: сам заряжал, сам наводил, сам же и стрелял. И тут удар в плечо — первое ранение. Но — продолжал заряжать и стрелять. Еще два танка загорелись. Тут его ранило в спину. Но силы еще оставались — молодой, к тому же спортсмен-лыжник. Ефим, что называется, вошел в азарт боя: подбил еще два танка и почувствовал, что снова ранен в спину. На мгновение потерял сознание. Открыл глаза — надвигается прямо на него зеленая громадина, навела свою пушку прямо на орудие. Но орудие было уже заряжено, и Ефим успел выстрелить первым. Танк заполыхал, но тоже успел выстрелить — снаряд разорвался почти у ног Дыскина.

Когда уже в 1961 году Жукова спросили, чей подвиг за всю войну ему особенно запомнился, маршал ответил: «Всем известны имена панфиловцев, Зои Космодемьянской и других бесстрашных воинов, ставших легендарными, гордостью нашего народа. В один ряд с ними я бы поставил подвиг рядового наводчика орудия 694 артиллерийского противотанкового полка Ефима Дыскина».

И он рассказал все перипетии боя, который видел своими глазами с наблюдательного пункта. Там же он дал указание узнать фамилию наводчика и представить к званию Героя.

Полумертвого, Ефима подобрали санитары и только в середине апреля 42-го начальник свердловского госпиталя, где он лежал, пришел к нему в палату с газетой и поздравил с присвоением звания Героя. Указ был датирован 12 апреля, но против фамилии Дыскина стояло слово «посмертно». Пришлось потом вносить в Указ исправление, и Калинин прислал письмо, где выражал радость по поводу того, что Ефим остался жив, и извинялся за ошибку, как он оправдывался, «в полку».

И еще один еврей-Герой вернулся с того света — сын полтавского раввина, командир батареи 45-миллиметровых пушек гвардии старший лейтенант Григорий (Цви-Гирш) Мац. Он тоже отличился при отражении танковой атаки — 1 декабря 1943-го недалеко от Черкасс. Его батарея подбила 14 танков. Звание Героя было присвоено ему посмертно 17 мая 1944 года. Но он даже не подозревал об этом, ибо находился в немецком концлагере. Тяжело раненного, в бессознательном состоянии подобрали его немецкие санитары, но и лагерь ему — еврею и офицеру — удалось пережить. Он выдал себя за татарина Алиева.

Освободили его в лагере смерти Майданеке. После войны он окончил юридический и работал адвокатом в Харькове, где и умер в 1977-м.

Судьба каждого из 150 Героев — это тема для отдельного очерка, рассказа, повести, даже романа. Тот же Дыскин стал известным хирургом-ортопедом, генералом медицинской службы. А полный кавалер ордена Славы гвардии старшина Владимир Пеллер после войны вернулся в родной Биробиджан к довоенной профессии механизатора, но колхозники избрали его председателем, и 33 года, до самой смерти в 1978-м, возглавлял он колхоз, ставший передовым, за что удостоился звания Героя Социалистического Труда.

ОТ СТАЛИНГРАДА — ДО БЕРЛИНА

М.Г.Вайнруб

А разве не заслуживает романа история братьев Вайнрубов — Евсея и Матвея? Они были погодками, родились в семье рабочего и сами начинали рабочими, но вступили в Красную армию, стали оба танкистами. Вот какие строки посвятил в своих воспоминаниях Матвею Григорьевичу Маршал Советского Союза В.И. Чуйков: «В трудные дни обороны Сталинграда противник прорвался к центральной переправе 62-й армии, захватил высокий дом на берегу. Прекратился подвоз боеприпасов, пополнения, продовольствия. Я вызвал заместителя начальника бронетанковых войск армии подполковника М.Г. Вайнруба, приказал ему с тремя танками и 30 бойцами атаковать этот каменный дом. Это была трудная задача, но надо было обеспечить переправу в Сталинград дивизии А.И. Родимцева. Через три часа Вайнруб доложил: «Приказ выполнен. Переправа работает». Как стало известно в дальнейшем, Матвей Григорьевич в головном танке повел за собой небольшой отряд, смело атаковал укрепившихся фашистов, буквально ошеломил натиском и беспрерывным огнем из пушек и заставил отойти».

Е.Г.Вайнруб

Далее боевой путь младшего брата лежал через Днепр и Польшу, он участвовал в разгроме познаньской группировки немецких войск, стал генерал-майором, а после войны дослужился до генерал-лейтенанта, заместителя В.И. Чуйкова — тогда командующего войсками Киевского военного округа — по бронетанковым войскам. С памятной Сталинградской битвы они служили вместе — сам этот факт говорит о многом.

А военные маршруты Вайнруба-старшего пролегли через битвы под Москвой и на Курской дуге, через родную Белоруссию и Польшу, где он уже командовал танковой бригадой, наконец, через Одер: там, на соседнем участке вышла на Берлин и танковая группа его брата. И уже вместе, хоть и в разных соединениях, добивали они, как тогда говорили, фашистского зверя в его же логове. За смелость и мужество, за умелое управление танковыми войсками, за личный героизм в боях братья Вайнрубы одним Указом Президиума Верховного Совета СССР от 6 апреля 1945 года были удостоены звания Героев — случай уникальный во всей истории Великой Отечественной.

А.М.Темник

К Берлину были устремлены все помыслы наших солдат, офицеров, генералов. Каждый мечтал первым ворваться в пресловутое «логово». 20 апреля командующий танковой армией М.Е. Катуков получил телеграмму командующего войсками фронта Г.К. Жукова: «На вас возлагается историческая задача первыми ворваться в Берлин. Выделите лучшую часть (выделено мной. — В.К.). Сообщите для доклада Сталину». Катуков выделил 1-ю гвардейскую танковую бригаду, которой он командовал сам в битве под Москвой. Еще летом 1944 года он вызвал к себе полковника Абрама Матвеевича Темника, который отличился при освобождении Львова и форсировании реки Сан на границе с Польшей, и объявил, что за храбрость и умелые боевые действия назначает его командиром 1-й гвардейской танковой бригады. Темник не посрамил доверия. Бригада первой вышла к Висле и обеспечила ее форсирование, затем отличилась в боях на Сандомирском плацдарме, а в январском наступлении первой прорвалась к Познани. И вот — Берлин! Проутюжив страшные Зееловские высоты, сбивая вражеские заслоны, бригада первой ворвалась в пригороды фашистской столицы, а затем, сметая сопротивление, вышла к имперской канцелярии.

28 апреля, находясь в своей командирской машине, которую так хорошо знала вся бригада, Абрам Матвеевич лично повел группу танков к рейхстагу. Увы, в нескольких сотнях метров от цели танк наскочил на мину. Темник был тяжело ранен в живот и скончался в госпитале на следующий день, когда над рейхстагом взвилось Красное знамя. Звание Героя полковнику Темнику было присвоено посмертно.

И еще о двух Героях хочется мне рассказать. Вряд ли потянут на роман их жизни, настолько коротки они оказались. Миша Очерет в 17 лет добровольно вступил в армию. В октябре 44-го попал на фронт, а 8 февраля 45-го принял последний бой. Колонна немецких танков прорвала нашу оборону. Головной танк несся на окоп, в котором засел Очерет. Когда танк подошел почти вплотную, Миша с противотанковой гранатой бросился на него. Танк запылал, но и для Миши свет померк навсегда.

Точно так же, ценой собственной жизни остановил танковую атаку его ровесник, тоже доброволец, командир самоходки Владимир Прыгов. 17 сентября 1944 года в бою под городом Тукумсом «Прыгов поджег головной танк. Был ранен, но продолжал вести огонь, подбил два бронетранспортера и три автомашины с пехотой. Был еще ранен, на этот раз смертельно. Своими бесстрашными действиями способствовал отражению вражеской контратаки» — так сказано в представлении к званию Героя, которое ему было присвоено тоже посмертно. В тот день, когда однополчане хоронили Володю в латвийском городе Тукумсе, сравнительно недалеко, в Белоруссии, сражался его отец, бывший рабочий, подполковник Борис Львович Прыгов. Он погиб, так и не узнав о подвиге сына.

Всего звание Героя посмертно было присвоено 45 воинам-евреям, то есть почти трети удостоенных этого звания, еще восемь погибли, уже став Героями в ходе дальнейших боев.

Свердлов приводит впечатляющую статистику. Герои-евреи распределились так: рядового и сержантского состава — 39, младших офицеров — 71, старших офицеров — 33, генералов — 6 и один гражданский — секретарь Минского подпольного горкома КПСС, руководитель диверсионной группы И. Казинец. 27 марта 1942 года он был схвачен гестаповцами. Отстреливаясь, убил двух фашистов и трех ранил. Его долго пытали, выкололи глаз, но он никого и ничего не выдал. 7 мая Исай Казинец был повешен в городском сквере. Уже с петлей на шее крикнул: «Смерть фашистам! Да здравствует Красная армия!» Звание Героя было ему присвоено… 8 мая 1965 года.

По родам войск расклад Героев следующий: пехотинцев — 36, артиллеристов и минометчиков — 38, летчиков — 28, танкистов — 21, политработников — 12, саперов — 7, моряков — 6, связистов — 1, подпольщиков — 1.

И еще на одну деталь обратил я внимание, изучая биографии Героев. Из 150-ти — ровно две трети (106 человек) вышли из рабочих семей, 12 — из крестьян, остальные, как говорится, разночинцы. И всего один-единственный продавец — Арон Шиндер, хотя родился тоже в семье рабочего. Призван был в армию в 42-м, начал рядовым сапером на Сталинградском фронте. 14 января 1945 года под огнем противника захватил мост через реку Пилица, что в Польше, перебил из автомата охрану, а затем с подоспевшими товарищами разминировал его и прикрыл огнем проход по мосту своего батальона. Следом уже без всяких помех прошла и вся дивизия.

Есть среди Героев по одному детдомовцу, сельскому учителю и даже художник, член СХ СССР. Картины Михаила Гуревича экспонировались на многих советских выставках и за рубежом. Когда началась война, записался добровольцем в армию, хотя имел «броню», окончил курсы младших лейтенантов. 20 сентября 1943 года немцы силой до пехотного полка перешли в контратаку у города Демидова. Осталось одно орудие. Гуревич сам заряжал пушку и сам же стрелял. Шесть ранений получил он, но продолжал вести бой. Кончились снаряды. Из последних сил Гуревич бросил в наседавших гитлеровцев две гранаты, и в следующую минуту автоматная очередь скосила его.

Так воевали евреи… И, может быть, Солженицын, столь дотошно копающийся во всех еврейских энциклопедиях, заинтересуется также и этой «Энциклопедией еврейского героизма». Тогда, возможно, он другими глазами глянет на главу «В войну с Германией», что во II томе его «Двухсот лет вместе». Подчеркиваю: возможно…

«Еврейские новости»


* Окончание. Начало см. «Вестник» №7(318), 2003 г.

Главная страница | Архив | Содержание номера

Номер 9(320) 30 апреля 2003 г.

[an error occurred while processing this directive]