Главная страница

Главная страница | Архив | Содержание номера

Номер 8(319) 16 апреля 2003 г.

Сай ФРУМКИН (Лос-Анджелес)

ВОЙНА И МИР

Сай Фрумкин

По дороге на ланч я дал себе обещание, что не буду затрагивать тему войны с Ираком. Ланч у нас был с нашим хорошим другом, талантливым актером и, как это свойственно большинству людей его профессии, гордым либералом. Обычно мы не касаемся политики, ибо давно поняли, что взгляды друг друга нам не изменить, поэтому мы предпочитаем обсуждать что-нибудь отвлеченное: кинофильмы, книги, картины (он, к тому же, великолепный художник) и, время от времени, наши воспоминания о Холокосте. Ему повезло остаться в живых благодаря своему таланту: в Освенциме он развлекал немцев пением и танцами.

Я поперхнулся супом, когда, после заявления моего друга: «Знаете, я не верю ни в насилие, ни в войну», моя жена пнула меня под столом, стараясь удержать от дискуссии. Я судорожно сглотнул, прокашлялся, вытер рот салфеткой и задал самый безобидный вопрос, который мог придумать: «Что ты имеешь в виду, говоря «не верю»? Ты имеешь в виду, что ни того, ни другого не существует или не должно существовать»?

Мой друг посмотрел на меня с сочувствием и жалостью, как обычно смотрят на умственно больных, и сказал: «Ну, я просто не верю в это. Должно существовать нечто лучшее, нежели стрельба, бомбежки и уничтожение ни в чем не виновных людей».

Я не спросил его, считал ли он неправильным насилие против нацистов и войну с Гитлером. Я все равно не смог бы: моя жена так давила мне на ногу, что я потерял дар речи от боли.

Позже, когда мне пришлось сидеть в автомобильной пробке за машиной, у которой на бампере была наклейка: «Война — это не ответ!», я понял, что одна из проблем с диалогом на тему «война: за и против» — размер наклеек на бамперах. Наша память способна воспринимать только упрощенный многократно повторенный лозунг — до тех пор, пока он не станет неотъемлемой частью эдакого квазирелигиозного убеждения.

Я вполне мог бы принять: «Война — это не всегда ответ!» или «Иногда война — это ответ!», или даже «Война — это не единственный ответ!», но нет места для таких длинных лозунгов ни на бамперах, ни в головах миролюбивых «борцов за мир», где рациональные мысли, основанные на знании и фактах, предпочитают не задерживаться.

Разве война не была единственным путем отмены рабства на американском Юге? Разве война за независимость не помогла созданию Соединенных Штатов? Разве войны, которые остановили монголов, а позже мусульман от оккупации Европы столетия тому назад не способствовали рождению Западной цивилизации? Разве китайцы были не правы, борясь с японской оккупацией? Разве борцы европейского Сопротивления действовали неправильно, убивая фашистов? Разве Англия должна была сдаться на милость Гитлеру, подобно Чехословакии, Австрии и Франции? А почему Советский Союз, колонизировав всю Восточную Европу и часть Азии, должен был остановиться и поумерить свои аппетиты? Разве это произошло не из-за военной угрозы США и их ядерного превосходства? А если уж говорить совсем о простых вещах, разве наличие вооруженной полиции не заставляет по большей части соблюдать законы тех, кто с удовольствием бы их нарушил?

«За мир во всем мире» — это еще один лозунг дипломированных специалистов из школы нравственно убогих пацифистов. Ведь наряду с хорошим, правильным миром существует мир, который совсем уж не настолько хорош. Как мирно на кладбищах, у братских могил, на городских улицах, контролируемых агрессивной вооружённой до зубов полицией при тоталитарном режиме! Должны ли мы быть за такой мир? За мир любой ценой, даже под популярным в 60-х годах лозунгом: «лучше «красный», чем мертвый» («better red than dead»)!?

А как насчет внезапной привязанности «борцов за мир» к Организации Объединенных Наций, международному блоку, который призван нам всем показать, как по-настоящему сражаться с насилием и предотвращать войны, используя только разговоры и уговоры? Чего эта организация достигла?

Вы помните Биафру? Мало кто помнит об этой маленькой стране. Она сражалась за независимость 3 года, была поражена и перестала существовать. В результате погибли от одного до трёх миллионов человек, а еще 3 миллиона превратились в беженцев. Чем помогла ООН Биафре? Ничем!

Приведу всего лишь несколько примеров стран, где миллионы погибли, а ООН и иже с ней даже глазом не моргнули. Бурунди в 1970-74 г.г., снова Бурунди в 1984-89 г.г., снова Бурунди в 1990-94 г.г.; Аргентина против Великобритании в 1982 г.; Египет против Йемена и Ирак против Ирана (обе с применением ядовитых газов); Эфиопия против Сомали и позже против Эритрии; Индия против Бангладеш, а также Пакистана; Армения против Азербайджана; резня в Руанде, Конго, Уганде, Анголе, Алжире, Мозамбике, Шри-Ланке, Кампучии, Кипре; в Косово, Сербии, Албании и Боснии; в Чечне и в Афганистане, где более миллиона были убиты Советами; Чехословакия, Венгрия, прибалтийские республики и так далее и тому подобное. Я мог бы заполнить многие страницы со странами и датами, когда ООН бездействовала, хотя любое небольшое насилие или даже угроза насилия могли сохранить миллионы жизней.

В 1950 году Китай занял и поработил Тибет. Три года спустя Китай сражался с войсками Организации Объединенных Наций (в основном, американскими) в Корее. За все это Китай был вознагражден ООН предоставлением ему постоянного места и права «вето» в Совете Безопасности. Разве ООН действовала или хотя бы вела переговоры от имени Тибета? Или ООН подразумевала пригласить Далай Ламу, но потом решила вместо него пригласить Ясира Арафата?

Так что, если «война — это не ответ», то в чем заключается вопрос?

ЖАЛЬ, ЧТО МЫ ПРОПУСТИЛИ ТАКИЕ ПРЕКРАСНЫЕ ПОХОРОНЫ!

Ефраим Кишон

Если лучше один раз увидеть, чем тысячу раз услышать, то юмористический рисунок или карикатура равны, по крайней мере, десяти лекциям по истории. Один из самых лучших тому примеров — работа израильского сатирика Ефраима Кишона, чьи карикатуры и короткие эссе освещают то, с чем сталкивался и продолжает сталкиваться Израиль в своих взаимоотношениях с так называемым цивилизованным миром.

Возьмем, к примеру, Организацию Объединенных Наций. Историк завалил бы нас бюллетенями с голосами против Израиля, поданными подавляющим большинством стран, резолюциями Генеральной Ассамблеи ООН с однозначным приговором: «Сионизм — это расизм», документами об неприятии Израиля в качестве временного члена Совета Безопасности и включении Палестины во все комиссии ООН. Он проанализировал бы все несправедливости по отношению к Израилю, речь Ясира Арафата перед Генеральной Ассамблеей с пистолетом на ремне или отказ Международного Красного Креста признать израильскую организацию Красный Моген Давид и его эмблему, хотя мусульманский Красный Полумесяц много лет пользуется их долговременной аккредитацией и благоволением. Историк рассказал бы о двух событиях, произошедших одновременно в октябре 1956 года: советские танки вошли в Будапешт, жестоко расправившись с недолговечным венгерским восстанием против советских правителей, а израильские вооруженные силы совместно с Англией и Францией выступили против Египта, молниеносным ударом пересекли Синайскую пустыню и достигли берегов Суэцкого канала. Это произошло после того, как египетский диктатор Насер национализировал и забрал Суэцкий канал у Англии и Франции, которые построили его в 19-м веке и с тех пор контролировали его. Британские и французские отряды вошли в Египет после того, как Израиль победил египтян, но в том году помимо Насера победителей не было. Организация Объединенных Наций, США и Советский Союз обрушили свой гнев на противников Насера и вместе разработали карательные меры и санкции против Израиля.

Все это происходило в то время, как Советская армия уничтожала гражданское население в Будапеште, но в ООН ни слова не было сказано относительно событий в Венгрии. Всемирный гнев обрушился на Израиль вкупе с Великобританией и Францией, израильским кораблям запретили проходить через Суэцкий канал, а советская агрессия полностью игнорировалась.

Вы справедливо можете поинтересоваться, как это все связано с Ефраимом Кишоном и моим тезисом насчет того, что юмор помогает разъяснять историю? Ну, прежде всего, Кишон, разделяя мои взгляды, не особенно жалует Организацию Объединенных Наций, которая рекламируется сегодня как наиболее добродетельный и высокоморальный международный форум. К сожалению, ее печальная история забыта всеми теми, кто считает, что на все международные действия нужно получать одобрение членов ООН, что правительства стран, подобно Сирии, Китаю, Анголе и Мексике имеют право учить нас, как можно и как нельзя вести себя в международных отношениях.

В 1967 году, после того, как Израиль чудом выиграл шестидневную войну, Кишон написал статью о том, чтобы сделала бы ООН, если бы Израиль эту войну проиграл. Вспомните: победа досталась Израилю чудом: Египет был оснащен самым современным советским вооружением — реактивными самолетами и артиллерией, египетская армия по численности намного превосходила израильскую, союзники Египта Сирия и Иордания напали на Израиль со всех сторон после того, как Насер потребовал, чтобы подразделения ООН по поддержанию мира ушли из Египта, и тогдашний генеральный секретарь ООН У Тан смиренно повиновался.

Итак, Кишон в своей статье описывает реакцию ООН на гипотетическое поражение Израиля. Прежде всего, ООН разделяет печаль и горе в связи с тем, что многие израильтяне погибли и выражает сочувствие оставшимся в живых. Ряд стран предлагает вывезти на кораблях израильских беженцев, скопившихся на пляжах Тель-Авива и Хайфы после того, как их дома были отданы арабскому населению. Красный Крест раздает продовольственные пакеты бездомным израильским детям. Благотворительные организации делают все возможное, чтобы обеспечить врачебную и прочую медицинскую помощь, а также организовать похороны по еврейскому обряду для израильтян, интернированных в лагеря в пустыне Негев.

В Нью-Йорке Генеральная Ассамблея ООН принимает единогласное решение оставить кресло, принадлежавшее Израилю, навсегда пустым в знак памяти о трагической гибели еврейского государства. По телевидению и радио беспрерывно транслируют хвалебные речи и сетования о трагической судьбе недолговечной страны.

15 июня — день, когда египетские танки заняли Тель-Авив, и Израиль перестал существовать, объявлен Организацией Объединенных Наций «Днем Израиля». В этот день флаги всех наций должны быть приспущены на мачте в штаб-квартире ООН. В заключение, Египет, Сирия и Иордания в качестве миссии доброй воли вносят совместное предложение — чтобы израильский флаг отныне и впредь развевался на своем обычном месте на площади перед ООН. Это предложение принимается единогласно с восторгом и воодушевлением, о которых постоянно напоминают все дикторы радио и телевидения, восхваляя великодушие арабских победителей.

«Какая жалость», — пишет Кишон, «что Израилю не удалось дожить до всех этих восхвалений и вечной славы, потому что Израиль выжил и победил».

Статья Кишона о гипотетическом поражении Израиля в шестидневной войне многократно перепечатывается, особенно тогда, когда Израилю в очередной раз приходиться бороться за свое существование. В наше время, когда так много хвалят ООН и осуждают Америку, эта статья звучит особенно актуально.

 

Главная страница | Архив | Содержание номера

Номер 8(319) 16 апреля 2003 г.

[an error occurred while processing this directive]