Главная страница

Главная страница | Архив | Содержание номера

Номер 7(318) 2 апреля 2003 г.

Элиа МИРЗОЕВ (Москва)

ПОРАЖЕНИЕ ПАРИЖА

Одна из карикатур французского президента в американских СМИ

Европейские политики обеспокоены ростом влияния США в мире, в то время как для американцев определяющим мотивом в отношении Ирака остается страшный опыт 11 сентября 2001 года. Американцы словом и делом доказали, что они не намеренны сидеть сложа руки и ждать теракта с применением оружия массового поражения.

Кстати, по поводу слова и дела. Как и предсказывал Колин Пауэлл, стоило только Вашингтону от риторики перейти к действиям, как международная поддержка удара по Ираку оказалась значительно шире, чем предполагалось. Госсекретарь США заявил, что США заручились поддержкой 45 стран. В Вашингтоне не стали даже ждать обещанного голосования в турецком парламенте. Теперь уже некоторые твердые противники военного решения иракской проблемы активно заняты «наведением мостов» с США.

Похоже, послевоенное обустройство Ирака, разработки его нефтяных полей, где «первую скрипку» будут, без всякого сомнения, играть американские и британские фирмы — «красная тряпка» для Москвы и Парижа. Во всяком случае, российский телеканал «Россия» высказывает раздраженное предположение, что Барбара Бодин, ведущий специалист госдепартамента США по Ближнему Востоку, получит высокий пост в послевоенной переходной администрации Ирака и приложит максимум усилий, чтобы оттеснить оттуда российские фирмы и компании.

А пока не только Москва, но и Париж наращивают дипломатические усилия, стремясь заручиться хоть какой-то надеждой на «послевоенные подряды». Владимир Путин проводит телефонный разговор с Джорджем Бушем и подчеркивает, что у Москвы и Вашингтона — дружеские отношения. Хотя официальные и официозные российские СМИ все еще пытаются убедить население, что Кремль — против военных действий и транслируют «жесткое» заявление Путина по поводу начала войны, даже представители Франции поторопились заявить, что готовы принять участие в боевых действиях, «если Ирак применит оружие массового поражения». Правда, все эти суетные запоздалые маневры к ожидаемым результатам не привели: Колин Пауэлл отказался встречаться с главой французского МИД.

Вообще, «французская» дипломатия потерпела сокрушительное поражение. «Бастиона демократии» из Парижа не получилось. Но самые большие неприятности — еще впереди. Не заметить небывалого роста антифранцузских настроений сегодня в Соединенных Штатах невозможно. Попытка Франции сорвать планы США по поводу решения проблемы Ирака военным путем вызвала бурю протестов и саркастических комментариев официальных лиц и простых американцев. Франция превратилась в «мальчика для битья» в американской прессе и просто на бытовом уровне. Правда, нужно признать, что двусторонние американо-французские отношения всегда носили характер «любви-ненависти». Но такого катастрофического ухудшения двусторонних отношений ещё не было. Невиданные по дипломатическим меркам заявления — по крайней мере, с тех времен, когда Никита Хрущев стучал каблуком по трибуне ООН — в адрес друг друга на недавних заседаниях Совета Безопасности ООН госсекретаря США Колина Пауэлла и министра иностранных дел Франции Доминика ди Виллепина только подчеркивали диаметрально противоположные подходы к решению иракской проблемы. Чем упрямее вела себя Франция, тем жестче становились заявления американских официальных лиц и политических комментаторов, особенно в изданиях и на телеканалах консервативного направления.

Разногласия по поводу Ирака превратились в войну двух культур. На политическом уровне дебаты сконцентрировались вокруг некоторых законодательных актов, затрагивающих интересы Франции. Один ветеран вьетнамской войны, а ныне — известный сенатор, предложил законопроект, запрещающий импорт некоторых французских товаров. Другой член палаты представителей Конгресса выдвинул инициативу запретить французским компаниям претендовать на американские государственные заказы в постсаддамовском Ираке. Третий член Конгресса предложил даже перевести в США останки американских солдат, погибших во время второй мировой войны и похороненных в Нормандии. Столовые в здании Конгресса США уже перешли от риторики к делу. Отныне всемирно известная жареная картошка French Fries во всех столовых Конгресса переименована в Freedoм Fries.

В СМИ, особенно в ведущих консервативных изданиях и телепередачах, стало хорошим тоном ругать французов и рассказывать о них унизительные анекдоты. Один комментатор назвал французов «обезьянами, любящими сыр и вечно сдающимися в плен». Ведущий программы телеканала CNN Карлсон Такер заявил, что «если бы не мы, то большинство французов сейчас говорили бы по-немецки», напоминая о роли США в освобождении Франции от фашистской Германии в конце второй мировой войны. Даже обычно взвешенный в своих оценках комментатор газеты New York Times Томас Фридман предложил лишить Францию места в Совете Безопасности ООН и заменить ее Индией, «которая ведет себя более ответственно, чем Париж». Дальше всех, пожалуй, пошли ведущие ночных комедийных шоу. Напоминая недавний отказ боксера Майка Тайсона от боя якобы в связи с гриппом, телеведущий компании NBC Джей Лено пошутил: «Я даже не знал, что Майк Тайсон француз — он так боится идти в бой».

В итоге, что было предсказуемо, антифранцузская истерия начала набирать обороты и на бытовом уровне. Население стало организовывать общественные группы по бойкоту французских товаров. Владелец магазина в штате Северная Каролина демонстративно выбросил французские сыры в урну и вылил несколько бутылок французского вина в канализацию… Женщина, участвовавшая со своей собакой в недавней демонстрации в поддержку американской армии, держала плакат: «В моем щенке нет ничего французского».

Нужно признать, что раздражение американцев Францией справедливо хотя бы отчасти. Политики и комментаторы отмечают, что Франция ведет себя крайне безответственно, выступая против США рефлекторно, вне зависимости от конкретной позиции администрации Буша — Париж не терпит влияния США в сегодняшнем мире в качестве единственной супердержавы и пытается ставить палки в колеса Вашингтону каждый раз, как только представляется такая возможность. Более того, Франция хочет ослабить трансатлантические связи Америки и тем самым занять доминирующее положение в Европейском союзе. При этом в Вашингтоне утверждают, что Франция, да и вся Европа, достигла высокого уровня жизни и экономической стабильности после второй мировой войны именно благодаря американской помощи и военной защите в годы «холодной войны».

Дипломатические разногласия стали причиной ухудшения франко-американских отношений во всех сферах и на всех уровнях. Теперь потребуются годы взаимных усилий, чтобы нормализовать их, даже при наличии доброй воли. Многое будет зависеть от того, настолько успешной окажется военная операция США в Ираке и насколько быстро стабилизируется ситуация внутри самого Ирака после окончания войны. Но одно уже ясно: скорее всего, Франции придется сказать adieu своим коммерческим, и прежде всего, нефтяным интересам в постсаддамовском Ираке. Ираку, оккупированному американскими войсками и управляемому проамериканским переходным правительством, вряд ли будет позволено иметь какие-то существенные коммерческие связи с Парижем.

Если говорить о глобальном долгосрочном прогнозе, то традиционные трансатлантические отношения, скорее всего, будут постепенно ослабевать, так как США начнёт всё больше и больше полагаться на своих новых союзников в Центральной и Восточной Европе. Более того, уже сегодня очевидно, что сама ООН и вся международная система безопасности, существовавшая со времен второй мировой войны, трещит по швам и вряд ли выдержит нынешний кризис.

Главная страница | Архив | Содержание номера

Номер 7(318) 2 апреля 2003 г.

[an error occurred while processing this directive]