Главная страница

Главная страница | Архив | Содержание номера

Номер 7(318) 2 апреля 2003 г.

Виктор КОРЧЕНОВ (Нью-Йорк)

БОЛЬШОЙ ФОНТАН — ЭТО ФОНТАН ИЛИ НЕ ФОНТАН?

В августе 1894 года, в дни празднования 100-летнего юбилея Одессы, в одной из самых популярных газет «Одесский листокъ» была опубликована легенда, будто бы Ришелье, опровергая распространившийся среди приближенных Екатерины II слух о том, что место для застройки будущего города выбрано неудачно — мало пресной воды, изрек по-французски: «Assez d’eau». В переводе эта фраза означает: «Воды достаточно». Если ее написать русскими буквами (Асседо), а затем прочесть справа налево, то получившаяся криптограмма расшифровывается как «Одесса».

Знатный французский эмигрант Арман Эммануэль-Софи Септимани дю Плесси герцог де Ришелье де Фронсак граф Шинон или, попросту, как всегда говорили в Одессе, «дюк» (что в переводе с французского означает «герцог») в январе 1803 года указом Александра I был назначен градоначальником Одессы. К тому времени со дня подписания Екатериной II рескрипта об основании города и военной гавани «купно с купеческою пристанью» на месте турецкой крепости Хаджибей не прошло и семи лет. Два года спустя последовало назначение Ришелье Херсонским военным губернатором «с оставлением в прежней должности градоначальника». За период 11-летнего управления краем в совершенно пустынной местности именно благодаря таланту Ришелье возник благоустроенный город. Дюк привлёк «полезных иностранцев», открыл первые учебные заведения, положил начало богатому одесскому купечеству. Все это способствовало небывалому росту благосостояния края. Незадолго перед отъездом из Одессы во Францию, где Ришелье стал первым министром и министром иностранных дел в правительстве Людовика XVIII, он докладывал государю: «Самый выдающийся из городов края — Одесса. В настоящий момент ее население доходит до 35000 чел.; в течение десяти лет оно увеличилось в 5 раз. Число домов в городе доходит теперь до 2600; постоянно воздвигаются новые постройки, соперничающие между собой в прочности и красоте…»

Сейчас трудно поверить в правдоподобность этого красивого предания о происхождении названия города, как, впрочем, и опровергнуть его. Но даже в случае достоверности уж никак нельзя согласиться с заключением герцога, ибо в Одессе с самого начала действительно не хватало пресной воды.

В первое время здесь рыли колодцы, преимущественно в тех районах, где грунтовые воды залегали на сравнительно небольшой глубине. Однако неудовлетворительное качество колодезной воды, ее недостаточное количество и связанная с этим дороговизна (в 1796 году ведро воды стоило 10-15 копеек, в то время как фунт мяса — 20 копеек) побуждали администрацию города и частных предпринимателей искать пути к более надежному способу снабжения жителей водой. Во дворах домов стали устанавливать цистерны для сбора с крыш атмосферных осадков. Но в засушливое время года, когда вода в колодцах иссякала, цистерны также оставались пустыми. Не могли удовлетворить потребности в воде даже прибывавшие в город суда и обозы. И тогда стали отыскивать источники, или, как тогда говорили, фонтаны. Но и фонтаны, устраиваемые в прибрежной части города, были не очень-то обильны. Как видно из помещенной в газете «Одесский вестникъ» за 1831 год таблицы, в которой приводилось количество воды из «главнейших источников» в окрестностях Одессы, источник Большой Фонтан давал 840 бочек воды в сутки (каждая бочка вмещала в себя 30 ведер воды), Рашковский — 602, а два ключа Среднего Фонтана — 659 бочек. Впоследствии районы, где были обнаружены эти источники, стали называться соответственно Большой, Средний и Малый Фонтаны. В 30-х годах прошлого века Одессу снабжала водой также артезианская скважина, пробуренная в Водяной балке на глубину около 100 метров. И лишь в феврале 1853 года от источника, расположенного в 12 верстах от города, впервые был проложен так называемый водопровод Ковалевского.

Но острую нехватку в воде жители Одессы ощущали вплоть до 1873 года, пока 9 сентября в специально построенном фонтане на Соборной площади не забили первые струи чистой днестровской воды. По прошествии восьмидесяти лет после основания Одессы в городские дома поступила, наконец, вода. По тем временам это был самый современный водопровод в Европе (он мог давать до двух миллионов ведер воды в сутки), а по протяженности — единственный в России.

Такова краткая история развития водоснабжения в дореволюционной Одессе. Не лучше обстояло дело и во многих других городах царской России.

Для разрешения всевозможных проблем как теоретического, так и практического характера, в начале 90-х годов стали устраивать периодические съезды специалистов водопроводного дела. Своим осуществлением эта идея была обязана одесскому городскому инженеру В. И. Зуеву, благодаря усилиям которого в Москве в 1893 году состоялся первый Русский водопроводный съезд. На третьем съезде в Петербурге было принято решение о проведении очередного четвертого русского водопроводного съезда в Одессе.

Начав свою работу 4 апреля 1899 года в «роскошно убранном национальными флагами и тропическими растениями» большом зале городской думы, съезд продолжал затем свои заседания в помещениях Одесского отделения Императорского русского технического общества.

Как память об этом событии сохранился нагрудный латунный знак, выдававшийся всем участникам съезда для его ношения во время заседаний. В центре знака — рельефный герб Одессы. По краю надпись: «Четвертый Русский водопроводный съезд».

Главная страница | Архив | Содержание номера

Номер 7(318) 2 апреля 2003 г.

[an error occurred while processing this directive]