Главная страница

Главная страница | Архив | Содержание номера

Номер 7(318) 2 апреля 2003 г.

Сай ФРУМКИН (Лос-Анджелес)

ЗАКЛЯТОЕ «ПОЧЕМУ»

Когда я читаю лекции о Холокосте, меня часто спрашивают: «Почему? Почему Гитлер и нацисты так сильно ненавидели евреев? В чем же евреи были так виноваты, что их всех приговорили к уничтожению»?

Вопрос вполне объяснимый. Рациональные люди хотят жить в рациональном мире. Мы хотим понять причины происходящего, найти ему объяснение. Конечно, есть такие исключения, как стихийные бедствия, эпидемии и т.п., но мы пытаемся разобраться в механизмах и этих явлений.

В прошлом, в поисках ответа на вопрос «почему?» я ссылался на рациональные причины. Я говорил о тяжелой экономической ситуации в Германии после I мировой войны, о том, что этой ситуацией воспользовался мелкий политический демагог, взваливший вину за все несчастья немцев на голову евреев — удобное объяснение, принесшее ему бешенную популярность и большинство голосов на выборах. Я рассказывал о многовековом антисемитизме, порожденном европейской христианской доктриной, согласно которой евреи распяли Христа. Я говорил о закоренелых предрассудках европейских народов, об их нетерпимости к национальным меньшинствам, которые отличаются от них религией, языком, традициями, праздниками, внешним видом. Я изо всех сил старался отыскать рациональные причины антисемитизма, найти ему объяснение не только для своей аудитории, но и для самого себя.

После событий 11 сентября на меня опять посыпались вопросы с этим заклятым «почему»? «Что же мы, американцы, такого сделали, что они нас так ненавидят? По какой такой причине погибло столько ни в чем не повинных людей»?

И тогда я понял, что нельзя рационально объяснить иррациональные явления.

Рациональные люди не в состоянии понять или объяснить иррациональную ненависть. Во время Холокоста еврей не мог избежать смерти, объяснив, что он — хороший человек, что он никогда никому не принес никакого вреда и что отправка его в газовую камеру — это просто ужасная ошибка. Точно так же не могли пассажиры на обреченных самолетах уговорить мусульманских убийц пощадить их. Схожесть Холокоста и злодеяния, совершенного 11 сентября, заключается в том, что не существовало никакой рациональной причины для каждого из них. События 11 сентября были настолько нелогичными и недопустимыми для многих американцев, что они начали изобретать рациональные объяснения случившегося, обвиняя американский империализм и колониализм, оккупацию Израилем палестинской земли, недостаток уважения к исламу и т.д. Но все приводимые ими причины игнорировали одну специфическую особенность свершенного злодеяния: террористы не выдвинули никаких требований! Они не требовали свободы для какой-либо страны, освобождения заключенных, вывода войск откуда бы то ни было, преобразования США в исламскую нацию, назначения муллы на должность нашего президента или извинения за какие-то предосудительные, по их мнению, поступки. Они хотели только одного: умертвить нас!

События 11 сентября вынудили нас увидеть то, что мы все еще не способны принять: и американцы, и весь западный мир уподобились евреям времен Холокоста. Бесполезно и просто невозможно вести рациональный диалог с кем-то, чья единственная цель — это ваша смерть. Разве могли евреи доказать нацистам из СС, что их действия в Бабьем Яру и Освенциме страдали отсутствием логики и рационализма?!

События 11 сентября отнюдь не уникальны. Совершались и другие злодеяния, такие же бессмысленные и необъяснимые: убийство австралийских туристов в ночном клубе в Бали, потопление французского танкера в Средиземном море, продолжающиеся убийства невинных на Филиппинах, в Индии, Пакистане, Алжире, резня медсестер и учителей в Ливане, Кувейте и Йемене, сжигание церквей и резня христиан в Нигерии и многое другое. Без каких-либо требований, предупреждения, переговоров — внезапное убийство безо всякой на то причины, которая имела бы смысл для рационального человека, отказывающегося понимать, что смерть жертвы — это и есть единственная цель и единственная причина.

Я опустил бессмысленные злодеяния против евреев и израильтян во всем мире, акции террористов-самоубийц, погромы в Европе и Южной Америке. Все эти злодеяния уже не новы, мир к ним давно привык. И хотя люди доброй воли их по-прежнему осуждают, редко кто спрашивает: «Почему»? Иррациональная ненависть к евреям существовала всегда, это не удивляет и не потрясает. Но не было предела потрясению и удивлению всего мира, и особенно американцев, когда они оказались перед фактом существования таких врагов, которых вовсе не заботит, что делают или думают их жертвы. Точно так же, как евреи умирали во время Холокоста только из-за того, что они родились евреями, американцы были приговорены к смерти за то, что родились американцами. Внезапно все немусульмане — христиане, атеисты и т.д. — столкнулись с иррациональной и необъяснимой ненавистью, с которой евреи сталкивались на протяжении тысячелетий.

Когда кто-то принимает решение о том, что некую общность индивидов можно перестать считать за людей, это всегда заканчивается трагедией. Уничтожение еврея в нацистской Германии не считалось убийством: убийство подразумевает человека, а в соответствии c официальным декретом евреев за людей не считали. Сегодня в сотнях мечетей и тысячах медресе (высших духовных школах мусульман) представители Аллаха официально учат мусульман тому, что американцы и евреи — это оскорбление Богу, что нас необходимо убивать, и как можно скорее, потому что мы — обезьяны, свиньи, тараканы и собаки. Они желают нашей смерти не из-за бедности, лишений, безработицы или по любой другой рациональной причине. Мы должны умереть, потому что их долг — уничтожить нас, истребить, раздавить, точно так же, как любое другое мерзкое насекомое.

И все-таки вопрос «почему»? не снимается с повестки дня, и в американских университетских городках и в колледжах, и по всей Европе, многие дают на него привычный ответ: «Потому что во всем виноват Израиль!» Наше американское правительство ведет себя весьма осторожно, предусмотрительно не включая Израиль в список своих союзников и сторонников, подобно Испании или Польше. Наше правительство предпочитает умалчивать о том, что Израиль боролся с нашим общим врагом — терроризмом намного раньше событий 11 сентября и понёс в этой борьбе значительно больше жертв. (Я прошу вас после следующего теракта в Израиле умножить число жертв на 50. Американское население в 50 раз превышает население крошечного Израиля, так что 10 израильских жертв эквивалентны 500 погибшим американцам!)

Обвинение «во всем виноваты евреи» не блещет новизной. Евреев винили и за коммунизм, и за капитализм, за развязывание войн и пацифизм, за желание быть похожими на других и за то, что они отличаются от общей массы. Впервые в истории, однако, их обвиняют в том, что они угнетают других. И не важно, что «угнетенные» палестинцы под израильской оккупацией существенно продлили среднюю продолжительность жизни, снизили смертность новорожденных, утроили свой индивидуальный доход. Их главная цель, несмотря на тот факт, что Израиль уже оставил более 90% «оккупированных» территорий, прежняя — убивать евреев.

Я не могу дать объяснение антисемитизму. Это явление иррационально. Не могу я объяснить и ненависть к Америке рациональными причинами. Я полагаю, однако, что если когда-либо существовало время для диалога, то теперь оно безнадежно упущено. Возможно, нам пора теперь по-другому трактовать библейские заповеди и взять на вооружение ещё одну, подходящую к сегодняшней ситуации — «кто к нам с мечом придет, тот от меча и погибнет».

 

А ЧТО, ЕСЛИ?..

 

Мне было лет 8, когда я обнаружил книжки из фантастической серии «что, если?» Например, «что, если бы можно было совершить путешествие вокруг света за 80 дней?» или «что, если подводная лодка могла бы пройти 80 тыс. км под водой?» или «что, если пролететь над африканским континентом на воздушном шаре?» Повзрослев, я понял, насколько этот вопрос «Что, если?» важен для лучшего понимания истории человечества. Многие события из нашего прошлого оказывают непредсказуемое воздействие на то, что случается годы или столетия спустя.

Поясню, что я имею в виду. Если бы Советы не позволили Ли Харви Освальду вернуться в Америку, был бы Джон Кеннеди до сих пор жив? Или если бы убийца президента МакКинли промахнулся, и вице-президент Тедди Рузвельт не стал бы президентом США, был бы построен Панамский канал и началось бы усиление роли США на мировой политической арене? Или если бы США не объявили войну Германии в 1917 году, и Германия победила бы Англию и Францию, то не было бы тогда никакого Гитлера, никакого Сталина, никакого Холокоста и Америки в ранге мировой супердержавы?

А что, если бы один из заговоров покончить с Гитлером удался? Каким бы тогда стал сегодняшний мир?

Иногда полезно посмотреть на то, что происходит в наши дни, с другой стороны.

Возьмем, к примеру, гипотетический сценарий. Предположим, что мощное фашистское или коммунистическое движение объединило всю Южную Америку в гигантскую империю, которая напала на Соединенные Штаты. Враг уничтожил нашу экономику, вторгся на нашу территорию, и вот-вот должен объявить полную победу. В этот самый момент коалиция европейских наций во главе с Францией решила выступить против Южноамериканской империи зла. Европейцы послали нам оружие, объявили войну нашим врагам, а затем прислали еще и миллионы своих солдат через океан, чтобы присоединиться к нашим военным силам и разгромить противника. Затем европейцы потратили сотни миллионов, чтобы помочь нам восстановить нашу экономику.

Я понимаю, что внешняя политика не может и не должна быть основана на одной лишь благодарности. Но все-таки, если бы Франции после того, как она нас спасла, понадобилась бы наша помощь, я думаю, мы не отказали бы ей в нашей поддержке.

Слишком сложное предположение? Слишком невероятное? Хорошо, давайте возьмем другое, попроще, вроде гипотетического сценария для кинофильма-вестерна.

Маленькое ранчо ковбоев в белых шляпах находится в опасности, потому что на их ранчо зарятся ковбои в черных шляпах с соседнего ранчо. Черные Шляпы уже заняли пару других ранчо, они настолько сильны и жестоки, что Белым Шляпам вот-вот придется сдаться. Они хотели бы обратиться за помощью к шерифу, но нет в округе ни одного шерифа.

В близлежащем городке семейный клан (назовем его клан Тяжеловесов) весьма обеспокоен тем, что сделают с Белыми Шляпами агрессивные Черные Шляпы. Клану Тяжеловесов никакая непосредственная опасность не угрожает, но они не хотят, чтобы что-нибудь плохое случилось с их друзьями Белыми Шляпами. Так что они посылают двух или трех своих сыновей на ранчо Белых Шляп, а также советуют Черным Шляпам убираться подобру-поздорову, иначе им придется иметь дело с Тяжеловесами. Время идёт, Черные Шляпы продолжают закупать оружие, но с деньгами они обращаться не умеют, и в результате у них всё забирают за долги. Приходится им отовсюду убираться восвояси, а Тяжеловесы и Белые Шляпы устраивают пир на весь мир.

Через какое-то время Тяжеловесы созывают всех своих соседей и сообщают им, что у них возникла серьезная проблема: новая банда под названием Чалмоносцы только что напала на их клан и убила несколько человек. Тяжеловесы спрашивают: «Кто — с нами?», надеясь, что их старые друзья не откажут им в помощи. В конце концов, у Белых Шляп на ранчо, для их же безопасности, все еще живёт несколько Тяжеловесов, что обходится Тяжеловесам, в общем-то, недешево. А Белые Шляпы им заявляют, что средств у них нет, защищать себя им сложно, поскольку они проповедуют ненасилие, отказ от оружия, и раз Тяжеловесы не гнушаются брать оружие в руки, то вопросы безопасности, отражения врагов — на их ответственности.

Такой вот сюрприз! Чем же закончится наш сценарий? Тяжеловесы без чьей-либо помощи расправятся с Чалмоносцами. А если Белым Шляпам опять понадобиться помощь от Тяжеловесов, помогут ли они им на этот раз? Вы знаете, я думаю, что помогут. В конце концов, ведь это только сценарий кинофильма.

Главная страница | Архив | Содержание номера

Номер 7(318) 2 апреля 2003 г.

[an error occurred while processing this directive]