Главная страница

Главная страница | Архив | Содержание номера

Номер 5(316) 5 марта 2003 г.

Ася РОХЛЕНКО (Вашингтон)

Будьте бдительны! Пиар!

Судьбы слов, как и судьбы людей, воистину порой неисповедимы. Есть слова-долгожители (впрочем, и самые долгоживущие меняют порой то произношение, то написание, то даже значение); есть слова мимолетные, как бабочки (появятся, блеснут своей новизной и яркостью и исчезнут, не оставив даже следа в языке, вытесненные другими такими же мимолетными). Ушли вместе с поколением, придумавшим их, и сами слова: шмакодявка, чувиха, гёрла. Прекратило свое победное шествие слово авоська, пущенное когда-то в зрительный зал незабвенным Аркадием Исааковичем Райкиным! Как быстро и прочно вошло оно в русский язык, потому что в нем была необходимость. Сумка-сетка легко помещалась в сумочках у советских женщин и в карманах советских мужчин. Ах, как она оказывалась кстати, когда вдруг, совершенно неожиданно «выбрасывали» мороженую треску или заморские апельсины, и быстро выстраивалась очередь из счастливых обладателей авоськи. А теперь продают цивилизованно (не «дают» и не «выбрасывают»), поэтому авоська тихо ушла из языка, почила в бозе.

Судьба заимствованных слов из других языков также бывает разной. Взаимопроникновение слов из одних языков в другие связано с историческими процессами: с завоеваниями, с положением того или иного государства в науке, технике, искусстве, торговле, спорте и пр.

При Петре I в русский язык вошли немецкие и голландские слова (апельсин — слово голландское). При Елизавете стал моден французский язык. Апельсин устоял, но появилось прилагательное оранжевый уже от французского апельсина orange. Английский orange — тоже из французского.

Французский язык господствовал в гостиных и салонах дореволюционной России и оттуда проникал в русский язык. Однако некоторые французские слова: шарамыжник, шарабан, шваль имеют народное происхождение. Во время нашествия Наполеона в Россию русские крестьяне услышали французский язык из уст самих французов, а завоевателей, как известно, не любят, поэтому французский cher ami (дорогой друг) превратился в шарамыжника, а благородная лошадь (cheval) — в шваль (лошади тоже погибали на войне, и слово cheval для крестьян Смоленщины воспринималось как гниль, падаль).

В наше время в другие языки вошло слово спутник, потому что впервые в мире спутник был запущен в Советском Союзе. Слово перестройка тоже понравилось другим языкам, как и его автор — Михаил Сергеевич Горбачев. А в 20-30 годы русский язык обогатил другие языки словами: колхоз, комсомол и другими советскими новообразованиями, не имевшими аналогов, совершенно новыми понятиями для всего просвещенного мира.

А чем дореволюционная Россия обогащала иностранные языки, какие слова экспортировала на Запад? Вот они: изба, деготь, щи, водка. И только ХIХ век интеллектуально обогатил другие языки, подарив им слово интеллигенция. Не удивляйтесь! Слово латинского происхождения INTELLECT вошел во все словари мира, но такого явления, как русская интеллигенция не было нигде, и мы по праву можем гордиться тем, что ИНТЕЛЛИГЕНЦИЯ стало заимствованием из русского языка.

А что же теперь? Какие иностранные слова заимствует русский язык, есть ли в этом необходимость? Иногда есть, чаще — нет, а заимствуют из английского, вернее, американского. Америка — это звучит гордо и притягательно! Франция упорно сопротивляется американизмам, издала закон, запрещающий употреблять английские слова вместо французских, но язык законами не удержишь. Он все равно вбирает в себя слова, которые кажутся ему более удобными для выражения мысли. Язык ведь — не правительственный чиновник, его законом не усмиришь.

В этой статье я хочу поделиться с читателями моими наблюдениями за современным процессом обогащения (а может быть засорения!) русского языка английскими, вернее американскими словами. Это происходит у нас на глазах, мы свидетели этого процесса, и с нас потомки спросят, как мы это допустили, уронив завоеванное нашими предшественниками высокое звание — ИНТЕЛЛИГЕНЦИЯ.

То, что «компьютер» стало необходимым словом, ни у кого не вызывает сомнения, слово по праву пришло в русский язык из Америки вместе с самим компьютером, оно даже вошло в Большую советскую энциклопедию.

К «Компьютеру» у меня претензий нет. От него при помощи русской грамматической системы суффиксов расплодились в русском языке необходимые слова: компьютерщик, компьютерный, компьютеризация. Против прогресса не устоишь, да и не нужно!

Меня возмущает слово «ПИАР», которое словно вирус проникло в русский язык. Как всякий микроб или сорняк, быстро прижилось, внедрилось, пустило корни, стало эпидемией и, по-моему, опасно для языка не менее, чем компьютерный вирус.

Занесли его в русский язык политики и журналисты, используя для этого не только безобидное, но даже уважаемое в Америке слово, даже и не слово, а аббревиатуру PR, что произносится пи-ар, по названию букв.

Что же значит PR? PR — это Public Relations, что дословно переводится как публичные отношения. Правда, в русском языке «публичный» («публичная женщина», «театральная публика», «ну и публика!») имеет специфическое значение, отличное от его прародителя, латинского PUBLICUS — общественный. В сущности, под PR следует понимать деятельность, связанную с поддержанием желаемого имиджа организации или индивидуума, скажем, артиста, политического деятеля и т.п. Люди, занимающиеся пиаром (в крупных компаниях отдел PR может иметь солидный штат), как правило, дипломированные специалисты, получающие солидную зарплату. Эту профессию можно получить в колледже или университете. Часто отдел PR совмещается с отделом рекламы — их деятельность в значительной мере пересекается.

Как же могло так случиться, что положительный PR из американской аббревиатуры шагнул в великий и могучий русский язык с резко отрицательным значением и стал пестреть на страницах газет, книг и журналов, в виде существительного, прилагательного, наречия, глагола?!

Вот только некоторые примеры.

Чемпион мира по шахматам Владимир Крамник дал интервью «Российской газете»: «У Каспарова хорошие PR-возможности. Я за последние полтора года помимо поединка в Лондоне тоже выиграл немало соревнований… Но я не напоминаю об этих победах повсеместно. У меня нет собственных СМИ, я не хочу заниматься пиаром» (в переводе — себя рекламировать. А.Р.)

Воспитанный Владимир Крамник вкладывает в понятие пиар возможность использовать СМИ для своих целей — пропагандировать свои достижения. Корреспондент оценил его благородство и заключил, что Крамник не хочет пиарить.

Кстати, этот же корреспондент употребил несуществующий в русском языке глагол «режимить» (…Крамник трудился «по вдохновению», порой вовсе не режимил…) Что это за новое веяние, не из английского ли оно, где почти каждое существительное может быть глаголом! Что там корреспондент! Cам президент России В.В.Путин на встрече с руководителями СМИ в Кремле пообещал: «Я их (поправки к закону о печати) ЗАВЕТИРОВАЛ и направил 2 письма на имя Миронова и Селезнева». Я с трудом догадалась, что президент НАЛОЖИЛ ВЕТО на эти злосчастные поправки. Уж если сам президент превратил латинское VETO в русский глагол ЗАВЕТИРОВАТЬ, значит, как говаривал президент Советского Союза Михаил Сергеевич Горбачев, «процесс пошел», принялись за грамматику.

Грамматика, в отличие от лексики, всегда упорно отстаивала свои правила, что служило гарантией сохранения языка. Почему молчат учителя русского языка?!

Вспоминаю открытое письмо учителя французского языка президенту Франции Жискару Д’Эстену в газете «Леттр Франсэз». Он услышал по радио речь президента и обнаружил в ней грамматическую ошибку. Полный гнева, он вопрошал: «Что мне скажет мой ученик, если я буду исправлять его ошибки?» И сам же ответил: «Je m’en fich (плевать мне на них), сам президент так говорит!» Но это во Франции.

А в России президент поставил задачу — создать словарь русского языка (800 слов!) для чиновников, Касьянов предложил для удобства сделать его карманным, чтобы занятым, очень ответственным государственным деятелям было удобно им пользоваться. К тому же, чтобы было ударение на каждом слове! Министр просвещения Филиппов заявил, что 800 слов им (чиновникам) никогда не запомнить, хотя бы 200. Но тут свое слово сказала ректор университета, доктор филологических наук профессор Вербицкая, что 200 — это неприлично, давайте хоть 500. Непостижимо! Кто же они, эти чиновники, в руках которых вся власть в России?! Иностранцы или безнадежные бывшие двоечники?

Не проще ли заменить этих чиновников образованными, а при приеме на работу проводить диктант или устный экзамен по русскому языку? Мне думается, это будет значительно дешевле, да и чиновники тогда будут соответствовать своим постам, но им там виднее. Словарь, между тем, вышел! И закон «О государственном языке Российской Федерации» тоже принят Думой в третьем чтении! Из него узнаем, что отныне «использование просторечных, пренебрежительных и бранных слов и выражений, а также ИНОСТРАННЫХ слов при наличии общеупотребительных аналогов в русском языке НЕ ДОПУСКАЕТСЯ». Свежо предание… Почти уверена, что ближайшую ВСТРЕЧУ В ВЕРХАХ обзовут САММИТОМ!

Но вернемся к пиару. Телеведущий А.Доренко в своих передачах на ОРТ во время президентских выборов, мягко говоря, злоупотреблял свободой слова и безнаказанно обливал грязью Е.Примакова и Ю. Лужкова, за что получил титул пиарщика, а его пиар для большей экспрессии был назван черным. У Мэлора Стуруа я встретила даже кровавый пиар. Е.Примаков в своей книге употребляет это новое для русского языка слово (оно еще не вошло в словари русского языка), но, будучи человеком академического склада, объясняет его значение. А ПИАР уже так пестрит на страницах книг, газет, журналов, в радио и телепередачах, что уже приобрел резко отрицательный смысл и не требует разъяснений.

Возникает вопрос, почему это произошло? Почему это слово так быстро и прочно вошло в словарь политиков, журналистов и просто людей, следующих моде?

Мне кажется, что этому есть 2 причины.

1. В жизни страны скопилось так много мрачного, нечестного, несправедливого, опорочивания одних и незаслуженного превозношения других, прямого обмана народа; и все это при резком расслоении людей на очень богатых, что непривычно для бывшего советского общества (язык сразу же отреагировал словом олигарх), и бедных, а телевидение доносит все до каждого (и читать не надо!) Весь этот кошмар требовал своего выражения в каком-то новом слове, а тут кстати подвернулся американский PR (не знаю уж кому первому) и пошло-поехало: пиар, пиарить, пиарно, пиарщик и для самого-самого — черный пиар.

2. Почему был заимствован PR, а не какое-нибудь другое слово, почему не русское? Ведь столь модное теперь в народе и даже у русской интеллигенции слово блин, не имеющее никакого отношения ни к масленице, ни к блинам, снимает стресс не хуже мата. Этакий эвфемизм!

Мне думается, что здесь сыграло роль звучание слова, раскатистое русское ррррр. В языке звук имеет смысл, он придает эмоциональную окраску слову. Сравните у А.С. Пушкина Р и Л в описании бала:

Бренчат кавалергарда шпоры;

Летают ножки милых дам…

Вслушайтесь в слова: страх, мрак, позор, пожар, громить, рубить, резать, грабить, грозить, терроризировать, и пр. Пиар и пиарить вполне вписываются в это резкое, отрицательно действующее на русское ухо звучание.

А теперь сравните звучание и смысл слов с нежным «л»: ласкать, любить, лечить, лепетать, пеленать…

Ю.Е. Прохоров, ректор Государственного института русского языка им. А.С.Пушкина, пишет, что «электронная почта», которой так удобно пользоваться, неудобна в своем длинном названии и поэтому «сейчас борются 2 слова: «емеля» и «мыло», может быть, появится еще что-то, а может, в конце-концов, победит одно из этих». Смею оспорить уважаемого профессора. Думаю, что в литературной речи никогда не будет звучать «посылаю вам по мылу или по емеле», это может быть только в жаргоне, как «капуста» в значении денег. Если прижился PR, почему не может прижиться еще более необходимый E-Mail?! Будет склоняться, и прекрасно все будут понимать, что значит получить по имейлу, или еще и глагол появится «имелить». Впрочем, предсказывать в языке также нехорошо, как и пиарить.

Я постоянно читаю газеты и журналы, новости в интернете и недоумеваю, почему так безграмотно пишут журналисты, писатели и политические деятели. Оказывается, из-за финансовых затруднений ликвидированы корректоры.

Факт, конечно, прискорбный, но думается, что и журналисты учились в школе и университете и могли бы писать грамотно.

Ошибки лексические, грамматические, пунктуальные, стилистические пестрят, как сорняки в поле.

Когда еще обсуждался вопрос до принятия Закона о языке, министр образования Владимир Филиппов говорил, что по аналогии с законодательством Франции в документе будут предусмотрены меры НАКАЗАТЕЛЬНОГО характера для журналистов. О Боже! Раньше говорили меры наказания. Еще из этого же сообщения — англизация (звучит, простите, как канализация).

Имеются в виду английские заимствования.

Но пока никто не наказан, и ПИАР становится все популярнее в российских СМИ.

Вот как живущий с 1995 года в США генерал Калугин, который великолепно владеет английским языком и знает, что PR — это Public Relations, отвечает на вопрос о вероятности того, что американские власти выдадут его России: «В ФСБ на это и не рассчитывают. Это чистая ПИАРОВЩИНА на публику…» (Журнал «Чайка» №8, 2002, стр. 15).

Начала я пиарить с Владимира Крамника, а кончаю Гарри Каспаровым. В газете «В новом свете» от 6 февраля 2003 года на стр. 34, где сообщается о результатах его двух встреч с новым компьютером (1,5-0,5 в пользу Каспарова), Каспаров сказал:

«Deep Blue был в целом пиаровской акцией, а эта машина — настоящий оппонент, не прячущийся за занавеской».

Для тех, кто не следит за шахматными матчами, напоминаю: Deep Blue мог обрабатывать 200 миллионов ходов в секунду. Ему Гарри Каспаров проиграл.

Deep Junior — лишь три миллиона, но превосходит «старшего» в стратегии и тактике игры. Его фраза о «пиаровской» акции по-моему должна означать, что это была рекламная акция, а так как «пиар» в русском языке имеет отрицательное значение, то и эта акция осуждается Каспаровым.

Вот какой путь прошел американский PR, побывав в России — ПИАР, ЧЕРНЫЙ ПИАР, ПИАРОВЩИНА, ПИАРЩИК, ПИАРИТЬ..!

 

Главная страница | Архив | Содержание номера

Номер 5(316) 5 марта 2003 г.

[an error occurred while processing this directive]