Главная страница

Главная страница | Архив | Содержание номера

Номер 5(316) 5 марта 2003 г.

Владимир НУЗОВ (Нью-Джерси)

Владимир Маслаченко: «Стать спортивным чиновником я не захотел ни на секунду!»

 

На Маслаченко я «запал» давно, еще с московских времен. Мне по душе была его речь как таковая: речь русского интеллигента, а не спортсмена в худшей, анекдотической интерпретации: у матери было два сына, один умный, а второй — спортсмен. Ну а то, что в футболе он разбирался лучше всех своих коллег по радио- или телеэфиру, становилось ясно с первого удара по мячу там, внизу, на щемяще родном (для бывшего классного вратаря) зеленом поле…

Владимир Никитич, начну с печальной ноты: недавно ушел из жизни Валерий Брумель. Русские средства массовой информации здесь, в Америке, по-моему, почти не освещали это событие…

— А я на спутниковом телеканале «Футбол», где работаю в настоящее время, посвятил ему передачу. Сейчас, когда мы говорим с вами, показывают место на одной из набережных Москвы, где он когда-то попал в аварию, сломал ногу. Все, буквально все теле- и радиоканалы сообщили о смерти этого великого спортсмена, причем не в спортивной хронике, а в светской. Это был Гагарин в спорте, взявший казавшуюся тогда космической высоту — 2 метра 28 сантиметров.

Поговорим о вашей первой, футбольной, специальности. Кто сейчас вратарь № 1 в России?

— Сергей Овчинников из «Локомотива» — по всем показателям. Мне непонятно, почему игрок такого класса оказался невостребованным ни в одном европейском клубе. У него не сложилась — как следует! — судьба в Португалии — из-за конфликтной ситуации в одном из клубов. Его с миром отпустили, теперь он играет в «Локо» и приглашен в сборную. А Нигматуллин (вратарь сборной) оказался воробышком. Я изменил о нем мнение, считаю, что он — несерьезный человек. Несерьезный вратарь, несерьезный футболист. Он — потребитель, я бы сказал так.

Расшифруйте, пожалуйста.

— Для меня материальные ценности, во всех отношениях, — на втором плане. У этого же мальчика жизнь была приятная, высокооплачиваемая, он погнался за еще более приятной. Плюс, я думаю, он находится под влиянием своей мадам. И помчался в Италию — подальше от российских проблем. Мне неясно, как можно поменять форму вратаря сборной России на форму слабенького италийского клуба, занимающего последнее место в их классе «Б»? Ведь и в российских футбольных клубах игрокам платят сейчас вполне прилично — не то, что нам, журналистам на ТВ. Играть в таком клубе — унизительно, и я не могу говорить о нем с некоторым снисхождением.

Еще футбольный вопрос. Вы поедете на матч сборных России и Грузии в апреле?

— Нет, поскольку трансляция этого матча — прерогатива 1-го канала. Не был я и на первом матче, окончившемся, как вы знаете, «темной»: на стадионе погас свет. Я должен был комментировать этот матч на своем канале, но сразу, как только там, в Тбилиси, на стадионе вырубили свет, попросил сделать черным экран и назвал это «черным квадратом» по-грузински». Интересно вот что: нам объяснили: сгорел, мол, трансформатор. Но почему мы не могли дозвониться ни до одного нашего комментатора, почему отключили все мобильные телефоны? Не утверждаю, но элемент какого-то заговора все-таки был. Президент Грузии, присутствовавший на матче, в один миг, в окружении страшной охраны, со стадиона «свалил». Правда, надо отдать должное Эдуарду Амвросиевичу, в несколько иной ситуации, когда, в былые времена, этот же стадион разбушевался и ситуация стала непредсказуемой, он вышел на поле и, обратившись к трибунам, успокоил людей.

Каковы перспективы сборной России на очередном чемпионате Европы?

— У нас есть талантливые игроки, которые превосходят прежних легионеров — это надо признать открытым текстом. Вопрос лишь в том, насколько они сумеют все-таки возмужать за оставшийся период времени. И насколько идеи нынешнего тренера сборной будут ими реализованы. А потом, не будем забывать, что почему-то есть еще соперники, которые просто так сдаваться не хотят. Если мы обыграли албанцев здесь, то с албанцами там мы можем уже играть иначе. Но пока живем сегодняшним днем, с предвкушением — все-таки! — нормальной игры с Грузией.

Давайте поговорим теперь о факторе своего или чужого поля.

— Психологический фактор, то есть фактор своего или чужого поля, свою роль играет. Все зависит от характера людей, выходящих на чужое поле. Я, например, на это не обращал внимание. Мне важна была аудитория, для которой я играл, и неважно было, кто этот болельщик. Я знал абсолютно, что если я буду нормально работать, то, несомненно, завоюю симпатии болельщиков — своих или чужих. Меня несколько раз тащили в киевское «Динамо», но я им отказал категорически, болельщики об этом знали. Я всегда играл против киевского «Динамо» достаточно надежно, и когда мы в Киеве выиграли у динамовцев золотые медали, кто-то мне из рогатки, когда я уходил с поля, засадил в задницу. (Сочтя, очевидно, Владимира Маслаченко предателем украинского народа. — В.Н.). Я не стал бы предавать фактору чужого поля очень большое значение, но он все-таки роль играет. И прошедший чемпионат мира по футболу это продемонстрировал на примере Южной Кореи и, в меньшей степени, Японии.

У меня есть ощущение, что руководители России по-прежнему считают спорт, футбол в частности, зеркалом социальных завоеваний…

— Нет, футбол является зеркалом не социальных завоеваний, а — в нынешнее время — социальной отсталости. Безусловно, в России это спорт № 1. Но его сегодняшнее состояние как раз отражает процессы, происходящие в стране. Футбол не является национальной идеей, потому что спорт вообще стал совершенно другим. Он стал дальше от народа по своим демократическим принципам, это не может не раздражать определенную часть публики: народу на стадионах стало меньше, чем в советские времена. Сегодня общее развитие футбола как раз и отражает все эти не самые благополучные явления в нашей общественно-политической и экономической жизни. Тем не менее, футбол остается хорошим фактором в борьбе за высокие места определенной категории людей, футбол сегодня — это хорошее вложение капитала, в том числе — откат капитала, его промывание и тому подобное.

Что такое откат капитала?

— Если я вам поставил последнюю подпись на документе, по которому вы получаете, скажем, миллион тугриков, то будьте любезны какие-то проценты этих тугриков отпульнуть мне. Причем не очень заметно. Это и называется откат, на котором работает вся наша замечательная экономика. Наш футбол сегодня — совершенно непрозрачный, хотя он в этом плане не очень отличается от западного.

Я смотрел здесь передачу «Пьедестал почета», посвященную Ринату Дасаеву. Вас мы увидим на этом телепьедестале?

— Он называется «золотой пьедестал». Меня вы увидите, если авторы передачи сочтут меня достойным этого пьедестала.

Вспоминаю еще одну телепередачу: о спортивном комментаторе Николае Озерове.

— У меня с ним были нормальные, ровные отношения. Я пришел позже него, больше того, именно он пригласил меня на радио. И когда я стал, как ему казалось, наступать на его тень, ему это перестало нравиться. А какому учителю понравится то, что ученик его опережает? Он не понимал, что такого футбольного комментатора, в недавнем прошлом — не побоюсь показаться нескромным — футболиста высокого класса — в советском футболе до меня не было.

Кроме футбола, вы, говорят, здорово катаетесь на горных лыжах. Не могли бы вы, как когда-то главный тренер России по теннису, предложить свои услуги президенту, «уважающему» горные лыжи?

— А вам известно, что Ельцин и к футболу относился неплохо? Я не выполнил его указа о назначении меня председателем Госкомспорта РФ — ни тысячной доли секунды я на этом посту не находился! Мне эта должность не нужна, на лыжах некогда будет кататься! А Тарпищев — что Тарпищев? Михаил Южный ни по каким раскладам не должен был выиграть у того француза, но случай в спорте — великая вещь, он и позволяет теперь главному теннисисту страны с вожделением поглядывать на пост главного спортсмена России — вдруг повезет, получится? А мне этот пост, повторяю, и даром не нужен.

Какой вы, однако!.. Несколько слов о семье, Владимир Никитич.

— У меня взрослый сын — Валерий, он нам подарил с супругой двух внучек. Старшая, Юля, прекрасно учится, хорошо катается на горных лыжах, живет с нами, а сын с Алисой, младшей внучкой, — отдельно. Думаю, в ближайшую субботу вытащу ее на горку, где мы с ней порезвимся. Супругу зовут Ольга, она имеет два высших образования, всю жизнь работала, пока я ей не запретил. Теперь она воспитывает внучку. Вот такие дела.

Есть школы юных футболистов. А нельзя ли организовать школы юных спортивных комментаторов?

— В этом нет необходимости. В Останкинe создана некая платная структура, берущая на себя обязанности обучения журналистскому теле- и радиоделу. Кроме того, в МГУ, на факультете журналистики, есть отделение теле- и радиожурналистики, где я в свое время на протяжении двух-трех лет вел семинары. Там есть даже семинар Игоря Кириллова, насколько мне известно. Но лучше всего, с моей, личной точки зрения, чтобы все это было от Бога. Если человек, не будучи в прошлом спортсменом, поставил себе целью получить эту профессию, он должен сперва погрузиться в мир спорта, понять его логику и так далее. Потом такому человеку лучше всего окончить журфак. И попутно все глубже и глубже погружаться в мир спорта. Таким образом человек, не прошедший и не пропустивший через себя профессиональный спорт, может стать прекраснейшим спортивным комментатором или журналистом. Но! Постскриптум: все же лучше, чтобы он был плоть от плоти спортсменом — с достижениями и с именем. И тогда он станет единственным и неповторимым! (Смеется).

Мне кажется, с таким человеком я здесь встречался — это трехкратный олимпийский чемпион по плаванию Леня Крайзельбург. Он учится сейчас быть телекомментатором.

— Я ему желаю погрузиться еще глубже! (Смеется). Он приезжал к нам, и на НТВ плюс они вместе с Денисом Панкратовым, двукратным олимпийским чемпионом, кое-что буровили в эфире. (Буровить — новый для меня глагол. — В.Н.)

Теперь уже честно — последний вопрос. Вы книжку о себе написали?

— Если бы я написал книжку, я бы столько не рассказывал (смеется). Все рассказанное мной — страницы моей книжки.

Главная страница | Архив | Содержание номера

Номер 5(316) 5 марта 2003 г.

[an error occurred while processing this directive]