Главная страница [an error occurred while processing this directive]

Главная страница | Архив | Содержание номера

Номер 1(312) 8 января 2003 г.

Белла ЕЗЕРСКАЯ (Нью-Йорк)

ОТПУСК В РАЮ

Живописать отпуск в Доминиканской республике - все равно, что восторгаться красотами Катскильских гор, где все знакомо, как родимое пятно на собственной щеке, и где густой русский дух напрочь истребил все туземные запахи. Похоже, что наши соотечественники открыли для себя этот райский уголок раньше Колумба и обосновались здесь всерьез и надолго. Во всяком случае, русская речь в самолете компании Саут-Истерн, летевшим рейсом 535 в Пунта-Кану , властно доминировала над робкими английскими вкраплениями. Правда, по прибытии в аэропорт, лингвистическая картина несколько изменилась, поскольку смешались пассажиры нескольких рейсов. Тут уже царил главный язык Западного полушария - испанский с немецкими подголосками: кто-кто, а немцы (и скандинавы тоже), не говоря уже о русских, знают, где можно хорошо и недорого отдохнуть.

Место нашего назначения, город Пунта-Кана, на крайней восточной точке острова, мы так и не увидели, поскольку проследовали прямо в аэропорт.

Покинув самолет, мы пешечком, с ручной поклажей, протопали через летное поле к зданию аэропорта, которое напоминало увеличенный в размерах индейский вигвам. Там нас встречало музыкальное трио - два барабана и что-то круглое, металлическое с отверстиями, по которому играющий проводил металлической же щеткой. Издаваемый при этом звук можете вообразить сами. Под эту бодрящую музыку мы, без лишних формальностей, прошли таможенный досмотр, после чего нас быстро разобрали представители соответствующих фирм, рассовали по микроавтобусам, прицепили сзади наш багаж и развезли по местам назначения. Наше прозаически называлось "Натура Парк", хотя должно было бы называться "Райскими кущами". Впрочем, таких "райских кущей" по обоим побережьям острова было, что грибов после дождя, просто мы были новенькими, и нам не с чем было сравнивать.

История острова, который Колумб открыл 4 декабря 1492 года, и который назвал Эспаньолой, достаточно драматична. Для начала завоеватели вырезали всех индейцев. Потом, после долгих междоусобных войн между Францией , Англией и Испанией, остров был поделен на две неравные части: большую, восточную - испаноязычную, и меньшую - западную - франкоязычную. Но свободолюбивые островитяне (среди которых уже почти не осталось белого населения в результате истребления и кровосмешения с завезенными из Африки рабами) не желали терпеть над собой иностранное владычество и в результате целой вереницы кровопролитных восстаний и флибустьерских "разборок " обрели, наконец, долгожданную свободу. Бывшие процветающие колонии преврати лись во франкоязычную республику Гаити и испаноязычную Доминиканскую республику. Сейчас это беднейшие государства Латинской Америки. Остров, самый большой среди Больших Антильских, долгое время называвшийся индейским именем Гаити, теперь снова носит название, данное ему Колумбом - Эспаньола.

Архитектура нашего "Натурального парка" восходила ко временам испанского владычества и поэтому носила ярко-выраженный колониальный характер. Розовые - в цвет фламинго - трехэтажные "патио" плавно, как волны, перетекали одно в другое, словно к ним приложил руку великий Гауди, не терпевший ровных линий. В центре каждой секции - назовем ее так условно - находился внутренний дворик "патио" с клумбой и пальмой посредине . Повсюду искусственные озерца с рыбками, речки, ручейки, через которые переброшены мостки. Экзотические рестораны на островках крыты сухими пальмовыми листами - аналогом соломы. В "нашем" озерце жило семейство розовых фламинго - девять красавцев с арфообразными шеями и черными - в тон клювов - подкрыльями. Фламинго не летали, и только иногда взмахивали крыльями, чтобы напомнить, что они - все-таки птицы. Отдыхающие подкармливали их за привилегию сфотографироваться вместе. Фламинго охотно принимали угощения, позировали, но чужаков близко не подпускали. Кроме них на озере, на почтительном отдалении, как бедная родственница, обитала одинокая белая цапля. Аристократы-фламинго в свою компанию ее не принимали. Классовое расслоение свойственно, увы, не только людям.

Пунта-Кана омывается с Севера Атлантическим океаном, с юга - Карибским морем. Выяснить, где именно мы купались - в море или океане - так и не представилось возможным. Соотечественники - старожилы этих мест - утверждали, что в Атлантическом океане, нам же было приятней думать, что в Карибском море: все-таки какое-то разнообразие. Но даже если допустить, что мы были неправы, то расстраиваться не стоило: островной Атлантический отличался от нашего родного брайтонского не только температурой воды, но и огромным количеством водорослей. Каждое утро мы были свидетелями одной и той же процедуры: рабочие в защитной униформе и резиновых сапогах, орудуя граблями, собирали водоросли в кучи, погружали в кузов старенько го трудяги "Мицубиси " и куда-то увозили драгоценное, пропитанное йодом и минералами , сырье. Хочется надеяться - не на свалку.

В годы моей молодости водоросли под кодовым названием "Морская капуста " были едва ли не единственным недефицитным товаром в наших гастрономах. Мы дружно бойкотировали этот экзотический продукт и, как позже выяснилось - зря: он обладал, говорят, замечательными свойствами. В Одессе существовал, а может, существует и поныне, агаровый завод, перерабатывавший водоросли в агар-агар - вещество, применяемое в кондитерской промышленности и биологии.

Однажды мы стали свидетелями драматического происшествия: нагруженный с верхом "Мицубиси " увяз в песке. Напрасно водитель раскачивал его взад-вперед - мотор ревел, машину трясло так, что, казалось, она вот-вот рассыплется. Задние колеса все глубже уходили в песок. Трудяги побросали свои грабли и помогали водителю ценными указаниями. И тут двое бледнолицых не выдержали надругательства над машиной и, сорвавшись с лежаков, взяли спасение старика -"Мицубиси " в свои руки. За неимением хвороста наломали щепок, сунули их под колеса и навалились сзади всем миром, явив аборигенам идею рабочей солидарности в чистом виде. Под общие аплодисменты "Мицубиси " выбрался на ровное место, и водитель обменялся со спасателями крепким мужским рукопожатием.

Роль "гастарбайтеров " в Доминиканской республике раньше выполняли привезенные из Африки рабы; сейчас она перешла к гаитянам. Власти смотрят сквозь пальцы на массовую миграцию: кто-то же должен выполнять тяжелую и грязную работу. Урожай сахарного тростника убирается вручную, как пятьсот лет тому назад. В республике, где живет восемь с половиной миллионов человек, безработица - семнадцать процентов, а средняя заработная плата - от семи до девяти долларов в день. Большинство наемных рабочих получают и того меньше. И счастливы, что есть хоть какая-нибудь работа. Они подстригают кусты и деревья, чистят водоемы, пропалывают траву. Создать посреди джунглей это чудо садовой архитектуры стоило немалых трудов, но еще больших трудов стоит его поддерживать. Однажды мы видели, как обрубались ветви королевской пальмы высотой в четырехэтажный дом. Рубщик сидел на самом верху и орудовал мачете, привязав себя ремнем в стволу. Как он взобрался по голому, словно телеграфный столб, стволу, босиком, без "кошек" - не представляю. Однажды я видела такой трюк на Гавайях: туземец взобрался вверх, орудуя коленями и пятками, сорвал кокос и бросил его вниз. Но это было шоу, а здесь - повседневная работа.

Доминиканская республика - бедная сельскохозяйственная страна, живущая, в основном , за счет туризма и экспорта сахарного тростника, кофе и сигар. Ее природные богатства - золото, серебро, железо, медь - почти не разрабатываются. Прославленные кубинские сигары делаются ... в Доминикане . К вывозу разрешено только 20 сигар. Миллион доминиканцев в разное время эмигрировал в США - они и являются финансовыми гарантами оставшихся на родине семей и родственников.

- Если вы видите скромный одноэтажный домик, - полушутя сказал наш гид Фелипе, - это значит, родственники хозяина в США - не очень состоятельные люди. А если встретится вилла - богачи. Величина и убранство дома на острове напрямую зависят от толщины кошелька американских родственников и от их щедрости . От трудов праведных на собственной земле доминиканец не наживет и бамбуковой хижины. В стране существует закон об обязательном начальном образовании, но 75 процентов населения неграмотны. Роскошные доминиканские курорты - оазисы в океане нищеты. Посещение доминиканской глубинки, где люди живут первобытно-общинным строем, включено в одну из экскурсий, но запросто так поехать посмотреть, побродить по улочкам, познакомиться с аборигенами - не рекомендуется. Зачем? Туристы приехали отдыхать от своих проблем, а не набираться негатив ных впечатлений от чужих. Фактически мы жили в гетто, въезд в которое охранялся , а выезд - контролировался . Поэтому краешком глаза взглянуть на "потустороннюю " жизнь можно было только из окна автобуса , который вез нас в Санто-Доминго.

Хилое одноэтажное строительство вдоль дорог. Стайки детишек в школьной форме, с тяжелыми ранцами за плечами бредут по обочине. По цвету формы можно узнать, учится ли ребенок в государственной или частной школе, и в какой именно. Дети в школу идут пешком, иногда за десять километров - у родителей нет денег на транспорт. Как же так, ведь я видела желтые школьные автобусы - кого же они перевозят? Оказалось - работников отелей. Их купили в США и не успели перекрасить.

Закончив начальную школу, ребенок часто не имеет возможности учиться дальше, потому что средняя школа расположена в городе за несколько десятков миль. Иногда дети пользуются услугами моторикш - это очень распространенный вид транспорта для бедняков. Девочки чаще всего остаются дома - они ведут хозяйство, пока родители на работе. После Нью-Йорка меня один вид опрятно одетого ребенка - голубая блузка, темно-зеленая юбочка или брюки - приводит в умиление.

Судя по карте, в республике две двухрядные асфальтированные дороги. Одна тянется вдоль карибского побережья, другая пересекает страну вертикально. В основном, дороги - грунтовые или грейдерные, но и их немного. На всем протяжении от нашего курорта до столицы республики Санто-Доминго - а это четыре часа езды - нам не встретилось ни одной зоны отдыха и автомастерской, но то и дело попадались гончарные лавки, где было выставлено огромное количество горшков самых разных размеров и назначений. Зачем небольшой стране такое количество горшков? Можно было подумать, что все население задалось целью высаживать на подворье деревья и кусты.

Кроме горшков, лавки торговали сувенирами. При них имелись туалеты, можно было купить воду и выпить чашку кофе. Наш гид, умница Фелипе, урожденный доминиканец, упреждая неизбежные жалобы, исследовал туалеты на предмет наличия в них бумаги. Бумага была, но не было воды.

Когда у нашего автобуса с громким стуком отлетел патрубок, вследствие чего он стал в чистом поле без всякой надежды на техническую помощь извне, все наши помыслы обратились к водителю - огромному, толстому, черному, как антрацит, Мигелю. Он кое-как привинтил деталь и поехал вперед со скоростью велосипеда, чтобы не перегружать мотор. В ближайшем городке сбегал куда-то, принес разводной ключ и накрепко укрепил злополучную трубу.

Туристов в Доминикане любят и всячески обхаживают, и любовь эта не показная: от притока туристов напрямую зависит благополучие республики. Обслуживающий персонал дорожит работой и не смотрит в руки в ожидании чаевых. Все включено! Даже спиртные напитки и коктейли. Даже моторные лодки и водные велосипеды, если вы вдруг захотите прокатиться по морям, по волнам. Не говоря уже о баре в бассейне, шезлонгах и теплых пляжных полотенцах. На острове - нехватка воды, поэтому постояльцев просят не бросать полотенца на пол после каждого душа. Номера просторные, комфортабельные и с обязательным балкончиком - даже на первом этаже. Что касается питания, то об этом можно написать поэму. К вашим услугам - роскошный шведский стол, скромно именуемый "буфетом " и несколько ресторанов, каждый со своей специализацией. Вы можете зарезервировать два ресторанных вечера в течение одной недели. Тоже, разумеется, бесплатно. Все это вкупе способно свести на нет результаты вашей усиленной диеты, ибо слаб человек и подвержен соблазнам. Официанты услужливы без назойливости и всё понимают с полуслова, хотя не знают английского , а клиенты, как правило, не знают ни испанского , ни французского. Сведущие люди говорили, что отель "Натура Парк" - четырехзвездный , хотя видимого подтверждения на фасаде я не увидела. Может быть, потому, что не было самого фасада?

Внешне они похожи - гаитяне и доминиканцы - но постепенно их научаешься отличать. Гаитяне - черные с европейскими чертами лица, доминиканцы - мулаты, помесь негров и белых, то, что наш Фелипе, сам светлый мулат, не без гордости называл "кофе с молоком". Причем, чем больше "молока", тем престижнее. Говорят, в Санто-Доминго есть даже небольшая еврейская колония. Куда нашего брата только не заносит ...

За неделю жизни в этом раю, окруженные комфортом и ненавязчивым сервисом, мы только однажды стали объектом обычной для Нью-Йорка экспансии уличных торговцев, непривычной в этой обстановке всеобщей умиротворенности. Но таков мир капитала: всегда кто-то хочет что-то тебе всучить. Что тебе на данном этапе, а скорее всего и вообще совершенно не нужно. Может быть, эта курортная расслабленность и мешает дать отпор сразу.

Технология здесь простая: "отлов" потенциальных жертв производится в вестибюле, куда вы поднялись по своим надобностям. Молодой англоговорящий служащий в фирменной рубашке с пальмами профессионально перерезает вам дорогу и настойчиво предлагает что-то. Вы говорите, что у вас всего достаточно и вы всем довольны. For your future, настаивает молодой человек. И всего только на час(?) Вы говорите, что не заглядываете в будущее дальше, чем на один день, а этот час предпочитаете провести на пляже. Бесцельный диалог продолжается до тех пор, пока вы не оказываетесь в офисе. Молодой человек незаметно испаряется, и вас встречает улыбкой 9 на 12 и заботливым вопросом, как мы сегодня себя чувствуем (как будто мы виделись вчера), толстый еврей по имени Ларри. Я отвечаю такой же улыбкой и таким же заботливым вопросом . Ларри делает вид, что не понял иронии, и сходу сообщает, что его бабушка из Киева. Что, видимо, должно было способствовать лучшему взаимопониманию. В результате беседы выяснилось, что нам предстоит стать членами Королевского клуба, имеющего кучу пятизвездных курортов по всему миру, где мы можем отдыхать за почти символическую сумму со всеми чадами и домочадцами. Подавив соблазн, я категорически воспротивилась любому членству. Ларри понял, что имеет дело с крепким орешком, и вызвал на выручку менеджера. Сияя белоснежными зубами на черном лице, безукоризненно одетый менеджер не колеблясь "сдал" своего подчиненного. Какое членство? Ничего подобного. Оказывается, нам всего-то предлагалось купить за сто долларов роскошный каталог - из тех, которые рассылаются агентствам и постоянным клиентам бесплатно. Чтобы мы, так сказать, на досуге смогли выбрать интересующий нас курорт. Интерес к нам сразу пропал, как только мы заявили, что оставили наши кредитные карточки дома.

Возвращение на родину было омрачено пятичасовой отсрочкой: в самолете обнаружили техническую неисправность. Люди томились в узеньких креслицах, упакованные по нью-йоркской погоде. В помещении без стен стояла удушающая влажная жара. Даже вентиляторов под потолками не было. В преддверии рая могли бы построить приличное чистилище ...

Главная страница | Архив | Содержание номера

Номер 1(312) 8 января 2003 г.

[an error occurred while processing this directive]