Главная страница [an error occurred while processing this directive]

Главная страница | Архив | Содержание номера

Номер 24(309) 27 ноября 2002 г.

Виталий ОРЛОВ (Нью-Йорк)

ЮБИЛЕЙ НЬЮ-ЙОРКСКОЙ ФИЛАРМОНИИ

Курт Мазур

овый резервуар Кротон даст городу свежую воду". "Город посетил Чарльз Диккенс. Он удивлен большим числом свиней на улицах". "60 музыкантов собрались вместе, чтобы дать концерт, который войдёт в историю". Это несколько заголовков нью-йоркских газет в декабре 1842 года. Последний относится к событию, ставшему днем рождения ныне всемирно известной Нью-йоркской филармонии, которая в этом году отмечает свое 160-летие. Праздничный концерт намечен на 7 декабря. Будут исполнены те произведения, которые прозвучали на открытии филармонии более чем полтора века тому назад: фрагменты из опер Вебера "Оберон" и Бетховена "Фиделио" и его же Пятая симфония.

Юбилейный год был для нью-йоркской филармонии примечателен еще двумя важными событиями. Общественность Нью-Йорка - города, заслужившего репутацию столицы мира, и не в последнюю очередь - музыкальной, - 18 июля отметила 75-летие художественного руководителя и главного дирижера симфонического оркестра филармонии Курта Мазура. В этот день в Эвери Фишер-холле - главном зале филармонии (Линкольн-центр) - состоялся гала-концерт, посвященный юбилею. К сожалению, праздник был подпорчен уже давно объявленным известием, что руководство Филармонии решило не продлевать юбиляру контракт, так что юбилейный концерт явился одновременно и прощальным. После одиннадцати лет неутомимого, блистательного и безупречного служения на посту художественного директора Мазур покинул Нью-Йорк и уехал в Европу руководить Национальным оркестром в Париже.

Юбилейный концерт стал завершающим актом в серии памятных событий, которыми Нью-Йоркская филармония провожала Курта Мазура. Среди них - междуна родные турне, выступления в Филадельфии, Вашингтоне, на традиционном фестивале в Танглвуде и, наконец, серия прощальных концертов и записей в самом Нью-Йорке.

Прощальные программы отражали музыкальные пристрастия самого маэстро. Репертуар Курта Мазура чрезвычайно широк, но при этом стоит заметить, что практически все программы включали русскую музыку: Чайковского, Мусоргского, Римского-Корсакова, Шостаковича, Шнитке. Немало российских имен было и среди исполнителей.

В начале сезона в необычной программе, подготовленной Куртом Мазуром вместе с руководителем джаза Линкольн-центра Винтоном Марсалисом, прозвучала сюита из "Щелкунчика" Чайковского - поочередно в исполнении обоих оркестров.

Позднее, в большом симфоническом концерте "Спасибо, Курт Мазур" необыкновенно ярко, с точным ощущением национального колорита были исполнены "Картинки с выставки" М.Мусоргского.

Один из самых впечатляющих концертов состоялся в мае: третья симфония Брукнера и Первый концерт для виолончели Альфреда Шнитке, в котором солировала Наталья Гутман. Она была первой исполнительницей концерта, ей же и посвящённого.

И, наконец, прощальный гала-концерт Курта Мазура, передававшийся в прямом эфире по телевизионному каналу PBS. "Впервые в жизни, - написал в связи с концертом Мазур, - я дирижирую отдельными частями из крупных произведений - практика в прошлом для меня неприемлемая. Но исключение из правила имеет строгое объяснение. Завершая свою карьеру художественного руководителя нью-йоркской филармонии, я хочу отдать дань уважения музыкантам своего оркестра и продемонстрировать их мастерство".

"Русская" часть этого концерта была представлена финалом сюиты Римского-Корсакова "Шехерезада". Как известно, он называется "Торжество в Багдаде" и, исполненный в многокрасочной звуковой палитре, широко и празднично, для этого концерта был выбран, видимо, не случайно: он мог бы стать и финалом всего концерта. Спасибо, маэстро Мазур.

В качестве нового музыкального руководителя нью-йоркской филармонии был приглашён известный дирижер Лорин Маазель. Первый концерт Маазеля прошёл в Эвери Фишер-холле 18-го сентября, однако подлинное открытие сезона состоялось на следующий день: нью-йоркцы знакомились и с новым музыкальным руководителем оркестра, и с новым (мировая премьера) сочинением американского композитора Джона Адамса "На переселение душ", написанным им к этому дню по заказу нью-йоркской филармонии в память о погибших 11 сентября 2001 года.

Жанр этого вокально-симфонического произведения, скорее всего, можно определить как своего рода мессу. Композитор говорит, что он не хотел бы употреблять слов "реквием" или "мемориал", чтобы избежать очевидных ассоциаций, и предлагает называть свое сочинение "пространством памяти". Адамс использует в "Переселении душ", помимо оркестра - воистину вагнеровского масштаба, синтезированную электронную запись, а также взрослый и детский хоры.

В зале Эвери Фишер-холла как бы была воссоздана звуковая атмосфера, напоминающая ситуацию на "граунд зиро", но в то же время - и в каком-нибудь древнем кафедральном соборе, входя в который человек чувствует, что он окружен множеством душ, принадлежавших разным поколениям, но собравшихся здесь вместе, и ощущает их коллективную энергию. Еще пока не звучит музыка, в зале то в районе верхнего балкона сзади, то в партере справа, то еще в нескольких точках по всему объему помещения одновременно или по очереди возникают какие-то неясные звуки. Постепенно они становятся похожими на невнятную человеческую речь, материализуются, дифференцируются в детские, женские, мужские. Голоса эти, будто перекликаясь, упорно повторяют по несколько раз те фразы, которые после 11 сентября 2001 года доносились из-под развалин ВТЦ, либо из уст очевидцев, близких жертв трагедии.

Другие голоса монотонно и отрешенно произносят имена погибших, и кажется нескончаемым их перечень.

И только потом вступают оба хора и оркестр - звучит то ли реквием, то ли поминальная молитва...

Лорин Маазель

"Я был глубоко тронут этим заказом, - говорит композитор. - Хорошо понимая всю глубину и напряженность эмоций, которые вызывает годовщина событий 11-го сентября, я сделал все, что в моих силах, чтобы написать произведение, воздающее должное этим эмоциям, при этом, не спекулируя на них". "Никоим образом, - продолжает Джон Адамс, - я не стремился воспроизвести катастрофу с помощью музыкальных образов. Я пытался воссоздать то, что я бы назвал поводом и местом для слушателя, размышляющего и пытающегося осознать происшедшее, вызвать к жизни его собственные воспоминания и эмоции".

Джон Адамс рассказывает, что у него не было никакого намерения создавать музыкальное повествование. К записи очень короткого текста он привлек друзей и членов семей погибших, подбирая голоса с различными тембрами. Имена погибших читают девятилетний мальчик и две женщины-матери среднего возраста. Эту запись композитор соединил с записью привычных, а потому почти не замечаемых звуков города: уличного движения, идущих людей, отдаленного смеха и крика, автомобилей, их захлопывающихся дверец и скрежета тормозов, сирен.

После представления, которое длилось 25 минут, слушатели устроили овацию исполнителям, которых было так много, что сцена едва всех вместила: симфонический оркестр филармонии, прекрасный Нью-йоркский хор под руководством Джозефа Фламмерфельта (в этом сезоне, между прочим, среди других произведений хор исполнит кантату Прокофьева "Александр Невский"), Бруклинский детский хор под управлением Дианы Беркан. Особых аплодисментов удостоился и вышедший на сцену композитор.

Джон Адамс работал над этим произведением около полугода. Через 6 месяцев после того, как началась расчистка развалин ВТЦ, композитор посетил это место. Оно представляло собой огромную строительную площадку, но печальная магия продолжала струиться, напряженно звучали голоса сопровождавших Адамса полицейских - участников событий 11 сентября, которые рассказывали ему о виденном.

"Для меня большая честь - дирижировать премьерой "Переселения душ" Джона Адамса, - сказал Лорин Маазель. - Я верю, что это произведение о трагедии и ее последствиях, затронувшее всех нас, отлитое в слове и музыке, найдет отклик у людей по всей стране и в мире".

Имя Лорина Маазеля известно каждому любителю симфонической музыки. Он дирижировал более чем 150 оркестрами, руководил пятью с лишним тысячами оперных постановок и концертов. В 2000 году Маазель совершил мировое турне, отмечая свое 70-летие. В последнее время он был руководителем оркестра Баварского радио (Германия), Берлинской национальной оперы, Кливлендского симфонического оркестра, генеральным менеджером и главным дирижером Венской оперы.

После "Переселения душ" Адамса Маазель с оркестром, хором и солистами исполнили бессмертную Девятую симфонию Бетховена - произведение, которым восхищались Вагнер и Верди, Дебюсси и Стравинский, Брюкнер и Малер, а Сергей Рахманинов считал, что "никогда не будет написано что-нибудь лучшее, чем эта симфония".

Солистами-вокалистами были известные певцы: тенор Майкл Шейд, бас Рене Папе, меццо-сопрано Джилл Гроув и сопрано Марина Мещерякова - солистка Большого театра, одна из самых блестящих русских певиц нового поколения.

Большой знаток Бетховена, Лорин Маазель дирижировал Девятой по памяти, с завидной уверенностью, но оттого, быть может, несколько более сухо, чем хотелось бы.

Как известно, в Девятой симфонии Бетховена звучит ода Шиллера "К радости". Ода точно совпадает с американским художественным опытом, сформулированным еще Уитменом, а потому не удивительно, что она могла бы стать прологом и к сочинению Адамса, как и ко всему этому памятному действу в целом:

Радость, пламя неземное,
Райский дух, слетевший к нам,
Опьяненные тобою,
Мы вошли в твой светлый храм...
Обнимитесь, миллионы!
Слейтесь в радости одной!
Там, над звездною страной, -
Бог, в любовь пресуществленный.

 

 

Главная страница | Архив | Содержание номера

Номер 24(309) 27 ноября 2002 г.

[an error occurred while processing this directive]