Главная страница [an error occurred while processing this directive]

Главная страница | Архив | Содержание номера

Номер 24(309) 27 ноября 2002 г.

Даниил ГОЛУБЕВ, доктор медицинских наук (Нью-Йорк)

"Не подумали..."

"Думаю, что военные врачи могли оказать пострадавшим более квалифицированную помощь. Но вероятно, об этом не подумали..."

Кимберли Зиск-Мартен, Профессор Нью-Йоркского медицинского колледжа "Барнард". (Из интервью корреспонденту радио "Свобода" Яну Рунову).

А почему, собственно, не подумали? Времени для этого было более чем достаточно...

"Трагедия во Дворце на Дубровке началась в 10 часов вечера 23 октября, а уже в 5 часов утра 24-го октября спецназ ФСБ был выдвинут на другой объект - точно такое же здание, только в другом районе Москвы, и в течение двух суток готовился к штурму "Норд-Оста", изучая здание, расположение комнат, подвалов, входы и выходы. Десятки раз на запасном объекте "прогонялся" сценарий штурма. Этот объект был изучен до последнего сантиметра". Так описывает эти события в московской газете "Аргументы и Факты" журналист Владимир Сварцевич, находившийся в течение трёх суток вместе с бойцами спец-отрядов ФСБ "Альфа" и "Вымпел". По его словам, бойцам этих отрядов, шедшим на верную смерть, удалось почти невозможное: они не дали террористам привести в действие хитроумную систему взрыва, в тротиловом эквиваленте равную 2 тоннам. Такой взрыв уничтожил бы не только весь Дворец культуры с тысячью человек, но и близлежащие здания....

Блестящий успех! Но вот следующий абзац той же статьи:

"Бойцам спецназа никто не приказывал, но они полчаса, разгорячённые боем, выносили из зала бывших заложников. Медиков и спасателей не было видно (выделено мной - Д.Г.), не хватало носилок. Людей, как мешки с картошкой, выносили на листах фанеры, на сорванных шторах. Заложников приходилось выносить на улицу, на ступеньки, а иногда класть прямо на мокрый асфальт. Спецназовцы недоумевали, почему медлили медики?"

Уточняю: они "не медлили", их просто не было. Я говорю не о медиках вообще, а о военно-медицинской службе, призванной обеспечивать любую военную операцию, но почему-то кроме той, которая проводилась в театре "Норд-Ост".

Это поразительно! В крупномасштабную военную антитеррористическую операцию были вовлечены войска МВД, боевые подразделения ФСБ, всё это происходило на территории Московского военного округа МО России. Эти ведомства имеют мощные медицинские службы со своими госпиталями, транспортными средствами, специализированными подразделениями для действия в условиях применения оружия массового поражения - и всё это не только не было привлечено, но, похоже, - даже не оповещено ни о самом штурме, ни о том, что в операции будут использованы "специальные химические средства". Как могло случиться, что во время двухсуточной подготовки к штурму не были отработаны приёмы спасения поражённых заложников?

Согласимся с утверждением, что газ на основе фентанила не убивал, а лишь мгновенно выключал сознание - именно поэтому террористки-смертницы не успели нажать кнопки своих взрывателей! - Но ведь из этого следует, что точно такое же действие газ окажет и на 858 заложников, каждый из которых либо рухнет между рядами на пол, либо "застынет" в бессознательном состоянии на своём месте. Журналист Сварцевич пишет: "Заложникам, уснувшим от газа, требовалась быстрая помощь, которую нужно оказывать непосредственно в зале. Особенно тем людям, которые принимали сердечные препараты и успокаивающие таблетки. Усыпляющий газ с ними "не дружит". Возможно поэтому мы потеряли столько людей, которым вовремя не было введено противоядие - антидот".

Утверждаю, что не "возможно поэтому", а "безусловно поэтому"! Элементарный расчёт показывает, что для того, чтобы оказать экстренную помощь 858 человекам, потерявшим сознание в закрытом помещении, нужно, по меньшей мере, 1200 человек-спасателей, способных выносить поражённых на свежий воздух и оказывать им самую первую помощь (в первую очередь, держать тело так, чтобы предотвратить западание языка). Как можно было не привлечь для этого военнослужащих - санитаров, фельдшеров, да и просто проинструктированных солдат? Вместо этого, заложников выносили из зала спецназовцы, милиционеры, журналисты, доктор Рошаль, да ещё в одном случае Юрий Михайлович Лужков подсобил... Герои! Идёт сбор подписей под прошением присвоить доктору Рошалю накануне его семидесятилетия звание "Героя России" . Честь ему и слава, но когда, наконец, Россия поймёт, что геройство отдельных людей - это не норма жизни общества, а лишь частный, хотя и крайне похвальный , эпизод?

Уже упоминавшийся нами американский профессор Зиск-Мартен, недоумевает, как можно было выведенных из театра заложников помещать не в специализированные кареты "Скорой помощи", а в автобусы? Добавим: которые пришли не сразу, а потом двигались, останавливаясь перед каждым светофором!

Ни одна идея, ни одна цель не может служить основанием или оправданием для убийства или угрозы убийства людей, ни в коей мере не причастных к существу тех претензий, которые побудили террористов прибегнуть к своим действиям. Обычно в таких случаях говорят о жертвах среди "невинных" людей - я не хочу употреблять это прилагательное. Категория "вины" тут вообще не причём. В итоге всех террористических актов воинствующего исламизма погибают люди, не только ни в чём не повинные перед своими убийцами, но и вообще совершенно непричастные к тем проблемам, которые этих убийц заботят. Это просто люди, случайно оказавшиеся в это время в этом месте: пассажиры самолётов, служащие Всемирного Торгового Центра, участники пасхального седера, туристы индонезийского курорта или зрители московского мюзикла "Норд-Ост". В этой "случайности" выбора своих жертв состоит высшая степень аморальности современного террора, качественно отличного от политических убийств прошлого, когда целью акта было возмездие за совершение конкретного деяния конкретным человеком.

По словам Ахмеда Закаева, "чеченцы испытывают столько страданий, такое отчаяние, что их реакция непредсказуема". Может быть, но американец Сэнди Букер, электрик из Оклахомы, прилетевший в Москву, чтобы жениться, и погибший в зале Театрального центра на улице Дубровка вместе с 13-летней Сашей Летягой - дочкой своей невесты из Казахстана, ни в коей мере не повинны в этих страданиях и не несут никакой ответственности за это отчаяние, как бы глубоко и оправдано оно ни было само по себе. И точно также 126 других погибших!

Всё это бесспорно! Спорно другое: как реагировать на деяния террористов, если их жертвы ещё не убиты, а существует лишь угроза их гибели - так было в Мюнхене, Будёновске, Энтебе, а теперь - в Москве? Здесь нет однозначного ответа, в каждом отдельном случае тот или иной лидер поступает по-своему и несёт за это ответственность перед людьми и историей. Черномырдин и сейчас считает, что его "мирные" переговоры с Басаевым во время "будёновского" рейда были оправданы, а после мюнхенской трагедии 1972 года, когда все израильские спортсмены погибли, Голда Меир, тем не менее, поблагодарила Вилли Брандта за то, что он не пошёл на поводу у палестинских террористов и не принял их требований.

В Москве, в октябре 2002 года, у Путина был выбор: идти навстречу требованиям террористов или штурмовать. Он выбрал последнее, и я не собираюсь это решение обсуждать. По оценкам многих экспертов, выбор был оправдан, а сам штурм проведён блестяще. Но почему "забыли" о медицинском обеспечении? О спасении жизни сотен заложников? Да и "забыли ли"? Скорее - не вспомнили, поскольку была "нужна победа, одна на всех, а за ценой не постоим..." Не мелочились раньше, "не постоим" и теперь... Лишь бы "за Державу" обидно не было... И вообще: "Хотели, как лучше, а получилось, как всегда"... Горько это!

Главная страница | Архив | Содержание номера

Номер 24(309) 27 ноября 2002 г.

[an error occurred while processing this directive]