Главная страница [an error occurred while processing this directive]

Главная страница | Архив | Содержание номера

Номер 23(308) 13 ноября 2002 г.

Алла ЦЫБУЛЬСКАЯ (Бостон)

"МЕСЯЦ В ДЕРЕВНЕ" НА АМЕРИКАНСКОЙ СЦЕНЕ

Джеймс Джозеф О'Нил (Ракитин) и Дженнифер Ван Дейк (Наталья Петровна). Фото: T. Charles Erickson

Есть одна особенность в пьесах русских драматургов, зачинателем которой можно считать именно Тургенева. Он первый отнес свои грустные пьесы к жанру комедии. И в пьесе "Нахлебник", и в пьесе, о которой пойдет речь сейчас - "Месяц в деревне", происходят глубоко драматические события, ломающие жизнь персонажей, а по определению жанра, данному автором, - это комедии...

Тургеневскую линию продолжает и А.П. Чехов в "Вишневом саде", настаивавший, что страдания Раневской, которую он хотя и любит, но развенчивает беспощадно, заслуживают также комедийного обрамления... Разбираться с этими противоречиями приходится режиссерам-постановщикам - задача не из простых. Ведь даже на родной сцене выдающимся современникам не всегда удавалось воссоздать глубину чувств и своеобразие образов русской классики...

Пьеса Ивана Сергеевича Тургенева "Месяц в деревне" в адаптации ирландского драматурга Брайана Фрила поставлена в Бостонском драматическом театре Хантингтон режиссером Николасом Мартином. Это ещё одно подтверждение известному факту, что русская драматургия XIX-го века интересует современных американских театральных деятелей... Однако, будет ли раскрыта тонкая, полная полутонов, кружевная вязь взаимоотношений персонажей, их порывы, их нравственные барьеры? Само движение действия?

...Гостиная барского дома Ислаевых предстала в условном обрамлении расположенной за нею полукругом стены, расписанной импрессионистическими мазками, бликами, светотенями... Декорации Александра Доджа наполнили атмосферу светом, красками листвы, цветов... Зазвучали изысканные фортепианные ноктюрны... Их написал современник Тургенева - ирландский композитор Джон Филд в период пребывания в Петербурге... К сожалению, идиллия обрывается вторжением актеров, диссонантно перебивающих так хорошо заданную тональность.

Все тургеневские нюансы в общении действующих лиц, их побуждения, умолчания, признания, порывы, страсти, наконец - их целомудрие , в сценическое действие не вошли... Играя комедию (как, напоминаю, Тургенев обозначил жанр пьесы) и следуя переделке Фрила, труппа в тургеневских противоречиях разобраться не смогла - замысел Тургенева оказался утраченным.

В театре Хантингтон лирически-дружеские отношения героини Натальи Петровны с Ракитиным (но не любовные, как преподносится у Фрила) заменены монотонным раздражением... В нечаянную любовь к юному учителю оказалась привнесена фрейдистская подоплека... Игра в кошки-мышки с воспитанницей Верочкой, к которой она отчаянно ревнует, превращается в борьбу двух тигриц...

Джессика Дикки в роли Верочки выглядит слишком бойкой, громогласной, уверенной в себе и каждое слово сопровождала рубленым жестом руки продавщицы из супермаркета... А ведь эта героиня отличается скромностью и поражает силой характера, обнаруживаемой в смелости обвинения своей "благодетельницы"...

Не было самого Ракитина - умного, тонкого денди... Роль Ракитина - рефлексирующего интеллигента - самая трудная... Его играли выдающиеся мастера сцены - К.Станиславский, В.Качалов, и уже в наше время - М.Козаков в постановке А.Эфроса 70-х годов... Ракитин - Джеймс Джозеф О'Нил, увы, выглядел как мелкий хлыщ, не влюбленный, не разочарованный, даже не скучающий, но зато - с беспардонными манерами. Ни при какой погоде не могло тургеневскому Ракитину придти в голову потрепать за щечки Верочку...

Не было в спектакле ироничного доктора Шпигельского. Этот персонаж, который говорит так, что каждое слово - в яблочко (особое обаяние ему придавал Л.Броневой в той же постановке А. Эфроса), в исполнении Джеремии Киссела утомлял пустой трескотней...

Не было и забывшей о женском счастье Лизаветы-компаньонки, которая внезапно переживает целую бурю в душе, выслушивая предложение доктора... Играя эту роль, Мелинда Лопез обошлась без психологического наполнения образа. На сцене присутствовала комедийная служанка, каких можно встретить у Мольера...

Не осталось легкости, прозрачности, пылкости Натальи Петровны, вынужденной сдерживать чувства... Этот противоречивый образ на русской сцене воплотили великие актрисы: М.Ермолова и М.Савина. А в памятной для нашего поколения постановке А.Эфроса - пронзительная О.Яковлева...

По облику Дженнифер Ван Дейк близка к Наталье Петровне... Если бы еще режиссер Николас Мартин точнее определил ее побуждения и не делал бы из нее временами - Федру, обезумевшую от страсти, временами - обольстительную "Даму с камелиями", облаченную в красное платье с обнаженными плечами...

Так же поверхностно он обошелся с героем, внёсшим внезапную смуту в души обитателей имения. Алексей Беляев - Бен Фокс - в гостиную не входил, а как-то ненароком вбегал, чтобы, споткнувшись, упасть... Так за забавностью мизансцен его мысли и чувства, достоинство русского разночинца остались не выявлены... А ведь у этого героя - свои потери, свой драматизм...

Пожалуй, только персонаж второго плана - мать мужа Натальи Петровны - Анна Семеновна Ислаева - Алис Даффи выглядела достоверной в образе здравомыслящей русской помещицы...

Действие завершали два джентльмена, словно явившиеся на сцену из паба, - Шпигельский и Большинцов - будущий старый нелюбимый муж Верочки...

Главное в пьесе - это взаимоотношения тонких, воспитанных людей, возможно, ошибающихся и не всегда поступающих должным образом, но все же - отношения эти не укладываются в прокрустово ложе ни любовного треугольника, ни комедии положений... Поэтому мизансцена с поочередным сидением на садовой скамье двух пар: Верочки и Беляева и Натальи Петровны и Ракитина воспринимается как тривиальная, нарочито комедийная... Между тем, драматизм этих героев, их порывы, и преграды, которые они сами себе ставят, не поддаются комедийному обыгрыванию... Тут ведь холодок отчаяния!

Лирическая сцена Верочки и Алексея Беляева и следующее за ней объяснение Натальи Петровны и Ракитина, невольно повторяющее предыдущую мизансцену, выпытывание Натальей Петровной тайны сердца у Верочки и последующее предательство - все эти повороты действия должны происходить с огромной сдержанностью. В результате чего юная героиня в одночасье становится старше и зрелая - терпит крах и познает угрызения совести. Увы, в спектакле это не было ни пережито, ни сыграно...

Поэтому и природа чувств тургеневских персонажей оказалась в спектакле невоплощённой...

Создатели спектакля также продемонстрировали незнание костюмов, ряда бытовых исторических деталей. Например, вместо изящных фарфоровых чашек с блюдцами эпохи гостиных с ломберными столиками к чаю были поданы стаканы в серебряных подстаканниках, появившиеся в более поздний период... Вместо традиционного самовара словно в парном конферансе горничная и лакей вносили сверкающие мельхиоровые кофейники... Высокие сапоги Алексея Беляева - героя 40-х годов XIX-го столетия мог носить купец Лопахин из "Вишневого сада" Чехова в конце 90-х... Цветных вышитых украинских рубашек в сочетании с клетчатой юбкой Наталья Петровна надеть не могла... Однако, все эти несуразицы понятны и простительны...

Тургенев написал пьесу о Наталье Петровне. О чувствах достигшей зрелого возраста яркой и противоречивой женщины. И о юной Верочке - неопытной и от нее зависимой...

Тургеневские девушки и женщины - серьезнейшая тема в русской литературе... В них - скрытая глубина, страстность, чувство долга, достоинства... Лиза Калитина из "Дворянского гнезда", Ирина из "Дыма", Полозова из "Вешних вод"...

Совсем не простой конфликт сгустился в душах двух женщин в "Месяце в деревне"... Изменив течение жизни, он выявил их характеры. Между тем, все, что происходит в пьесе Тургенева, не выходит за пределы чувств, там нет доже прикосновений. Так что сцена страстных поцелуев Натальи Петровны и Беляева, застигнутых Ракитиным, - явное свидетельство непонимания русского драматурга. Беляев мог посметь разве что коснуться поцелуем руки Натальи Петровны...

Классическая пьеса оживает на сцене, когда сюжет проецируется на сегодняшнюю реальность . Однако режиссер Николас Мартин прошел мимо психологических тонкостей, что лежат в основе "Месяца в деревне". Одно - повернуть классику к современности. И совсем другое - приземлить её до уровня поверхностной масс-культуры. Вот и вышло, что загадочная русская классика так и осталась неразгаданной.

 

Главная страница | Архив | Содержание номера

Номер 23(308) 13 ноября 2002 г.

[an error occurred while processing this directive]