Главная страница [an error occurred while processing this directive]

Главная страница | Архив | Содержание номера

Номер 23(308) 13 ноября 2002 г.

Даниил ГОЛУБЕВ (Нью-Йорк)

НОВОЕ О ШИЗОФРЕНИИ...

Слово "шизофрения" известно всем, но об истинном значении этого медицинского термина специалисты спорят в течение уже многих десятилетий. Несомненно, однако, что речь идёт о тяжелейшем и трудно излечимом психическом заболевании, известном с древнейших времён.

Для неспециалистов это слово подчас - синоним почти любого психического отклонения - именно в таком смысле нередко употребляется и слово "шизофреник" (помните, у Галича: "... шизофреники вяжут веники" - здесь могли быть употреблены и другие слова: "сумасшедшие", "психи"...) Ну, а специалисты - и у них нет единого мнения в том, какой комплекс психических симптомов составляет картину истинной шизофрении. Я, будучи в своё время курсантом Военно-морской медицинской Академии в Ленинграде, слушал лекции известного русского психиатра профессора Андрея Сергеевича Чистовича, который вообще отрицал существование отдельного заболевания под таким названием. Он считал, что под термином "шизофрения" проходят разнородные психические заболевания, вызываемые разными микробами, то есть, по сути дела, инфекционные психозы. И у него были единомышленники. Но это лишь одна точка зрения. В большинстве клиник мира термин "шизофрения" постоянно употребляется для обозначения достаточно определённых по своей симптоматике и отнюдь не редких психических заболеваний.

Каковы же причины возникновения шизофрении?

Будем откровенны: в этом вопросе нет единой точки зрения. Наиболее очевидным является наследственный характер заболевания, и именно это обстоятельство послужило отправной точкой для специального исследования, проведённого доктором Клаусом-Петером Лешем и его коллегами в Университете города Вюрцбурга в Германии. Под наблюдением специалистов находились 35 членов трёх поколений одной семьи, 8 из которых были больны так называемой кататонической шизофренией. Учёными были проведены разнообразные клинические и лабораторные исследования, в итоге которых удалось установить связь между наличием данной формы заболевания и изменением (мутацией) в одном гене, расположенном в 22-й хромосоме ДНК. Функция этого гена ранее не была известна. Итак, впервые обнаружен ген, мутация в котором приводит к возникновению симптомов кататонической шизофрении. Иными словами: открыт ген шизофрении, точнее - ген, связанный именно с этой формой заболевания, одной из многих.

Для кататонической шизофрении характерно резкое нарушение двигательной активности. Больной то "застывает" в причудливой позе (кататонические судороги), то избыточно ("лихорадочно") активен, ни на минуту не успокаиваясь - ни днём, ни ночью. Эти нарушения возникают на фоне симптомов, свойственных любой форме шизофрении: галлюцинаций, бреда, неспособности нормально реагировать на внешние сигналы и импульсы - всего того, что составляет в своей совокупности картину психоза, то есть ухода "в себя", потери связи с реальностью. Именно такая форма заболевания была у восьми членов этого несчастного семейства. И все они имели мутацию в одном и том же гене 22-й хромосомы.

Помимо кататонической известны и другие формы шизофрении. При параноидной форме преобладающими симптомами являются бред, слуховые и зрительные галлюцинации, навязчивые состояния (мания величия, мания преследования, фобии, то есть немотивированные страхи). Больной этой формой может быть опасен для окружающих, а нередко и для самого себя. Гебефреническая шизофрения характеризуется безудержным словообразованием и немотивированными эмоциями от истерически -восторженных до глубоко депрессивных, нередко завершающихся попытками самоубийства. По-видимому, нечто подобное было у одного из героев романа Михаила Булгакова "Мастер и Маргарита" поэта Ивана Бездомного, привезённого в психиатрическую больницу в одном нижнем белье. "Что же такое с ним? - робко спросил врача сопровождавший его поэт Рюхин. - Усталый врач поглядел на Рюхина и вяло ответил: "Двигательное и речевое возбуждение... бредовые интерпретации... Шизофрения, надо полагать".

При так называемых недифференцированных шизофрениях, нередко называемых "вялотекущими", может проявляться и преобладать любая симптоматика, и именно эта форма вызывает наибольшие дискуссии и наиболее сложна для диагностики, поскольку совсем непросто отличить её от разного рода неврозов, в частности, истерий, и депрессивных состояний, возникающих под влиянием самых разнообразных причин. Важно подчеркнуть, что ни неврозы, ни депрессии не являются психическими заболеваниями ("психозами") и требуют к себе совершенно иного отношения, чем шизофрения - и с точки зрения лечения, и в плане отношения к больному. Именно эта форма заболевания чаще всего приписывалась советским диссидентам во времена так называемого "психиатрического произвола", когда инакомыслящих прятали в "психушки". При желании такой диагноз ("вялотекущая шизофрения") можно было выставить кому угодно.

Но вернёмся к открытию немецких учёных. Можно ли его расценить как окончательное решение проблемы происхождения шизофрении? К сожалению, нет. В специальном интервью, посвящённом итогам работы своей группы в Вюрцбургском университете, доктор Леш назвал полученные ими данные только первой ступенью в познании природы заболевания. "Генетическая основа психических заболеваний вообще и шизофрении в частности - сложна и комплексна, - сказал он. - Не менее 10-20, а то и большего числа генов претерпевают изменения при возникновении шизофрении. И нам предстоит преодолеть ещё немало препятствий, прежде чем мы познаем все причины её появления и разработаем более совершенные методы лечения".

Шизофрения - совсем не редкое заболевание. Считается, что каждый сотый человек поражён той или иной формой шизофрении, причём первичное её проявление приходится на молодой возраст - от 15 до 30 лет.

Определённый процент заболеваний имеет, бесспорно, наследственную природу. Об этом было известно и до работы доктора Леша и его коллег, но какие-либо конкретные гены, ответственные за возникновение шизофрении, локализованы не были.

Говоря о ненаследственной шизофрении, остаётся открытым вопрос о том, как часто и под влиянием каких иных факторов, в частности, вредных воздействий внешней среды, могут возникать подобные заболевания. В уже упомянутом интервью доктор Леш говорил о том, что открытый ими мутантный ген может быть только частью "целого комплекса" и что наряду с врождёнными формами этого заболевания может быть и наследственная предрасположенность, когда генная структура является лишь фоном, на котором проявляется болезнетворное воздействие факторов внешней среды. Таковыми могут быть и наркотики, и пестициды, и химические отравляющие вещества (вспомним, например, "Синдром войны в заливе") и многое другое. Учёным предстоит выяснить, какая часть заболеваний зависит только "от генетики", а какая определяется внешними воздействиями. В любом случае, утверждать, что все формы шизофрении имеют генетическую природу, неправомерно.

Что же представляет собой ген, связь которого с кататонической формой шизофрении установили германские учёные? Полностью функции этого гена ещё не выяснены, но многие важные показатели его деятельности доктором Лешем и его коллегами установлены.

Так, известно, что этот ген связан исключительно с работой нейронов головного мозга. Ген определяет (кодирует) синтез специального белка, вносящего свой специфический вклад в деятельность целого комплекса белковых структур, участвующих в передаче нервного импульса. Выявленная учёными мутация в указанном гене нарушает синтез белка, необходимого для проведения нормального импульса, что и приводит к нарушению мозговой активности, определяющей клиническую картину шизофрении.

Может ли сделанное открытие уже сегодня привести к созданию принципиально новых лекарств, которые, прицельно воздействуя на этот ген, позволили бы более эффективно лечить шизофрению? В настоящее время такие ожидания, увы, преждевременны. Во-первых, выявлен и частично идентифицирован только один ген, связанный с шизофренией, а таких генов, видимо, намного больше. Во-вторых, - и это главное - в изученном германскими учёными случае речь идёт об одной конкретной группе людей, связанных между собой кровным родством, то есть об одном семействе. В геномном наборе (генотипе) именно этого семейства указанный ген играл роковую роль, определив происхождение кататонической шизофрении у восьми членов семьи в трёх разных поколениях. В генотипе другой семьи, с, возможно, иным характером нарушений функций головного мозга, такую зловещую роль может играть совершенно иной ген или группа генов. Вероятно, будущие эффективные лекарства для лечения шизофрении придётся готовить индивидуально - для специфических генетических нарушений, ответственных за возникновение заболевания и выявленных у данного больного или в данной семье.

Какое же общее заключение по итогам работы германских исследователей можно сделать сегодня? Проделанная доктором Лешем и его сотрудниками работа является первым и весьма существенным шагом на пути раскрытия генетической природы одного из самых страшных психических заболеваний человечества. Да, мысль о некоей наследственной обусловленности шизофрении не нова, разными авторами и ранее назывались некоторые гены, как бы связанные с возникновением этого заболевания, но гены эти не были чётко определены, и их связь с шизофренией была скорее предположительной, чем доказанной. Германские исследователи из Вюрцбургского университета выявили совершенно конкретную мутацию гена, связанную с восьмью случаями одной формы шизофрении у близких родственников. Охарактеризованы важнейшие функции этого гена и - главное - установлена причинно-следственная связь между белком, который этот мутантный ген кодирует, и нарушением нейро-импульсного механизма, что и является основой данной кататонической шизофрении. Работа доктора Леша и его коллег опубликована в журнале "Молекулярная психиатрия" и с большим интересом и вниманием встречена и научными работниками, и врачами-психиатрами.

Главная страница | Архив | Содержание номера

Номер 23(308) 13 ноября 2002 г.

[an error occurred while processing this directive]