Главная страница [an error occurred while processing this directive]

Главная страница | Архив | Содержание номера

Номер 23(308) 13 ноября 2002 г.

Владимир БОРЩЁВ (Массачусетс)

Памяти Владимира Яковлевича Барласа

(1920-1982)

В.Я.Барлас

В 18-м (303) номере "Вестника" была опубликована подборка текстов памяти Лидии Кнориной, моей покойной жены. В частности, там были воспоминания Лиды о её отце, Владимире Яковлевиче Барласе. Эта подборка - памяти самого Владимира Яковлевича. 1

В.Я. был человеком необыкновенным, это было как-то сразу очевидно каждому, кому довелось его знать. И об этом пишут авторы публикуемых воспоминаний. А тут, в предисловии, я коснусь только каких-то внешних вещей - того, что бросалось в глаза, некоторых фактов, обсуждаемых в приводимых воспоминаниях.

Он необычно выглядел. Зимой ходил без пальто, в жару - сравнительно тепло одетым. Что-то было с терморегуляцией. Несколько несчастий в молодости сказались на здоровье. В экспедиции упал в шурф глубиной метров в десять. Потом заболел энцефалитом.

Никогда не работал ни в какой организации. Зарабатывал в основном переводами научной литературы. О нем каламбурили - "лучший переводчик в Мире": переводы выходили, в основном, в издательстве "Мир". Лида шутила - "перевел рюкзак книг".

Делом жизни была литература. Он говорил о себе: "Я литератор, пишущий о литературе". Приведу строки из его автобиографии: "Я родился 3.10.1920 года, в г. Ростове-на-Дону. Отец мой тогда служил на табачной фабрике, мать кончила медицинский ВУЗ. В 1931 г. вместе с семьей я переехал в Ашхабад, а в 1932 году - в Москву, где, в основном, и проживаю в настоящее время. В 1937 году окончил школу и поступил на геофизический факультет Московского геологоразведочного института им. С.Орджоникидзе, который окончил в 1943 г., получив специальность инженера-геофизика. После института я поступил в аспирантуру Института теоретической геофизики, которую покинул в связи с рецидивом и осложнением энцефалита, перенесенного мною в 1938 г. В дальнейшем я по той же причине переключился на реферирование и переводы литературы в области геофизики, геологии, географии, что в основном и определяет мой заработок. Литература всегда означала для меня многое, но пишу я трудно и медленно, так что только с 1955 г. стал работать профессионально как литератор. Как литературный критик печатался в таких современных изданиях, как "Литературная газета", "Вопросы литературы", "Знамя", "Юность" и некоторых других. Эта работа первых лет была подытожена в книге "Глазами поэзии", вышедшей в издательстве "Советский писатель" в 1966 г. В 1968 г. меня приняли в Союз писателей СССР. За последние годы, помимо выступлений в печати с литературной критикой, я переводил книги по тематике наук о Земле, летом работал в геологических экспедициях. В Союзе принимал посильное участие в Комиссии по увековечиванию памяти Блока в Московской писательской организации" 2.

Работал медленно - не то слово. Он шлифовал каждую фразу, стремился к афористичности. На каждую статью уходили месяцы, а то и годы. А потом были муки с публикацией. Большинству редакторов не нужна была афористичность, необычность. Не случайно первая статья вышла, когда ему было 40 лет, а единственная прижизненная книжка - в 46.

Писал он, в основном, о поэзии. О Евтушенко и Твардовском, Блоке и Хлебникове. Но основной темой был Пастернак.

В последние годы жизни он водил совершенно необыкновенные экскурсии по пастернаковским местам в Москве и Переделкине. Экскурсия продолжалась часов десять, если не больше. Конечно, с чтением стихов - читал он проникновенно. И конечно, с посещением знаменитой дачи - он был хорошо знаком с жившими там родными Пастернака.

Когда Литфонд решил отобрать эту дачу, разрушить по сути дела сложившийся музей, В.Я. был одним из самых энергичных и страстных участников кампании по спасению музея.

И это не было каким-то отдельным эпизодом. Он всегда откликался на чужие беды и несчастья. Лида пишет в своих воспоминаниях, что он не жалел для других своего времени. Процитирую и его младшую дочь Таню:

"Сейчас, двадцать лет спустя после смерти отца, становится ясно, что после него осталось не только написанное. Не менее, а может быть и более важен его вклад в судьбы других людей - тех, кто так или иначе оказывался в поле его притяжения. И дело тут не только в том, что он помогал десяткам людей, не жалея сил и времени. Просто соприкосновение с человеком, который не желал укладываться в общепринятые правила и строил свою жизнь так, как считал должным - это оказалось важным и значимым для многих".

* * *

Он погиб 20 лет тому назад. Перебегал улицу, чтобы пересесть с автобуса на автобус. А из-за автобуса на полной скорости выскочил велосипедист и сбил его. Он упал - головой о бордюр. В ту же ночь умер.

Как всегда в таких случаях, в милиции было возбуждено дело. И были какие-то странности: никаких свидетелей происшествия, почему-то его отвезли не в ближайшую больницу, а в какую-то специальную, довольно далеко, еще что-то. Следователь, милицейская дама, отказывалась сообщить хоть какие-то детали, старалась выгородить этого 17-летнего парня, велосипедиста. Его отец был, кажется, какой-то крупной шишкой.

Из-за этого всего стала возникать легенда - может, это не несчастный случай, а КГБ... Он им мешал. Вот, мол, хотели отобрать дачу Пастернака, а Владимир Яковлевич, с его энергией и бесстрашием - как кость в горле.3

Ни Лида, ни я эту версию не принимали всерьез. Слишком сложно. Но сама легенда - это тоже факт, характеризующий и время, и самого В.Я.

Он был человеком своего времени. И нарушал все стереотипы этого времени, этой системы. То ли Дон Кихот, то ли князь Мышкин.

Жизнь тогда была нелегкой. Без таких людей, как он, она была бы невыносимой.


1 Публикуемые ниже тексты взяты из малотиражного (500 экз.) сборника "Жизнь прекрасна и беспощадна. В.Барлас - Л.Кнорина", составитель Т.Барлас. М. "Готика", 1997. Некоторые тексты переработаны для данной публикации. См. также сайт: www.lidiaknorina.narod.ru.

2 Я цитирую по тексту, приведенному в воспоминаниях Станислава Лесневского в книге "Жизнь прекрасна и беспощадна".

3 Об этих слухах см., например, воспоминания Анны Тоом, опубликованные в "Вестнике", # 195: "Еще в 1982 году, в начале баталий, один из самых активных борцов за открытие музея Пастернака - литературовед Владимир Яковлевич Барлас был насмерть сбит на улице велосипедистом. Случайно ли, нет ли?.. До сих пор никто не знает".

Главная страница | Архив | Содержание номера

Номер 23(308) 13 ноября 2002 г.

[an error occurred while processing this directive]