Главная страница [an error occurred while processing this directive]

Главная страница | Архив | Содержание номера

Номер 22(307) 30 октября 2002 г.

Иосиф КЕЛЕЙНИКОВ (Израиль)

И.Келейников.
Автопортрет.

Иосиф Кириллович Келейников родился в Новосибирске в 1933 году. Закончил медицинский институт. Работал психиатром в России и Израиле, куда репатриировался в 1981 году. Доктор медицинских наук. С 1948 года пишет стихи, увлекается скульптурой. Публикуется в журналах. В 1998 году издал книгу стихов "Клубки дорог" на русском языке и иврите, включая переводы на иврит разноязычных авторов.

СТИХИ

***

Я с кладбища России,
где мёртвые живут
и нет живым могил.
Где сказки о Мессии
себя пережуют
и выплеснутся в Нил.

Я восхожу к истокам
отцов, легенд, чудес.
К пророкам и борцам
еврейского Востока.
А в Коми хлябь небес
и каторга отца.

***

Без места, без рода, без племени,
без компаса в мире бушующем,
я - Узел, скользящий по времени,
с концами в прошедшем и будущем.

Рядить ли судьбу в благородие,
иль сердце от стужи укутывать...
Но Узел... сложнее, чем Гордиев,
нельзя ни рубить, ни распутывать.

***

Спинозы, пилигримы, конформисты,
расхристанными душами скорбя,
не родину меняем, не прописку,
не деньги, не культуру, не себя...

Ползём вперёд, сдирая в кровь колени.
Пленённые везде, меняем плен.
.......Потомки наши в третьем поколенье
отмоют память со своих колен.

***

Здесь грустным поездам одноколейным
нет расстояний вдоволь разбежаться.
Не изогнуться им, прямолинейным,
не прошуметь навстречу, не прижаться.

В депо спешат, гася огни и печи,
чтоб дрожь унять и к старым снам
вернуться...
Но в снах опять обрушатся навстречу
чугун и свист. И... негде разминуться!

***

Забудьте мать. Остановите круг
гончарный.
Ещё не битую щеку подставьте под удар.
Вас поведёт Пастух без страха и
сомнений:
развешены иконы в тупиках,
чтоб Истины лицо с лицом пророка
не путали бы очарованные овцы.
У праведности корни в отщепенстве.
Мучительна цена. Нерасторжима связь.
И совесть мстит: чем менее запятнана она,
тем более страшны и безобразны пятна.

***

Качается на море свод закатный.
Ни берегов. Ни жажды возвращений.
Плывёт бутылка капитана Гранта.
Чреда прощаний. И тщета прощений.
Клубятся сновидения Атлантов.
Вода земли сливается с небесной.
И Слова нет. И нет Его творений.
И тьма над бездной.

***

Бездонно негевское небо.
За маревом пылает жёлтый ком.
Мой день всё медлит кануть в небыль.
Любовь Пандоры в сердце наждаком.
И все надежды так нелепы.

Листает память передряги
от детства мамы в Каинской глуши
до смерти папиной в Гулаге.
.......Ложится чёрный диалог души
на белое лицо бумаги.

***

Плывут ночные облака,
подсвеченные городами.
Сновидна жизнь, беспечна и легка.
Плывёт Земля у вечности на грани.

Плывёт железной птицы тень.
Провиденью своя дорога.
И безмятежно брезжит Судный день
под мирной сенью Сатаны и Бога.

***

Живые вехи твоего пути -
невнятных гроз далёкие зарницы -
в обыденность вернуть не торопи.
Они придут, забрезжут вереницей,
меж выдохом конца и первым вдохом.
А дальше - приобщение к эпохам...

А дальше - приобщение к эпохам,
к древнейшей генной россыпи твоей,
ведущей счёт божественным подвохам,
где время не течёт и нет страстей.
Оставь прожить другому во плоти
живые вехи твоего пути.

Главная страница | Архив | Содержание номера

Номер 22(307) 30 октября 2002 г.

[an error occurred while processing this directive]