Главная страница [an error occurred while processing this directive]

Главная страница | Архив | Содержание номера

Номер 22(307) 30 октября 2002 г.

Елена ГИЛЬ (Миссури)

ПРОТИВ ТЕЧЕНИЯ

Самое спокойное, самое выгодное для работы в области искусства - плыть по течению... если же это тебя не соблазняет, и ты хочешь своим путем направиться к своей цели, если ты готов к борьбе и страданиям... смело греби против течения!

М. Фокин

 

В один из дней 1961 года в адрес Ленинградской театральной библиотеки пришло письмо из библиотеки Конгресса США с просьбой прислать микрофильмы двух редких книг, посвященных русскому балету. Через некоторое время из Вашингтона пришло еще одно письмо с благодарностью за посылку и с вопросом об оплате. Директор ленинградской библиотеки ответил, что об оплате не может быть речи. Но попросил, если есть возможность, прислать копии писем Фокина композитору С.Рахманинову, хранящихся в вашингтонской библиотеке. Оказалось, что для этого необходимо согласие сына. Виталий Фокин охотно дал согласие и предложил свою помощь в сборе материалов об отце. Он переслал в адрес музея 24 посылки с архивными материалами М.Фокина. Кроме того, он отправил в Ленинград два живописных портрета работы Фокина. Это автопортрет в испанском костюме и портрет его жены Веры Фокиной в русском национальном костюме. Он просил передать их Хореографическому училищу, которое окончили его родители. Среди материалов находилась и рукопись мемуаров М.Фокина, над которыми он работал почти пять лет - ранняя смерть помешала закончить их. Книга эта впервые была издана в США на английском языке. Затем книга Фокина "Против течения", в которую вошли и многие из присланных материалов, вышла на русском языке в Ленинграде.

Михаил Фокин родился в Петербурге в 1880 году. В 1889 году он был принят в Театральное училище. Уже в младших классах начал выступать на сцене Мариинского театра, исполняя детские роли. Окончил он училище с высшей наградой. Мариус Петипа и педагог Фокина П.Гердт обратились в дирекцию императорских театров с ходатайством о зачислении Фокина не в кордебалет, а прямо в солисты.

С юных лет у Фокина были весьма разносторонние интересы: он много читал, обожал живопись, увлекался симфонической и народной музыкой, любил драматический театр, интересовался режиссурой. В училище он поставил оперу, издавал литературный рукописный журнал.

Многие отмечали пластичность, виртуозную технику Фокина. Он участвовал почти во всех новых балетах. Но, при всем этом, не испытывал морального удовлетворения. Его часто раздражала бессмысленность происходящего на сцене. Болезненно реагировал Фокин на чиновничий произвол, презрительное отношение чиновников от искусства к артистам. Танцор не умел скрывать своих чувств и этим вызывал неблагосклонное отношение администрации.

Фокин метался в поисках достойного применения своих способностей. То он хотел стать художником - часто посещал Эрмитаж, Русский музей (в то время - Музей Александра III), копировал картины старых мастеров, поступил в художественное училище, подумывал даже о поступлении в Академию художеств. В это же время началось его увлечение русскими народными инструментами, он настолько хорошо освоил мандолину, балалайку и домру, что был принят в прославленный оркестр русских народных инструментов В.Андреева. Хотелось так много успеть, а времени на все не хватало. Он даже договорился с одним из своих товарищей, и тот читал ему по вечерам вслух, пока Фокин занимался рисованием.

Недостаток времени вынуждал его концентрироваться на главном, отбрасывать второстепенное. Хотя позже Фокин понял, что все увлечения, которые при первом приближении отвлекали его от балета, имели огромное значение для подготовки к балетмейстерской работе.

Вскоре после окончания училища он начал ставить небольшие балеты и концертные номера для учеников училища. Особый успех имел его одноактный балет "Сон в летнюю ночь" и дуэтный танец "Полет бабочки". Эти работы получили одобрение М.Петипа, который признал Фокина многообещающим балетмейстером.

Мысли о реорганизации, обновлении балета зрели у Фокина давно. Но поворотным моментом в его судьбе оказались поразившие Фокина выступления в России в 1905 г. американской танцовщицы Айседоры Дункан. Они подвигли молодого балетмейстера на поиск нового балетного языка, сопряженного с отказом от готовых, устоявшихся на балетной сцене па, поз и жестов. Для каждого спектакля, считал он, необходимо создавать новую форму, соответствующую сюжету. В отличие от старых балетов, где кордебалет использовался лишь как декоративный фон для солистов, в балетах Фокина массовый танец стал активным участником действия. Фокин также первым на балетной сцене установил равноправный союз танца, музыки и живописи, подчинив их единой цели - выражению замысла балетмейстера.

Значительную роль для Фокина сыграло его знакомство с А.Бенуа. Замечательный художник, человек широко образованный, он с юности увлекался балетом. Когда началась их совместная работа над постановкой "Павильона Армиды" (Бенуа был автором сценария и художником), Бенуа активно поддержал все его начинания. Он восторженно отзывался о Фокине, как о человеке "совершенно исключительной одаренности, первом хореографе в равной степени и серьезно интересовавшимся не только своей специальностью, но и прочими отраслями искусства - живописью, скульптурой, музыкой". Летом 1908 года, в связи с триумфальными гастролями в Париже русской оперы, организованными С.Дягилевым, у Бенуа появилась мысль организовать в Париже гастроли обновленного балета.

С А.Павловой в "Арлекинаде"

К гастролям готовились долго и продуманно. Дягилев взял на себя обязанности директора-распорядителя, Бенуа - художественного директора, а Фокин - хореографического руководителя.

В первом "русском сезоне" 1909 года в театре Шатле были показаны балеты, поставленные Фокиным для Мариинского театра - "Павильон Армиды", "Шопениана" и "Египетские ночи". Успех гастролей превзошел все ожидания. Роден и Р.Роллан, Дебюсси и Равель, А.Франс и Метерлинк, все знаменитые деятели культуры Франции восторгались русским балетом. Гастроли называли "открытием нового мира", "началом новой эры в истории балета".

Последующие сезоны умножили его славу. Парижане рукоплескали балетам Фокина "Нарцисс", "Видение розы", "Дафнис и Хлоя". Но балеты на русские темы, "Петрушка" и "Половецкие пляски" из оперы Бородина "Князь Игорь" затмили всё.

Многие, да и сам Фокин, считали "Петрушку" одним из лучших балетов. Это был наиболее удачный пример творческого союза Стравинского, Бенуа и Фокина.

Именно в фокинских балетах раскрылись таланты многих замечательных артистов. "Петрушка", например, принёс славу В.Нижинскому и Т.Карсавиной. Анна Павлова была бессменной партнершей Фокина в новых балетах и концертах. Балетмейстер посвящал ей свои лучшие творения. Специально для Павловой создал он свой шедевр - "Умирающий лебедь", на музыку Сен-Санса.

После 1912 года головокружительный успех "русских сезонов" пошел на убыль. Это было вызвано, главным образом, разногласиями между организаторами гастролей. Некоторые артисты покинули труппу. После нескольких открытых столкновений Фокина с Дягилевым, последний объявил Фокину, что больше не нуждается в его услугах. Можно представить состояние Фокина, так оскорбительно выброшенного из любимого дела, в которое он вложил все силы и душу.

С В.Фокиной в "Шехеразаде"

Оказавшись без работы, Фокин предпринял попытки найти предпринимателя, чтобы создать свой театр. Предложения были, но они носили откровенно коммерческий характер, не имевший ничего общего с искусством.

Впоследствии он объединился с А.Павловой, они собрали небольшую труппу, с которой ездили по разным странам. Но для постановки новых балетов и возобновления старых не было ни денег, ни творческих возможностей - местные артисты не имели нужной подготовки.

Фокин вынужден был вернуться в Мариинский театр, где в то время атмосфера не располагала к творческой работе. Он сочинил несколько небольших балетов, ставил танцы в операх. Большинство его старых балетов было продано Дягилеву, и он не имел права на их постановку. Многие из соратников Фокина разбрелись по свету.

Фокину предложили возглавить некую балетную труппу. Он выдвинул ряд условий, но не все они были приняты администрацией. В это же время балетмейстера пригласили в Стокгольм для постановки "Петрушки". Уезжал он всего на 2 месяца, тем не менее, вернуться на родину ему уже было не суждено.

Не найдя работы в Западной Европе, Фокины уехали в Америку. В декабре 1919 года в Нью-Йорке с шумным успехом прошло первое американское выступление Михаила и Веры Фокиных. Затем состоялась большая гастрольная поездка по городам Соединенных Штатов. Но все это не приносило удовлетворения. Фокин пишет брату: "Здесь все чудеса техники и культуры. Но... до какой степени ничтожна жизнь духовная... Америка - единственная страна, в которой нет балета".

В 1921 году Фокин открыл студию танца, которая очень скоро приобрела известность, хотя обучались в ней самые разные дети, многие были напрочь лишены способностей к танцу. Он ставил танцы для мюзик-холлов, ревю, драматических спектаклей, стал вполне состоятельным человеком. Но настоящего творчества, о котором Фокин так мечтал, не было.

Неоднократно его приглашали в Россию, предлагали возглавить балетную труппу или поставить какие-то спектакли. Он колебался, раздираемый противоречивыми чувствами, но так и не решился вернуться.

Известный американский критик Дж.Мартин написал о нем: "В течение 16 лет в США он почти ничего не ставил. Это все равно, как если бы Бетховен ограничил себя преподаванием музыки".

М.Фокин. Автопортрет в испанском костюме.

Фокин тяжело переживал творческое бездействие. Очень травмировало его и то, что некоторые артисты дягилевской антрепризы, жившие в разных странах, ставили балеты Фокина и выдавали их за свои.

В 1923 году, когда труппа МХАТа (МХТ) гастролировала в Нью-Йорке, Фокин познакомился со Станиславским, в свое время оказавшим большое влияние на молодого балетмейстера. Фокин устроил в честь труппы званый обед. Он долго беседовал со Станиславским об искусстве. Станиславский послал телеграмму в адрес Мариинского театра: "В день 25-летия [творческой деятельности] славного мастера русского балета Фокина, прославившего родное искусство балета далеко за пределами Родины, Московский Художественный театр шлет из-за океана привет Мариинскому театру, где создавались лучшие творения юбиляра".

В конце 20-х годов в США наметились некоторые сдвиги в области балета. Стали появляться одаренные исполнители, первые балетмейстеры. Некоторые балетные труппы, в отличие от "однодневок" 20-х годов, превратились в установившиеся коллективы.

Наконец, судьба вознаградила Фокина за годы творческого бездействия. В 1936 году его пригласили в труппу "Балет Монте-Карло", где он возродил балеты "Шопениана", "Карнавал", "Видение розы", "Петрушка", "Шехеразада" и поставил несколько новых спектаклей.

В эти же годы американская балерина Л.Чейз организовала "Американский балетный театр" - грандиозный коллектив, включавший более 100 творческих работников. Выступления коллектива в Нью-Йорке начались спектаклями Фокина. Были показаны "Сильфиды" (Шопениана), "Карнавал", "Синяя борода" и другие.

В конце 30-х годов Фокин начал работу над балетом "Паганини". У него давно зрело желание создать балет вместе с С.Рахманиновым. Они дружили и, хотя виделись не часто, вели постоянную переписку. Рахманинов предложил Фокину поставить балет на его "Рапсодию на тему Паганини". Фокину идея очень понравилась, но работа затянулась, так как балетмейстер в это время много работал, выполняя договоры с разными театрами, ездил то в Буэнос-Айрес, то в Австралию. Оба мастера долго обдумывали сценарий и в письмах обменивались своими идеями. В сценарии, созданном совместно Рахманиновым и Фокиным, шла речь о музыканте, затравленном завистниками и лжецами, о бренности художника и бессмертии его творчества. "Паганини" - одно из любимых детищ балетмейстера, видевшего в нем косвенное отражение собственной биографии. Работал он над этим спектаклем долго и тщательно. По свидетельству сына, Фокин стал снова осваивать технику игры на скрипке, чтобы глубже постигнуть образ гениального скрипача.

Премьера состоялась в Лондоне в 1939 году. Рахманинов из-за болезни не смог присутствовать на премьере. Фокин написал ему: "Поздравляю Вас с новорожденным. Наш первый балет очень удался и был встречен восторженно. Занавес поднимался без конца. Я кланялся и за вас, и за Судейкина (художник), и за себя... Итак, Сергей Васильевич, душевно благодарю Вас за это первое и, надеюсь, не последнее сотрудничество и поздравляю Вас с успехом". К сожалению, ранняя смерть Фокина помешала продолжить это начинание.

Фокин прожил в Америке 22 года, но родина всегда оставалась в его сердце. Его постоянно интересовало все, что там происходило, он не пропустил ни одного советского фильма, покупал литературу о Советском Союзе.

В годы Второй мировой войны он резко осуждал тех, кто симпатизировал Гитлеру и Муссолини, называя их "черносотенцами". Когда, во время гастролей "Балета Монте-Карло" в Берлине его, вместе с другими ведущими артистами, пригласил в свою ложу Геринг, Фокин категорически отказался от встречи с ним, заявив: "Не желаю иметь дело со всякой сволочью".

Вторжение Гитлера в СССР очень взволновало Фокина. У него появилось желание создать патриотический спектакль. Использовав музыку С.Прокофьева, он сочинил балет "Русский солдат". Жизнь этого спектакля была недолгой, он шел с 1941 по 1944 год. А жизнь его создателя оборвалась еще раньше - Фокин умер в 1942 году.

Создания гениального балетмейстера намного пережили его. Вот уже на протяжении почти века творения замечательного мастера, так много сделавшего не только для русского, но и для мирового балета, живут и радуют зрителей многих стран.

Пожалуй, нет ни одного крупного балетного театра в мире, на сцене которого не ставили балеты "Шопениана" или "Петрушка", "Жар-прица" или "Карнавал", "Шехеразада" или "половецкие пляски". А его "Умирающий лебедь" стал поэтическим символом эпохи "русских сезонов". Этот номер исполнялся всеми выдающимися балеринами и сохраняется в репертуаре многих до сегодняшнего дня. Думаю, что ему предстоит еще долгая жизнь.

Главная страница | Архив | Содержание номера

Номер 22(307) 30 октября 2002 г.

[an error occurred while processing this directive]