Главная страница [an error occurred while processing this directive]

Главная страница | Архив | Содержание номера

Номер 21(306) 16 октября 2002 г.

Сай ФРУМКИН (Лос-Анджелес)

О памятниках и о памяти...

Советская картина времён "культа личности": Ленин, Сталин и Свердлов вручают Дзержинскому мандат на создание ЧК.

Действительно ли при Муссолини итальянские поезда ходили по расписанию? Я не знаю. Я знаю, что он изобрел фашизм - и слово, и идеологию - и хотел восстановить Римскую империю во главе с собой в роли Цезаря. В 1945 году его повесили за ноги на одной из миланских бензозаправок.

Гитлеру не пришлось заниматься немецкими железными дорогами. Они были надежны и до того, и после того, как он совершил самоубийство в берлинском бункере, всего лишь через несколько дней после казни его итальянского единомышленника.

Ни Гитлеру, ни Муссолини памятников на их родине не воздвигли. Их идеологии запрещены на государственном уровне. Весь мир знает и помнит, сколько страданий они принесли человечеству. Было бы просто абсурдно и непристойно заявлять, что их заслуги на поприще упорядочения движения железнодорожного транспорта перевешивают причиненное ими зло.

Советская империя пережила фашистские империи на 45 лет. Жертвы коммунизма намного превосходят своей численностью жертвы Муссолини и Гитлера, вместе взятых. Историки никак не могут придти к согласию по поводу того, сколько советских граждан были убиты всемогущей тайной полицией - 40 миллионов? 60 миллионов? 80 миллионов? Мы никогда не будем знать точные цифры - они слишком огромны, чтобы осознать их масштабы.

Человек, стоявший у истоков этой смертельной системы террора, Феликс Эдмундович Дзержинский, по прозвищу "железный Феликс", родился в благородном польском семействе в литовском городе Каунас 11 сентября 1887 года. В 1917 году он возглавил только что созданную Чрезвычайную Комиссию (ЧК) по борьбе с контрреволюцией и саботажем. Название этой организации многократно менялось - ОГПУ, ГПУ, НКВД, МВД, КГБ, - но деятельность оставалась той же. Советские средства массовой информации всячески хвалили и воспевали эту организацию "за защиту социализма и выкорчевывание антисоветских элементов", а правительство награждало чекистов орденами, медалями и воздвигало им памятники на народные деньги.

"Железный Феликс" по-прежнему в чести. Так, совсем недавно, в 1999 году, один из посетителей Кремля заметил бюст Дзержинского на столе бывшего полковника КГБ Владимира Путина. В сентябре нынешнего года на интернетовской странице преемника КГБ, Федеральной Службы безопасности, были помещены хвалебные статьи в честь 125-ой годовщины со дня рождения "железного Феликса".

В ночь на 22 августа 1991 года пять подъемных кранов убрали гигантскую статую Дзержинского с площади его имени. Памятник был установлен в 1958 году напротив Центрального Штаба КГБ - печально известного здания, которое по-прежнему служит пристанищем гебистов и которое москвичи называют просто "Лубянкой". Падение статуи Дзержинского было как бы символом падения Советского Союза, поскольку сам Дзержинский был символом репрессивного советского государства.

Одиннадцать лет спустя, властолюбивый мэр Москвы Юрий Лужков объявил, что он поддерживает идею возвращения памятника Дзержинскому на его прежнее место. По его словам, "это был превосходный памятник, и водружение его обратно вовсе не означает возврата к прошлому". Лужков отметил, что во времена Дзержинского допускались определенные "перегибы", но зато именно Дзержинскому Советский Союз обязан улучшению работы железнодорожного транспорта.

Да, "железный Феликс" заставил поезда ходить по расписанию...

Кстати, Лужков совсем не одинок в своей точке зрения. Опрос общественного мнения показал, что 60% респондентов хотели бы возвращения статуи на ее прежнее место, 21% выступили против этого, а 19% воздержались.

Трудно себе даже вообразить, чтобы на столе Канцлера сегодняшней Германии стоял бюст Генриха Гиммлера - главы секретной службы Третьего Рейха. В самом страшном сне не может присниться, чтобы мэр Рима потребовал бы возвращения статуи Муссолини в центр столицы современной Италии. Очевидно, Россия намного терпимее. Большинство наций ненавидит своих злодеев. Россияне вспоминают о них с ностальгией, благоговейным трепетом, безотчетным восхищением.

Интересно, что такое отношение свойственно и многим из тех, кто иммигрировал из СССР в США. Большинство из них несомненно потеряли членов семьи во времена советского террора. И, тем не менее, бруклинская компания, принадлежащая выходцам из СССР, успешно торговала колбасой под названием "Сталинская". В сентябре нынешнего года свыше 1000 иммигрантов в Нью-Йорке заплатили деньги за билеты, чтобы встретиться с ярым антиамериканцем, антисемитом и неофашистом Жириновским. Не слышно среди нашей иммигрантской публики никаких возражений и по поводу восстановления памятника Дзержинскому.

Я хотел бы увидеть в Москве памятники не злодеям, а героям: Сахарову, Гинзбург, Григоренко, - тем, кто смел противостоять советскому режиму и открыто выступать против него. Я хотел бы увидеть монумент Неизвестному Узнику в честь десятков миллионов жертв советских гулагов. Я хотел бы увидеть суды над палачами, судьями, лагерными охранниками и комендантами. И еще я хотел бы, чтобы статуя Дзержинского так и осталась на "кладбище" советских памятников и на помойке истории.

Главная страница | Архив | Содержание номера

Номер 21(306) 16 октября 2002 г.

[an error occurred while processing this directive]