Главная страница [an error occurred while processing this directive]

Главная страница | Архив | Содержание номера

Номер 19(304) 18 сентября 2002 г.

Александр ЩЕРБАКОВ (Одесса)

СТИХИ

A.Щербаков с супругой

АЛЛО!

Еще по-детски утро хрупко,
Еще всерьез не рассвело,
А мы уже снимаем трубку.
А мы уже шумим: Алло!
Разбудим всех, кого застанем,
При свете солнца и лампад.
Алло, дрозды! Алло, заставы!
Алло, осенний листопад!
Опутан глобус проводами,
И дела нету проводам -
Прервем ли сон Прекрасной дамы.
Поднимем родичей в Майами.
Или аукнем господам.
Привычку не переиначить.
Синдром восторга и тоски -
Звонить по поводу удачи
И неудачам вопреки.
Не жаль ни времени, ни ренты
На обретенье новостей
Хоть со страницы "Аргументов",
Хоть у сороки на хвосте.
Почти по щучьему закону,
Опричь намерений благих
Не средством стали телефоны,
А продолженьем нас самих.
Сжимаем голову руками,
Переменяемся в лице,
Когда за длинными гудками
Вдруг замолчат на том конце.
Суметь бы завтра, чем пораньше,
Склонив над трубкою чело,
Вдохнуть в нее: Алло, Земляне!
В дожде ли, в осени, в тумане, -
Планета грешная - АЛЛО!

РУЧЕЙ

В расплаве бронзовых лучей,
В кромешной темени ночей,
Бряцая связками ключей,
Журчит по камешкам ручей,
По общей табели вещей,
Он безымянный и ничей.
Но погоди, он в Каму канет,
И с той минуты Камой станет,
А может, Припятью, Днепром
И поплывет по ним паром.
На том пароме гул речей
Про суть миров и мелочей.
Про глубину ее очей
В мерцаньи камерных свечей,
Про вешний снег, прилет грачей,
Про все, что знает книгочей,
Букет вина и вкус харчей...
Пассажи резвых трубачей
От часа к часу горячей,
В них то свирепый свист бичей,
То отдаленный гул мечей...
Но ни один из трепачей
Так и не вспомнил про ручей.

В.В.

То на взлете, то на склоне,
Скачкой сердце загубя,
Привередливые кони
Выносили к нам тебя.
В пекле песенного жара,
Исторгая струнный стон,
В пальцах плавилась гитара,
Раскалялся микрофон.
Рыцарь чести и отваги.
К сатане и Богу вхож,
На короткий выпад шпаги
Каждым звуком был похож.
Не дрожал вовек за шкуру,
На потребу не жилец.
Падал ты на амбразуру
И проглатывал свинец.
Вне закона и вне срока,
Жизнь сжигая на костре.
Хриплым голосом пророка
Пел последний менестрель.
Неподкупностью глагола,
Всем раскатам буйных гроз
Песня зал брала за горло
И пускала под откос.
В каждой строчке пели трубы,
Зрело терпкое вино -
Кровь поэта жизнелюба.
Богоизбранника. Но
Только злость бывает кстати,
Жуть вставала на дыбы,
Если огненной печатью
Метил каменные лбы.
Не делил ты с теми лбами
Землю грешную. Любя,
Ты тянул ее зубами.
Как солдаты, на себя.
Но пока девятым валом
Шли и нежность и гроза.
На челе твоем пылала
Кровь бубнового туза.

Главная страница | Архив | Содержание номера

Номер 19(304) 18 сентября 2002 г.

[an error occurred while processing this directive]